May 9th, 2013

9 vrata

Незнакомый Верещагин

Оригинал взят у eho_2013 в Незнакомый Верещагин

Когда речь заходит о Василии Верещагине, прежде всего вспоминают его батальные полотна, потом исторические или "этнические", написанные в далеких экзотических странах. Трудно представить его мастером глубоко религиозной живописи, украшающей храмы.

вер.вас.вас

В художественной среде Верещагин считался "отъявленным революционером" и почти атеистом.Он ниспровергал каноны, демонстративно отказался от профессорского звания в Академии художеств, заявив в полемическом задоре, что от картин академистов "разит мертвечиной". Его собственные картины на сюжеты Нового Завета, созданные в Палестине (а Палестинский цикл включал свыше 50 картин и эскизов), были запрещены к показу в России, до такой степени они не совпадали с православными представлениями об образе Христа.

вер.у.реп.ст
Василий Васильевич Верещагин. У крепостной стены

Поэтому, когда речь заходит о шести полотнах евангельской тематики, написанных для Храма Христа Спасителя (они чудом уцелели во время уничтожения Храма), многие испытывают недоумение - вроде бы их автор Василий Верещагин, но манера письма совершенно не характерна для автора знаменитого "Апофеоза войны" и напоминает об итальянской школе живописи.
Дело в том, что их автор - действительно Василий Верещагин, но не Васильевич, а Петрович, однофамилец и тезка великого баталиста. Работы Василия Петровича часто приписывают более знаменитому собрату.

вер.вас.петр
Василий Петрович Верещагин

Второй Василий Верещагин как раз был академистом - и выпускником Петербургской Академии художеств, и ее преподавателем в звании профессора исторической и портретной живописи. Его работы не раз получали золотые медали на международных выставках. Например, картина "Илья Муромец на пиру у князя Владимира" удостаивалась золотых медалей дважды - на Всемирных выставках в Лондоне (1872) и в Вене (1873). Позже она вместе с другими картинами на темы русских былин украсила дворец великого князя Владимира Александровича в Петербурге (ныне Дом ученых). Много художник работал и для православных соборов - Исаакиевского в Санкт-Петербурге, Успенского собора Киево-Печерской Лавры. Его росписи в церкви Марии Магдалины в Иерусалиме считаются необыкновенно выразительными.
Для Храма Христа Спасителя он подготовил не только картины с изображениями Христа (образ Христа был главным в Храме, посвященном его имени), но и ряд икон, которые, к сожалению, погибли.

вер.мол.чаш
Василий Петрович Верещагин. "Моление о чаше"
Collapse )
promo philologist november 15, 07:57 5
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
9 vrata

Незнакомый Верещагин

Оригинал взят у eho_2013 в Незнакомый Верещагин

Когда речь заходит о Василии Верещагине, прежде всего вспоминают его батальные полотна, потом исторические или "этнические", написанные в далеких экзотических странах. Трудно представить его мастером глубоко религиозной живописи, украшающей храмы.

вер.вас.вас

В художественной среде Верещагин считался "отъявленным революционером" и почти атеистом.Он ниспровергал каноны, демонстративно отказался от профессорского звания в Академии художеств, заявив в полемическом задоре, что от картин академистов "разит мертвечиной". Его собственные картины на сюжеты Нового Завета, созданные в Палестине (а Палестинский цикл включал свыше 50 картин и эскизов), были запрещены к показу в России, до такой степени они не совпадали с православными представлениями об образе Христа.

вер.у.реп.ст
Василий Васильевич Верещагин. У крепостной стены

Поэтому, когда речь заходит о шести полотнах евангельской тематики, написанных для Храма Христа Спасителя (они чудом уцелели во время уничтожения Храма), многие испытывают недоумение - вроде бы их автор Василий Верещагин, но манера письма совершенно не характерна для автора знаменитого "Апофеоза войны" и напоминает об итальянской школе живописи.
Дело в том, что их автор - действительно Василий Верещагин, но не Васильевич, а Петрович, однофамилец и тезка великого баталиста. Работы Василия Петровича часто приписывают более знаменитому собрату.

вер.вас.петр
Василий Петрович Верещагин

Второй Василий Верещагин как раз был академистом - и выпускником Петербургской Академии художеств, и ее преподавателем в звании профессора исторической и портретной живописи. Его работы не раз получали золотые медали на международных выставках. Например, картина "Илья Муромец на пиру у князя Владимира" удостаивалась золотых медалей дважды - на Всемирных выставках в Лондоне (1872) и в Вене (1873). Позже она вместе с другими картинами на темы русских былин украсила дворец великого князя Владимира Александровича в Петербурге (ныне Дом ученых). Много художник работал и для православных соборов - Исаакиевского в Санкт-Петербурге, Успенского собора Киево-Печерской Лавры. Его росписи в церкви Марии Магдалины в Иерусалиме считаются необыкновенно выразительными.
Для Храма Христа Спасителя он подготовил не только картины с изображениями Христа (образ Христа был главным в Храме, посвященном его имени), но и ряд икон, которые, к сожалению, погибли.

