Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Специфика смертной казни в Англии XVIII в. Заключение

Оригинал взят у tanrah в Специфика смертной казни в Англии XVIII в. Заключение

Так и продолжался 18 век в Англии, все чаще загоралось пламя в топках первых паровых машин, все реже костры горели в Тайберне и Нью-Гейте. Мне хотелось избежать слезливых фраз о победе духа человечности и правах человека, но игнорировать подобные факторы не получается. Если в 17 в. вопросы гуманизма были уделом эстетствующей элиты, то теперь они становились популярными. Это не удивительно в стремительно индустриализирующейся стране, с какими-никакими общественными институтами и парламентаризмом, с десятками ежедневных и еженедельных газет.

Хотя если подумать…Лондонскому Сити с офисами банков, торговых домов и предприятий посчастливилось находиться в относительной близости от Нью-Гейта. Порой при сожжении ветер доносил непотребные запахи до благородных носов истеблишмента. Последним это не нравилось, а на фоне общего благолепия делового центра Лондона – казалось откровенной дикостью. Началась компания в прессе…

Сожжение на костре женщин за фальшивую монету и убийство мужа продолжалось - дань традиции, которую никак не отменяли. Парламент оставался в стороне - клубу лоббистов хватало занятий, а теток сжигали, в конце концов, мертвыми. Так, в апреле 1786 за фальшивую монету сожгли Фиби Харрис, а всех ее подельников мужского пола повесили. Фиби сгорела после повешения, но оказалась в особенно ущербном положении. Дело в том, что со второй половины века в Англии старались минимизировать страдания повешенных. После казни лорда Ферреса в 1760 все шире применяли модернизированную виселицу, обеспечивающую длительное падение осужденного перед затягиванием петли и, соответственно, смерть из-за перелома шейных позвонков. Все четверо сообщников Фиби умерли без особых страданий на современной виселице, Фиби же повесили на столбе у костра. Долгая агония женщины произвела на зрителей тяжелое впечатление.
Все больше народа стало возмущаться существующими порядками, включилась и прогрессивная печать. О проблеме начала писать «Таймс». Колумнисты задавались вопросом о необходимости применения столь жестокого и явно архаичного законодательства, всплыла тема гендерной избирательности наказания. Почему мужиков – организаторов производства фальшивой монеты ждала петля как простого воришку, а их приспешниц полагалось сжигать.

А тут подоспела Революция на том берегу Канала и упразднила пыточное, костедробильное законодательство Старого Порядка. На этом фоне сравнительная мягкость островной уголовно-исполнительной системы перестала быть убедительной. Гласным судом и отсутствием пыток французов теперь тоже было не удивить. С дурацкой пиротехнической формальностью пришлось заканчивать.

По инерции, в 1788 за фальшивую монету на костер отправили Элизабет Салливан, в 1790 – Кэтрин Мэрфи - последнюю женщину, сожженную на территории королевства, заслуженный объект фапа англофобов. В том же году на острове запустили в эксплуатацию первый в мире паровой прокатный стан.

По должности последним сожжением руководил шериф Лондона Бенджамин Хаммет, испытывавший к подобным вещам отвращение и считавший их совершенно бессмысленными. В следующем году он избрался в Палату Общин и решил окончательно покончить с тяготившей его прежней обязанностью. 10 мая 1790 года он внес билль об отмене сожжений за контрафактную монету. В речи перед палатой он указал на тот факт, что шериф, сжигая женщину мертвой, сам формально попадает под обвинение в неисполнении закона. Хвала небесам, что за последние 100 лет ни один человек в стране не решился сжечь женщину живьем (технические накладки депутат не рассматривал), но пора менять что-то в консерватории.

Еще раз сложно не восхититься правовой культурой островитян. Вся столица возмущается, негодует пресса, а архаичный, но действующий закон продолжает исполняться – пусть и в предельно смягченной форме. Когда, наконец, закон отменяют, то руководствуются не столько прогрессивными идеями, сколько необходимостью устранить коллизию между положениями закона и существующей практикой его исполнения.

The Treason Act был принят - отныне в вопросах фальшивомонетничества и убийств благоверных женщины уравнивались в правах с мужчинами – их просто вешали.

Последней особой, кого по-хорошему то полагалось сжечь, была София Гиртон - приговор она получила свой вполне законно еще до принятия акта. Исполнение отложили до чтений в Парламенте,а по итогам последних девушка вместо костра получила бесплатную путевку в Австралию, на ПМЖ.

Tags: Великобритания, смертная казнь
Subscribe

promo philologist november 15, 07:57 2
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments