Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Евгений Бунимович о Валентине Непомнящем

Год назад умер Валентин Семёнович Непомнящий (1934-2020), литературовед-пушкинист, доктор филологических наук, лауреат Государственной премии Российской Федерации (2001), председатель Пушкинской комиссии ИМЛИ РАН. Евгений Бунимович так вспоминал о его пушкинском факультативе 1970-х годов: "После победы на математической олимпиаде поступил я в легендарную вторую московскую математическую школу, в свеженабранный девятый класс под неблагозвучной литерой « Ж». Надо сказать, что к тому времени как с классической литературой в целом, так и со школьными уроками литературы в частности для меня всё было ясно. В том смысле, что это не имело и не могло иметь ко мне ровно никакого отношения. Потому, удобно расположившись на последней парте, приготовился я мирно продремать оставшиеся два года среди «лишних людей» и «лучей света в тёмном царстве», а затем написать требуемое выпускное сочинение. К тому времени я был опытным советским школяром, и голыми руками меня взять было не просто.



Однако школа оказалась какая-то странная. Математическая - а на уроках литературы было даже интересней, чем на математике и физике. На уроках истории учительница говорила: «Теперь закройте тетради, и я расскажу вам, как это было на самом деле». В школе работал киноклуб, где показывали Феллини, Годара, Бергмана, на поэтических вечерах читали Бог знает кого, вплоть до опального Бродского, интеллектуальными премьерами поочередно козыряли две театральные студии. Где-то за неделю до появления в школе В.С. Непомнящего в Актовом зале Корней Чуковский рассказывал о Некрасове и Уитмене, а буквально накануне кинорежиссер Александр Митта организовал для нас премьеру и обсуждение лучшего, на мой взгляд, своего фильма «Гори, гори, моя звезда» .

Так что объявление на перемене о том, что человек со смешной фамилией Непомнящий будет вести факультатив по Пушкину, не произвело на нас того впечатления, которое произвело на недавнем юбилее Валентина Семёновича моё сообщение о том, что когда-то давно знаменитый юбиляр вёл у нас в школе пушкинский факультатив. Тогда до нас донеслись, разумеется, слухи о том, что он вроде как в опале, что его не печатают, даже из партии вроде выгнали, и всё это, разумеется, образовывало вокруг нового учителя некий романтический флёр. Однако в сравнении с другими нашими тогдашними школьными учителями (учитель географии прошёл ГУЛАГ, учительница биологии была некогда сослана по делу генетиков, только что из школы вынужден был уйти Анатолий Якобсон - после публичного протеста против ввода советских войск в Чехословакию) биография нового пушкиниста казалась вполне вегетарианской.

И всё-таки Непомнящий смог нас завоевать, захватить - сразу, с первой же лекции в видавшем виды и многих знаменитостей потрепанном школьном Актовом зале. Мы ждали всего и готовы были на всё - от панибратства и фамильярности в духе ну-что-брат-пушкин до мемориальной почтительности гражданской панихиды, о которых впоследствии с равной брезгливостью говорил нам на лекциях В.С. Непомнящий. К нашему изумлению, даже модных тогда почти обязательных политических намеков («зависеть от царя, зависеть от народа"») в его завораживавшей речи не было. Он говорил с нами о другом, о главном, всерьёз.

Даже читанные-перечитанные, знакомые наизусть с дошкольных времен сказки пушкинские на этих поразительных встречах представали перед десятиклассниками совершенно иначе. М. Эпштейн, исследующий в книге «Новое сектантство» типы религиозно-философских умонастроений в России тех самых семидесятых, когда Непомнящий вёл у нас свой факультатив, с иронией пишет о тогдашних «пушкинианцах» и «пушкинианстве». Наверное, для нас тогдашних Пушкин действительно становился больше, чем... Нет, просто - больше.

Впрочем, никакого духа сектантства в среде традиционно недоверчивых и ироничных тинейджеров-математиков при этом не было, да и быть не могло. Помню, как-то после одной из лекций я подошёл к Валентину Семёновичу и ехидно спросил, почему он постоянно говорит: "В этой гениальной строке Пушкина", - разве у поэта не было слабых, проходных строк? - и привел, на мой взгляд, вполне убедительные примеры. Мы много и охотно общались после окончания каждого занятия , общение было вполне демократичным, лёгким и взаимоироничным, но тут Непомнящий ответил неожиданно серьёзно: «В этой гениальной строке - потому что это строка гения». Сегодня важно не то, согласен ли я с этой его формулой или нет. Куда важней, что я это помню почти четыре десятилетия спустя.

Ведь это тогда он был вдвое старше нас. Сейчас мы практически ровесники. Жизнь не только идёт, но и проходит. Остаётся немногое - то, что оказалось главным. В том числе - вторая школа, пушкинский факультатив, Валентин Семёнович Непомнящий . Учитель. А с учителя спрос особый. Потому, когда случайно увидел не так давно в какой-то газете публикацию выступления Валентина Семёновича Непомнящеrо в Кремле при вручении ему Государственной премии, стал читать это выступление с некоторой опаской. А вдруг и он туда же, вдруг услышу в eгo выступлении нечто в духе «нет, я не льстец...» . Как раз к месту. Но нет. Я читал строгие, трагические его слова о бедственном положении российской культуры и мысленно благодарил учителя за то, что остался верен себе. А значит - и нам".

Подписывайтесь на мой телеграм-канал: https://t.me/podosokorsky

Tags: Бунимович, Валентин Непомнящий, Пушкин, филология
Subscribe

Posts from This Journal “Валентин Непомнящий” Tag

promo philologist сентябрь 12, 02:21 2
Buy for 100 tokens
Исполнилось 100 лет со дня рождения Станислава Лема (1921-2006), польского писателя-фантаста, философа, футуролога. Приведу фрагмент из его интервью, данного по случаю 150-летия со дня рождения Ф.М. Достоевского изданию "Przyjaźń" в 1971 году: "Достоевский принадлежит, на мой взгляд,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment