?

Log in

No account? Create an account

Блог Николая Подосокорского

Культура, наука, образование

Смешные стулья-животные.
9 vrata
philologist
Originally posted by marinni at Смешные стулья-животные.

Смешные стулья-животные.






MOREСвернуть )
Метки:

promo maxim_nm 14:45
Buy for 110 tokens
Так, друзья, сегодня будет рекламный пост на одну интересную тему — сейчас разыгрывается максимальный джек-пот в целых €90 миллионов в одной из новых лотерей под названием Евроджекпот. До начала розыгрыша совсем немного времени — он состоится уже сегодня, в пятницу 22 ноября,…

Творческая встреча с Евгением Евтушенко в Новгородской филармонии
9 vrata
philologist
26 июля 2011 г. в 18:30 в Новгородской областной филармонии состоится творческая встреча с поэтом
ЕВГЕНИЕМ ЕВТУШЕНКО.


Андрей Кабилов

Евгений Евтушенко – легендарный поэт, знаковая фигура в отечественной культуре, лауреат многих десятков российских и международных премий. Но главная награда, которой он отмечен – любовь читателей и слушателей, выдержавшая испытание временем и обстоятельствами.

В новую книгу, кроме стихов – любовных, публицистических, воспоминательно-исповедальных, вошли фрагменты мемуаров, посвященных тем или иным важным или любопытным событиям истории, непосредственным свидетелем которых был автор, а также своеобразные, в чем-то неожиданные портреты друзей – Андрея Вознесенского, Беллы Ахмадулиной, Владимира Высоцкого. Завершает книгу оригинальный, не имеющий аналогов путеводитель по музею современной живописи, созданному поэтом в Переделкино, где представлены работы Марка Шагала, Пабло Пикассо, Макса Эрнста, Олега Целкова. Музей этот, выросший из личной коллекции Евгения Евтушенко, был подарен им народу, читателям и слушателям поэзии, с которыми он всегда чувствует кровную и нерасторжимую связь.

Цена билетов: 400 – 450 руб.

filarmon.natm.ru


Игорь Волгин в эфире радио «Финам FM» 15 июля:
9 vrata
philologist

Трейлер фильма "Буря" (2010)
9 vrata
philologist

Татьяна Касаткина. О вере Запада
9 vrata
philologist


Волю западного христианства часто называют "земной, созидающей, рациональной". Можно согласиться - земной, созидающей, но все же вряд ли рациональной. Назвать рациональной волю, начинающую строить храм, купол для которого невозможно и немыслимо создать, и изобретен он будет через сто пятьдесят лет, думаю, нельзя. Это воля веры, уверенности в Господе и в человеке, - в том, что если ты сделаешь все, что мог, на своем месте, непременно придет тот, кто подхватит твое дело, как подхватывают знамя из рук сраженного и умирающего знаменосца. И неважно, что ты бьешься, не видя соратников, умираешь, не видя преемников, что если рационально размышлять, абсолютно очевидно, что обречен и ты, и твое дело. Соратники и преемники непременно где-то есть, в этом ты полагаешься на Господа. Главное чудо западного мира в том и состоит, что эти соратники и преемники всегда приходят – именно потому, что ты бился тогда, когда надежды уже не было, что ты, несмотря ни на что, сделал на своем месте все, что от тебя зависело. Этому чуду посвящена трилогия Толкиена «Властелин колец» и семикнижие Роулинг «Гарри Поттер».

vkontakte.ru/note84927535_11181829


Дмитрий Быков // "Новая газета", №77, 18 июля 2011 года
9 vrata
philologist
Originally posted by jewsejka at Дмитрий Быков // "Новая газета", №77, 18 июля 2011 года



ОБ ОДЕССЕ БЕЗ КРИКА

Первый Одесский международный литературный фестиваль: чем дальше от бабелевской матрицы — тем успешнее.

Одесский международный литературный фестиваль (9-13 июля) был посвящен Исааку Бабелю и приурочен к открытию его памятника в Одессе. Скульптор — Георгий Франгулян, макет одобрен вдовой Бабеля, успевшей увидеть эскизы и умершей в позапрошлом году, — ей было 101. В лучших одесско-бабелевских традициях, в духе добродушного абсурда, памятник установить не успели — и фестиваль превратился в конференцию по бабелевскому творчеству с участием литературоведов, писателей, посильно усваивающих его уроки, художников, вдохновленных его прозой, и начитанных одесситов, гордых традицией. Отчет об этом событии обречен быть идиллическим, захлебывающимся, не лишенным одесского колорита и довольно пошлым. Сломаем-ка мы эту традицию.

Разумеется, без благодарностей и восторгов не обойдешься — уже потому, что в наше время любой, кто посильно преодолевает энтропию, заслуживает доброго слова. Спасибо Ирине Барметовой, главному редактору «Октября», которая вывезла в Одессу два десятка российских гостей, в том числе весьма именитых. Много потерял тот, кто не видел одесского литературного музея, демократичнейшего и дружелюбнейшего из всех, какие я знаю, не считая, может быть, дома Волошина в Коктебеле. Его директор Татьяна Липтуга, ее зам по науке Алена Яворская (Катаев, Олеша, двадцатые годы), ученый секретарь Елена Каракина (Жаботинский), Галина Закипная (Пушкин) — олицетворение эрудиции, такта и доброжелательности; нигде получение нужной информации и нужного архивного документа не обставлено такими минимальными формальностями и не сопровождается таким количеством полезных консультаций. Этот музей — самый домашний из тех, что мне доводилось видеть, — поистине идеальная площадка для фестиваля, для докладов и дискуссий, мастер-классов и творческих вечеров. Только тут — да в немногих одесских домах — осталось еще местное, столь многими воспетое сочетание ума и непосредственности (потому что непосредственная глупость, согласимся, ужасна); только здесь еще живо фирменное сочетание роскоши и нищеты. Что вы хотите: документов, мемуаров, рукописей — тысячи единиц хранения, а интернет есть на одном компьютере, в директорском кабинете. Про зарплаты молчу. Но в Одессе жаловаться не принято, и эту традицию мы ломать как раз не будем.

И гости приехали достойные — на их мастер-классы я и в Москве бы с удовольствием сбегал, проводись они тут. Из Петербурга — Валерий Попов, чуть ли не единственный современный российский новеллист. Не будем вдаваться в разницу между рассказом и новеллой, хотя она довольно очевидна — писать вялые, аморфные рассказы у нас научились сотни, кабы не тысячи, а вот новелла, по-бабелевски остроумная и лаконичная, по-мопассановски динамичная, по-трифоновски неоднозначная, дается единицам, и Попов тут признанный мастер. Из Москвы — Михаил Жванецкий, в рекомендациях не нуждающийся, а также рассказчик и переводчик Асар Эппель, написавший по «Закату» отличный мюзикл «Биндюжник и король» на музыку Александра Журбина; из всех переводов Эппеля именно этот — с прозаического на поэтический — удался ему наилучшим образом. Николай Богомолов, авторитетнейший специалист по литературе первой четверти ХХ века, — его семинар я слушал все пять лет на журфаке и многие монологи, поражавшие нас тогда, помню почти дословно. Вячеслав Пьецух, прямой наследник Бабеля по искандеровской линии, — насмешливый мудрец, скрывающий под ироническим спокойствием вечную русскую тревогу и тоску. Первоклассный поэт Юрий Кублановский, с которым я почти ни в чем не согласен, — но которого нельзя не назвать в числе лучших стихотворцев последнего тридцатилетия. Владимир Салимон, поэт не столько иронический, сколько элегический и неизменно сдержанный. Елена Якович, чьи документальные фильмы — о Бабеле и Викторе Некрасове — собирали полный Золотой зал музея. Приехал из Америки и внук Бабеля, актер и режиссер Андрей Малаев, и оказался прелестным человеком, насмешливым и деликатным. Публика была благодарной, гостиница «Бристоль» — роскошной, зал скульптур при музее — тенистым, море — теплым, Привоз — изобильным, и вообще всё было по высшему разряду; идиллия на этом заканчивается, и начинается разговор по существу.

Рискну сказать малоприятную вещь, но Одесский международный фестиваль — и сама местная культурная жизнь — будут тем более успешными, чем дальше отойдут от бабелевской матрицы, от того самого образа Одессы, создание которого считается главной заслугой Бабеля в русской литературе. Создать-то он создал, но теперь это надо преодолеть. Мне — и, думаю, не мне одному — давно уже невыносимо видеть, как почти вся Россия превращается в памятник себе. Это случилось, увы, с Петербургом, где живой культуре почти негде быть — она задыхается в безденежье и безработице, у нее почти нет площадок для нормального творческого общения, и это далеко не улучшает местные нравы. Это случилось и с Одессой, симметричной Петербургу почти во всем, — тоже расчерченная, размеренная, но южная столица, женский лик империи, ответ Екатерины Петру. Сейчас Одесса пребывает не в материальном, слава богу, но в явном духовном упадке, и хорошо, если фестиваль переломит эту тенденцию: здесь очень мало своих поэтов, а те, что есть, — несопоставимы с титанами двадцатых и даже с лучшими из киевлян. С прозой все тоже как-то не очень, судя по даримым образцам и обзору журнальных публикаций. Лучший одесский прозаик и очень интересный поэт Мария Галина давно переехала в Москву, и правильно сделала. Одесса живет на проценты с капитала — но сколько же можно, помилуйте, эксплуатировать пять рассказов и одну пьесу Бабеля, два романа Ильфа и Петрова и повесть Катаева? Заметим, что ни Багрицкий, ни Бабель, ни Олеша не были так уж замкнуты на Одессе, как и Грин на Крыме: их весь мир манил, им Дидель-птицелов и Тиль были ближе соседа с Молдаванки. Бабель — писатель первейшего класса, но Беня Крик — не самый интересный его герой; честно говоря, от одесского юмора тошнит давно, и не потому, что это юмор плохой, а потому, что он ужасно однообразен. Украинизация Одессы, конечно, не пошла ей впрок, но думается, что город провинциализируется и без этого: эксплуатация штампов — занятие расслабляющее, паразитическое. Одессе, если она хочет остаться культурной столицей евразийского юга, нужен новый миф — и необязательно ждать нового первоклассного прозаика, чтобы его создать. Бабель возник на прекрасно удобренной почве — Чуковский, Куприн, упомянутый Жаботинский, десятки меценатов, графоманов, издателей эту почву рыхлили и подкармливали, и, чтобы в Одессе появилась своя новая культура, — ей прежде всего необходима среда. Для этого в городе есть всё необходимое — такой талантливой, отзывчивой и умной публики мне давно не приходилось видеть, вопросы задаются по делу, ответы понимаются с полуслова. Но в Одессе плохо с литературными альманахами, студиями, издателями, концертными площадками и дискуссионными клубами. И думается мне, это происходит не только потому, что мало денег и утрачивается статус: Одесса по-прежнему богатый портовый город, туристическая Мекка и знаменитый курорт. Дело в том, что миф о городе крикливых торговок, аристократичных жуликов и меланхоличных еврейских философов, о городе контрабанды, торговли и воровства, многословных острот и легкомысленных красавиц — чрезвычайно удобен для эксплуатации. В конце концов, мы все с нашими водкой, икрой, Достоевским, Карениной, балетом, Сталиным и спутником так надоели сами себе, что дальше ехать некуда, — а ничего нового придумать не в состоянии. Так и выезжаем на этом наборе, отлично сознавая его унылость и неадекватность. Нужно, чтобы кто-нибудь громко сказал о пошлости одесского культурного мифа, который в свое время был очарователен, но время это прошло.

Напоследок об одном соображении, которое пришло мне при чтении проницательной богомоловской статьи, посвященной анализу одного из «Одесских рассказов». В начале ХХ века явились два, что называется, градообразующих текста — одесский цикл Бабеля (в центре которого, конечно, «Закат») и «Петербург» Андрея Белого, его вторая редакция вышла в свет почти одновременно с «Одесскими рассказами». Самое интересное, что и то и другое посвящено теме отцеубийства или по крайней мере явно фрейдистскому конфликту главного героя с отцом: Николай Аполлонович Аблеухов должен осуществить покушение на ненавистного отца-сенатора, а Беня Крик насмерть схватился с могучим Менделем, слывущим грубияном даже среди биндюжников. При всем несходстве внешнего оформления этих конфликтов они глубоко неслучайны: речь-то идет о закате. Без победы Бени над Менделем, без освобождения Николая Аблеухова от отцовского скрипучего диктата не будет ни новой Одессы, ни нового Петербурга.

Надо бы сейчас как-нибудь деликатно, без отцеубийства, повторить этот акт освобождения — и отринуть изношенные мифы ради нового величия.

Иначе Одесса таки будет ходить по кругу тудой-сюдой и говорить за Беню, чтоб он так был здоров, хотя шо может быть хорошего, я вас умоляю, в бандите, который давно умер-шмумер? Дело надо сделать, одесситы, и потом можно слюни пускать.

.

Нужна экспертная помощь!
9 vrata
philologist
Друзья! Возможно, кто-то из вас сможет помочь. Необходимо узнать хоть какие-то сведения вот об этой вещице.



Сама вещь серебряная. Известно, что она попала в качестве военного трофея к деду моих знакомых. Он ее привез якобы из поместья Паулюса, однако, откуда именно точно неизвестно. Интересует следующее: Чей это герб? Что на нем написано? Кто последним владел этой вещью? Любая зацепка или дельный совет были бы весьма кстати.




«Гражданин поэт» - ПОДМОСКОВНЫЕ ВЕНЧУРА
9 vrata
philologist
В свежем выпуске проект «Гражданин поэт» представляет Агнию Барто. В связи с расширением Москвы за пределы МКАД и планирующимся перемещением на новые территории госучреждений и институтов Дмитрий Быков актуализировал (и масштабировал) стихотворение Барто «Дом переехал». Новую версию излагает Михаил Ефремов


Двести лет назад родился Уильям Мейкпис Теккерей
9 vrata
philologist
Теккерею было четыре года, когда битва при Ватерлоо закрыла эпоху великих европейских потрясений, а главный фигурант многолетней трагикомедии — муж судьбы, возмутитель спокойствия, властитель континента, кумир юношей, сын и победитель революции Наполеон Бонапарт — во второй раз отрекся от престола и отправился на остров Св. Елены.



Последний приют изгнанника вселенной посещали не только волшебные, но и вполне обычные корабли, в частности тот, на котором плыл из Индии в метрополию шестилетний будущий писатель. Еще через два года другой властитель тогдашних дум — лорд Байрон — начал роман в стихах с демонстративных поисков протагониста и, язвительно отвергнув скопище «правильных» деятелей, остановил выбор на Дон Жуане. Времена героев — титанов, демонов, роковых вершителей судеб — кончились. Главная книга Теккерея снабжена подзаголовком роман без героя. Подзаголовком не менее принципиальным, чем ее отсылающее к Экклезиасту название, в котором сплавились брезгливое отвращение и усталое снисхождение к пестрой и однообразной дури бедного рода человеческого. «Ярмарка тщеславия». В старом переводе — «Базар житейской суеты».

Читать дальше...Свернуть )


Топ-20 самых страшных кинозлодеев
9 vrata
philologist
Эксперты американского еженедельного журнала Entertainment Weekly составили список самых страшных злодеев в мировом кино. На первом месте оказался Дарт Вейдер, главный герой киноэпопеи "Звездные войны", сообщает OpenSpace.



Дарт Вейдер (он же Энакин Скайуокер, перешедший на Темную сторону Силы) обогнал в рейтинге журнала таких выдающихся отрицательных героев, как психиатр и серийный убийца Ганнибал Лектер из "Молчания ягнят" и гауптштурмфюрер СС Амон Гет из "Списка Шиндлера".

Рэйф Файнс, сыгравший Гета, удостоился еще одного упоминания в первой двадцатке журнала - за роль злого волшебника Волан-де-Морта, которую он исполнил в нескольких фильмах франшизы о Гарри Поттере.

Читать дальше...Свернуть )
А вот наши, российские, советские кинозлодеи в список совсем не попали. Кого на ваш взгляд следовало бы туда включить, если создавать альтернативный список? Ленина, Мордаунта, Кащея Бессмертного?

Метки:

Умерла армянская актриса, вдова Фрунзика Мкрчяна
nekrolog
philologist
Известная армянская актриса театра и кино, вдова Народного артиста СССР Фрунзе (Фрунзика, Мгера) Мкрчяна, Донара Мкртчян умерла на 70-м году жизни, сообщает агентство "Новости-Армения" со ссылкой на информацию пресс-службы Министерства культуры страны.



Донара Мкртчян была известной актрисой в 1970-х - 1980-х годах, работала в Ереванском академическом театре имени Сундукяна. Зрителям она запомнилась по сыгранным ролям в картинах "Кавказская пленница", "Хатабала", "Помада N4", "Приключения Мгера", а также благодаря блестящей игре в спектаклях "Да, мир перевернулся", "Абрикосовое дерево", "Брат Пахтасар", "Шестьдесят лет и три часа", "Салемские ведьмы", "Глава республики".


Культурным столицам нужны новые мифы. Обзор прессы за неделю
9 vrata
philologist
На неделе газеты писали о новых книгах Леонида Зорина, Джулиана Барнса, Катрин Милле и других авторов, публиковали интервью с Дмитрием Даниловым, а Дмитрий Быков изложил свою точку зрения по поводу Первого Одесского международного литературного фестиваля.



Приложение к «Независимой газете», «НГ-Exlibris», в выпуске от 14 июля публикует интервью с прозаиком Дмитрием Даниловым, автором книг «Черный и зеленый», «Дом десять», «Горизонтальное положение». «В конце мая новый роман Дмитрия Данилова «Горизонтальное положение» вошел в «короткий» список премии «Большая книга»», напоминает газета. «Имена небольших населенных пунктов, рек, озер, улочек у вас не выдуманные, но в таком большом количестве они почти инструмент – помогают создавать какую-то особенную атмосферу. Откуда у вас такая любовь к географическим названиям?», – спрашивает корреспондент. «Я вообще люблю описывать те или иные топосы, как же мне не любить топонимы? Но вообще в «Горизонтальном положении» я эти навязчивые перечисления названий улиц и населенных пунктов использовал как дополнительное средство нагнетания монотонности, придания тексту тягуче-депрессивного ритма, интонации», – отвечает Данилов. «В условно автобиографических текстах («Черный и зеленый», «Дом десять» и особенно «Горизонтальное положение») ничего не придумано, но многое умолчано, а многое, наоборот, выпячено. Ну, например, в «Горизонтальном положении» полностью выведена за скобки семейная жизнь лирического героя (а у автора она имеется и значима для него) и, наоборот, несколько преувеличена склонность к тупому депрессивному безделью.

Читать дальше...Свернуть )


Вандал изрисовал красками картину Никола Пуссена
leonardo
philologist
Британская полиция задержала злоумышленника, изрисовавшего красной краской картину эпохи классицизма в Лондонской Национальной галерее, сообщает газета Guardian.



Инцидент с полотном "Поклонение золотому тельцу" кисти Никола Пуссена - французского художника, стоявшего у истоков живописи классицизма, произошел в минувшую субботу. Вандалом оказался 57-летний мужчина, предположительно француз. Мотивы его поступка выясняются.

Читать дальше...Свернуть )


Медведев лишил Россию уникальной книжной коллекции
9 vrata
philologist
Уникальная книжная коллекция древнего венгерского рода Эстерхази, перемещенная в СССР в результате Второй мировой войны, будет передана Австрии по решению Дмитрия Медведева. Слабым утешением служит лишь то, что прежде раритеты, хранящиеся в фондах Библиотеки иностранной литературы в Москве, переведут на электронные носители. Правительство РФ выделило на проведение этой работы 13 миллионов рублей (около полумиллиона долларов).



В интервью "Голосу России" генеральный директор библиотеки Екатерина Гениева оценила распоряжение о передаче коллекции Австрии таким образом: "Это замечательный жест доброй воли, - добавляет Екатерина Гениева, - основанный на юридических моментах наших законов. Но это и желание сделать отношения внутри европейского дома нормальными, дружескими, профессиональными. Потому что, если только не рассматривать книгу как товар, то все равно где она находится – мы ведь живем в XXI веке, когда есть любые электронные способы знакомства с книгой! Сейчас мы делаем электронные копии этой красоты для того, чтобы она была доступна мировому сообществу".

Казалось бы странно, что высокопоставленный библиотекарь говорит о том, что ей все равно, где находятся ценнейшие книги из библиотеки, которой она руководит. Однако решение начальства, каким бы вредным и губительным не было оно для российской культуры, вот такие вот чиновники, похоже, одобрят в любом случае.

Читать дальше...Свернуть )

Лично я считаю, что раз трофей, то трофей, мы в войну тоже многого лишились - вся история этим наполнена. Многие крупные музеи мира, к примеру, имеют ценные экспонаты, на которые претендуют другие страны. Пока Германия не отдала бюст Нефертити Египту, а Франция захваченные еще Наполеоном картины - Италии и т. д. - не надо ничего никому возвращать. Это это не культурное сотрудничество, а банальное разбазаривание нашего достояния. Этак скоро мы и Курилы отдадим. Ведь, если следовать такой логике, то какая разница, кому принадлежат острова? Ведь это будет способствовать укреплению дружбы с Японией! А вот еще шведский посол Кемску волость требует!? Да пусть забирает...