вер.мол.чаш
Василий Петрович Верещагин. "Моление о чаше"
Collapse )
9 vrata

Кашеваров А.Н. Советская власть и судьбы мощей православных святых

Кашеваров А.Н. Советская власть и судьбы мощей православных святых. Издательство Наука, Санкт-Петербург, 2013. 228 стр., 60х90/16. ISBN 978-5-02-038309-8

2

Книга является первой в отечественной историографии работой обобщающего характера, посвященной судьбе мощей православных святых в контексте государственно-церковных отношений советской эпохи.Предназначена для преподавателей социально-гуманитарных дисциплин и студентов вузов, учителей средних школ и всех, кто интересуется отечественной историей.

9 vrata

Кашеваров А.Н. Советская власть и судьбы мощей православных святых

Кашеваров А.Н. Советская власть и судьбы мощей православных святых. Издательство Наука, Санкт-Петербург, 2013. 228 стр., 60х90/16. ISBN 978-5-02-038309-8

2

Книга является первой в отечественной историографии работой обобщающего характера, посвященной судьбе мощей православных святых в контексте государственно-церковных отношений советской эпохи.Предназначена для преподавателей социально-гуманитарных дисциплин и студентов вузов, учителей средних школ и всех, кто интересуется отечественной историей.

9 vrata

Татьяна Касаткина. Заключительное слово на подведении итогов XV Юношеских достоевских чтений

08.05.2013. Зав. отделом теории литературы ИМЛИ РАН, Председатель Комиссии по изучению творческого наследия Ф. М. Достоевского Научного совета "История мировой культуры" РАН, доктор филологических наук Татьяна Касаткина. Благодарность Комитету гражданских инициатив, возглавляемому А.Л. Кудриным. Заключительное слово на подведении итогов XV Юношеских чтений «Произведения Ф.М. Достоевского в восприятии читателей XXI века» (Старая Русса, Дом-Музей Ф.М. Достоевского). Аудиозапись.

Чтения прошли при финансовой поддержке Комитета гражданских инициатив (http://komitetgi.ru/), возглавляемого А.Л. Кудриным.



9 vrata

Козлов В.И. Русская элегия неканонического периода: очерки типологии и истории

Козлов В.И. Русская элегия неканонического периода: очерки типологии и истории. Издательство Языки славянской культуры, Москва, 2013. 280 стр., 60х90 1/16. ISBN 978-5-9551-0632-8

2

Восприятие поэзии в последние два века колеблется между двумя безднами — либо с определённого момента вся она отдаётся на откуп такому внежанровому образованию, как «лирическое стихотворение», либо в каждом тексте видится только индивидуальное и оригинальное. Монография В.И.Козлова предлагает срединный вариант, который позволяет увидеть поэзию в её небесконечном разнообразии. Исследователь предлагает системный подход к жанру элегии, показывая, что этот жанр не только не умер в пушкинскую эпоху, но и активно развивался в последние два века. В подходе к элегии акцент в работе делается не на выработке единого типологического определения жанра, а на выделении конкретных жанровых моделей. При таком ракурсе представление об элегии становится максимально конкретным, а сама элегия предстаёт как весьма разнообразное явление, к которому нельзя подходить с единой меркой.Книга предназначена для литературоведов-исследователей, студентов-филологов, учителей-словесников, а также для читателей, которые интересуются вопросами развития русской поэзии.

9 vrata

Козлов В.И. Русская элегия неканонического периода: очерки типологии и истории

Козлов В.И. Русская элегия неканонического периода: очерки типологии и истории. Издательство Языки славянской культуры, Москва, 2013. 280 стр., 60х90 1/16. ISBN 978-5-9551-0632-8

2

Восприятие поэзии в последние два века колеблется между двумя безднами — либо с определённого момента вся она отдаётся на откуп такому внежанровому образованию, как «лирическое стихотворение», либо в каждом тексте видится только индивидуальное и оригинальное. Монография В.И.Козлова предлагает срединный вариант, который позволяет увидеть поэзию в её небесконечном разнообразии. Исследователь предлагает системный подход к жанру элегии, показывая, что этот жанр не только не умер в пушкинскую эпоху, но и активно развивался в последние два века. В подходе к элегии акцент в работе делается не на выработке единого типологического определения жанра, а на выделении конкретных жанровых моделей. При таком ракурсе представление об элегии становится максимально конкретным, а сама элегия предстаёт как весьма разнообразное явление, к которому нельзя подходить с единой меркой.Книга предназначена для литературоведов-исследователей, студентов-филологов, учителей-словесников, а также для читателей, которые интересуются вопросами развития русской поэзии.

9 vrata

Остановить уничтожение Российского института истории искусств

Президенту РФ В.В.Путину, Председателю Правительства РФ Д.А.Медведеву: Остановить уничтожение Российского института истории искусств.

Petition by Российский институт истории искусств

Открытое письмо коллектива Российского института истории искусств

В конце 2012 года общественное мнение страны вынудило Министерство культуры РФ приостановить реализацию своих планов по уничтожению гуманитарных научно-исследовательских институтов, финансируемых из государственного бюджета. Тогда профессиональное сообщество продемонстрировало удивительную для людей творческого труда и строя мыслей солидарность и гражданскую ответственность. Оно было горячо поддержано согражданами, понимающими, что науки о культуре и искусстве – это не забава интеллектуалов, а важнейшая часть фундамента, на котором стоит самосознание нации.

Теперь, учтя ошибки и промахи первой попытки, МК РФ начинает новый этап борьбы с учеными, используя старый проверенный принцип «разделяй и властвуй».
Руководство страны велело отраслевым чиновником повысить зарплату научным сотрудникам и профессорско-преподавательскому составу научных и образовательных учреждений, как, впрочем, и работникам всей социальной сферы. На практике это похвальное решение оборачивается массовым разрушением самих учреждений и конкретных человеческих судеб.

Необходимость повышения зарплаты без каких-либо дополнительных финансовых вливаний и обязательств государства в первом квартале привела к массовым увольнениям. В мае МК РФ показалось недостаточным выполнить указание руководства о 100% соответствии зарплаты персонала институтов средней по региону. Теперь это должны быть 128% в рамках все того же бюджета прошлых лет, составленного даже без учета инфляционных потерь. Сегодня нам предлагают своими руками выкинуть из профессии еще треть наших коллег. Но даже крысы покидают территории, где внутри сообщества начинается спровоцированное поедание собратьев.
На протяжении столетия Российский институт истории искусств является единственным искусствоведческим учреждением Санкт-Петербурга и всего Северо-Западного региона России. Все эти годы здесь осуществляются крупнейшие исследовательские проекты, формируются научные школы европейского и мирового масштабов, готовятся научные и педагогические кадры высшей квалификации.

Collapse )

Подписать петицию можно ЗДЕСЬ

9 vrata

Первая лекция из серии "Миссия России"

В зале Библиотеки Префекта ЦАО, 16 мая, в 18:00 состоится первая лекция Виктора Аксючица из серии "Миссия России".

«Нам знакомо одно лишь насущное видимо-текущее, да и то понаглядке, а концы и начала – это всё ещё пока для человека фантастическое».
Ф.М. Достоевский


Адрес: г. Москва, Новоспасский переулок д. 5.

Виктор Владимирович Аксючиц - российский философ, богослов, публицист, политик. Родился в 1949 году в Белоруссии. Окончил философский факультет МГУ. Занимался религиозным и политическим самиздатом, за что подвергался репрессиям КГБ: исключение из аспирантуры МГУ, обыски, допросы, изъятие библиотеки, негласный запрет на работу по профессии. Публиковался в эмигрантских и западно-европейских изданиях. Издатель литературно-философского журнала русской христианской культуры "Выбор". Народный депутат Российской Федерации в 1990-1993 гг. Лидер Российского христианского демократического движения в 1990-97 гг. Доцент Государственной Академии славянской культуры.

http://www.runivers.ru/philosophy/news/461480/

9 vrata

«Иностранная литература»: № 4, 2013

Иностранная литература
Ежемесячный литературно-художественный журнал

Содержание номера:
4 2013
версия для печати

Круговорот масок: мистификация или фальсификация?



В тени псевдонимов




Collapse )


9 vrata

Туниманов В.А. Лабиринт сцеплений: Избранные статьи

Туниманов В.А. Лабиринт сцеплений: Избранные статьи. Издательство Пушкинский Дом, Санкт-Петербург, 2013. 592 стр., 60х8 1/16. ISBN 978-5-91476-043-1

2

В книге, подготовленной друзьями и коллегами Владимира Артемовича Туниманова (1937—2006) к его 75-летнему юбилею, собраны не переиздававшиеся ранее статьи из отечественных и зарубежных изданий. Интеллектуальная смелость и академическая точность, безграничная эрудиция, тонкая ирония — черты, которые сформировали неповторимую творческую манеру ученого. Состав книги отражает широту и разнообразие научных интересов В. А. Туниманова: в нее включены исследования, посвященные творчеству Ф. М. Достоевского, Н. С. Лескова, И. А. Гончарова, А. И. Герцена, Л. Н. Толстого, Е. И. Замятина и других.