Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Вениамин Смехов о Лиле Брик: "Есть люди, возле которых любой чувствует себя интересным собеседником"

Купить книгу Вениамина Смехова: https://www.livelib.ru/book/1004971057-zhizn-v-gostyah-veniamin-smehov

Из книги воспоминаний актера Вениамина Смехова "Жизнь в гостях" (Издательство «Старое Кино», 2020): "Среди самых ярких событий моей богатой на встречи судьбы — семь лет постоянного общения с домом и миром Лили Юрьевны Брик и Василия Абгаровича Катаняна. В этом доме не было границы между жизнью и искусством. Любой эпизод быта превращался в художественный акт, а великие имена творцов оживали в веселых подробностях их быта. Малевич, Тышлер, Пиросмани, Пикассо, Хлебников, Луначарский, Мейерхольд, Каменский, Бурлюк, Асеев, Арагон и Триоле — мне кажется, я их не только лицезрел на портретах на стенах квартиры или узнавал в устных рассказах, Мне кажется, я встречался с ними так же запросто и лично, как с другими частыми гостями дома «Лили и Васи» — Константином Симоновым и Зиновием Паперным, итальянцем Луиджи Ноно и французом Антуаном Витезом, Борисом Слуцким и Майей Плисецкой.


На фото: Л. Брик и В. Маяковский снимаются в немом кино, 1918 год. Москва.

Я буду называть Лили Юрьевну Брик так, как было в жизни: «Л.Ю.»‚ «Лиля», «Лили». На фотографии — миниатюрная, хрупкая, худенькая, узкие губы, больше глаза. Не красавица и не «вамп». Грубо выражаясь — интеллектуалка, и, что еще хуже, из московского еврейства. Ее внутренние и внешние качества предоставили широкие возможности для любви, клеветы, восхищения и возмущения — как при жизни, так и после смерти. Конечно, это чудо, как бы его ни пытались объяснить: оставшись в доме поэта-самоубийцы посреди его драгоценного архива, холодея от приближения «карающего меча», маленькая женщина пишет отчаянное письмо Сталину. Оно попадает в «белокаменные пещеры» Кремля, а оттуда возвращается с резолюцией: «Товарищ Ежов, очень прошу вас обратить внимание на письмо Брик... Маяковский был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи. Безразличие к его памяти и его произведениям — преступление. Жалобы Брик, по-моему, правильны. Привет! Сталин». В сейфе Лили Юрьевны, на квартире в доме у Москвы-реки, можно было среди личных реликвий увидеть копию сталинского вердикта.

Самообладанию, наверное, нельзя научиться. В 1960-х годах эта маленькая, почти высохшая женщина — чем она была так защищена, что не погибла от новых и новых атак бесчеловечного государства? — не знаю. И слева, и справа гнусности, неопрятная ложь, и, наконец, крайняя беда. Помощник и свояк всесильного секретаря ЦК КПСС М.А. Суслова, В. Воронцов, его соавтор А. Колосков и директор гос. музея В. Маяковского на Лубянке Макаров в 1968-ом году организовали атаку на Лилю Брик и в юбилейном собрании сочинений поэта сняли все посвящения Л.Ю. Тогда журналом «Огонек» руководил плохой драматург Софронов, антисемит и партийный работник, он в подведомственном журнале напечатал липовые сенсации — статьи «Любовь поэта» и «Смерть поэта», из которых следует, что именно Лиля убила Маяковского. Она и ее (сионистский, разумеется) круг. Семью лишили всех видов заработков. Запрещали восстанавливать выставку «20 лет работы»... Объявили приказ о снесении дома в Гендриковом переулке (переулке Маяковского!), где жил поэт и где первоначально располагался его музей.

Как 80-летняя женщина вынесла все это? Вспомните предсмертную записку поэта: «Всем. В том, что умираю, не вините никого и, пожалуйста, не сплетничайте, Покойник этого ужасно не любил. Мама, сестры и товарищи, простите — это не способ (другим не советую), но у меня выходов нет. Лиля —люби меня...» 1930 год.

А в 1915 году Маяковский писал в стихотворении «Лиличка!»:

И в пролет не брошусь,
И не выпью яда,
И курок не смогу над виском нажать.
Надо мною кроме твоего взгляда,
Не властно лезвие
Ни одного ножа...

До 86 лет она легко сохраняла безусловное первенство в любой компании — по уму, по глубине познаний, по обширности эстетического опыта, по пленительному дару влюбляться в жизнь, интересоваться бесконечностью ее новостей: «Вы из Москвы? А я на даче уже три дня! Ну расскажите, что в Москве, я совершенно отстала от жизни!» Это говорится и звонко, и наивно, и в шутку, и всерьез. В ответ невозможно отбурчаться стереотипом фраз. Излучение творческого тепла было таково, что вы через полчаса ловили себя на странности: оказывается, вы в ответ на вопрос Л.Ю.Б. сочинили совсем недурственный очерк о трехдневных событиях столицы. В очерке были и факты, и вымысел, и едкая ирония, и романтика ваших будней. Говорят: есть люди, возле которых любой чувствует себя интересным, одаренным собеседником. Лили Юрьевна была такой".

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Tags: Вениамин Смехов, Лиля Брик, Маяковский, воспоминания, книги
Subscribe

Posts from This Journal “Лиля Брик” Tag

promo philologist november 15, 07:57 5
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments