Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Карен Степанян. Достоевский и Сервантес: диалог в большом времени

...Сервантес написал Евангелие нам - от Дон Кихота#

Карен Степанян

Достоевский и Сервантес: диалог в большом времени[1]

Как писал М. Бахтин, каждое крупное художественное произведение, входящее в “большое время”, обогащается “новыми значениями, новыми смыслами”, все более раскрывая заложенное в нем содержание. Нередко это происходит в результате встречи с другим крупным художественным явлением: “один смысл раскрывает свои глубины, встретившись и соприкоснувшись с другим <...> смыслом: между ними начинается как бы диалог”[2]. К романам “Дон Кихот” и “Идиот” это относится в высшей степени. Со времени создания первого из этих гениальных произведений прошло почти четыре века, второго - около ста сорока лет, но можем ли мы сказать, что поняли хотя бы в главном ту правду о человеке и человечестве, которая заложена в них? Осмелимся сказать, что далеко не полностью (по ироническому замечанию испанского философа Х. Ортеги-и-Гассета, “Сервантес на небесах все вслушивается в наши споры о его романе, ожидая, когда у него родится внук, чтобы понять его”[3]; то же можно с еще большим правом сказать о Достоевском). Споры, активно ведущиеся сейчас в России вокруг романа “Идиот”, помогают по-новому понять и роман “Дон Кихот”, и, главное, перекличку этих произведений через века. Но еще более важен диалог - опять же в бахтинском понимании - между “завершенными высказываниями” их авторов, Достоевского и Сервантеса, в контексте мировой культуры, духовного развития Испании и России.

Есть немало общего в биографиях Сервантеса и Достоевского. Оба происходили из старинных, но обедневших дворянских родов. Оба узнали в молодости тяготы военной службы и вынесли почти одинаковый срок (4-5 лет) тягчайшей неволи: сибирская каторга у Достоевского и алжирский плен у Сервантеса. Мы помним о пережитом Достоевским ожидании неминуемой смертной казни, отмененной в последний момент. Сервантесу такие страшные мгновения пришлось вынести даже несколько раз, когда срывались организованные им попытки побега из алжирского плена.

Надо ли говорить, сколь многое дал обоим писателям этот уникальный в истории мировой литературы опыт - опыт существования в условиях экстремальных, выявляющих все свойства человеческой натуры, вплоть до пребывания буквально на грани жизни и смерти? Кстати, интересно, что и тот, и другой вышли на свободу, когда им исполнилось 33 года. Свою литературную деятельность Сервантес начал, как и Достоевский, с драматического жанра (впоследствии драматургичность их романов будут отмечать как совершенно особое в мировой прозе явление). Обоим приходилось почти всю жизнь отчаянно бороться с нищетой.

Очень схожи типологически и те ситуации, в которых создавали свои шедевры испанский и русский писатели.

“Есть мировая перекличка от страны к стране”, - писал Константин Бальмонт[4]. Многое объединяет Испанию и Россию. В период Реконкисты, восстанавливая и вновь создавая свое государство в противоборстве с иноземными захватчиками, испанцы опирались на веру как основу жизни нации - как и Россия в эти же времена и позже, противостоя татарам, немцам, шведам и полякам; и потом еще много веков религиозность отмечали как одну из определяющих особенностей русского и испанского менталитета. Очень важно и нахождение в некоем пограничье между европейским и мусульманским, западным и восточным мирами и культурами, а также между Европой и Америкой (Латинской) - как Россия между Европой и Азией. Испанский литературовед Г. Диас-Плаха пишет: “Как не отметить тот исторический факт, что в прошлом и Испания, и Россия складывались в пограничных зонах, на окраинах Европы? <...> И вы и мы чувствуем себя частью Европы, но вместе с тем умеем взглянуть на европейскую культуру извне, из более широкого исторического контекста”[5]. И, рискнем сказать, на пике этого схождения двух духовных континентов - России и Испании - находятся именно Достоевский и Сервантес. Совершенно не случайно писал Юрий Айхенвальд: “Пускай Испания - историческая родина Дон Кихота. В России он нашел себе второе отечество”[6].

Кризисная для традиционных ценностей эпоха Возрождения в Испании имела свою специфику - и философскую, и литературную. Замечательный испанский поэт и философ Мигель де Унамуно писал: Испания “прошла, по необходимости, через Возрождение, Реформацию и Революцию, кое-чему научившись, правда, у них, но сохранив нетронутой свою душу...”[7]. “В эпоху Возрождения (XVI-XVII вв.) испанский гуманизм органически вобрал в себя средневековое мироощущение, поэтому испанская философия (того времени. - К. С.) имела скорее религиозный, чем светский характер”[8]. А один из крупнейших современных испанских писателей Хосе Лосано Хименес утверждал, что “в Испании Возрождение носило литературный характер” и литература обретала “статус способа познания реальности, т. е. возможности говорить об истине и мыслить через повествование - что так заботило самого Сервантеса”[9].

Полностью здесь: http://magazines.russ.ru/inostran/2011/12/st15.html


Tags: Достоевский, Испания, Сервантес, литература
Subscribe

promo philologist ноябрь 15, 07:57 2
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments