Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

К вопросу о воспитании и образовании детей в дворянской семье (первая треть XIX века). ЧАСТЬ 2

Оригинал взят у museum_tarhany в К вопросу о воспитании и образовании детей в дворянской семье (первая треть XIX века). ЧАСТЬ 2

ПРОДОЛЖЕНИЕ. НАЧАЛО СТАТЬИ

И все же особенный мир ребенка имел свой жизненный ритм,
свой уклад, свои маленькие радости и праздники. Особое место в жизни ребенка занимали игрушки. У кого-то они представляли «скорее пародию на них: тут были скляночки, баночки, бумажные коробочки от лекарств, поломанные карандаши, тетрадки из желтой бумаги домашнего приготовления, рваные куклы из тряпок, камешки, обрубки дерева и тому подобный хлам» (Е. Н. Водовозова). А у кого-то это было «сокровище», от которого захватывало дух и разбегались глаза.
«Игрушка — зеркало жизни»,— говорил основатель первого в России музея игрушки Николай Дмитриевич Бартрам. Перефразировав древнее изречение, говорят: «Скажи мне, во что ты играешь, и я скажу тебе, кем ты станешь.» Действительно, девочки играли в куклы, для которых имелись одежда и белье, изготавливались мебель, фарфоровые сервизы, строились кукольные домишки. Куклы были разного качества, были даже фарфоровые, но в такие куклы, красивые и дорогие, детям разрешали играть только в большие праздники. А были куклы и более дешевые, но от этого не менее любимые.
В романе Л. Н. Толстого «Война и мир», глядя на куклу в руках Наташи Ростовой, один из молодых людей, Борис, «рассказал спокойно, шутливо, как эту Мими, куклу, он «знал еще молодою девицей с неиспорченным еще носом, как она в пять лет на его памяти состарилась и как у ней по всему черепу треснула голова».
Аксаков в «Детских годах Багрова-внука» рассказывал, как он играл с маленькой сестренкой:
...Я принимался с ней играть, строя городки и церкви из чурочек или дома, в которых хозяева были ее куклы; самая любимая ее игра была игра «в гости»: мы садились по разным углам, я брал к себе одну или две из ее
кукол, с которыми приезжал в гости к сестрице, т. е. переходил из одного угла в другой. У сестрицы всегда было несколько кукол, которые все назывались ее дочками или племянницами; тут было много разговоров и угощений, полное передразнивание больших людей. Почти у каждого ребенка была любимая игрушка. У Николеньки («Детство» Л. Толстого) — это фарфоровая игрушка-собачка, зайчик.
П. П. Семенов-Тян-Шанский, детство которого пришлось на
1820-е годы, запомнил четыре игрушки:
С одною излюбленной я не расставался во весь период моего детства. Это были раскрашенные портретики во весь рост русских государей, начиная от Рюрика до Александра I, вырезанные и написанные на картоне красками. Эти фигурки, имевшие вершка 4 в вышину, были крепко приклеены к дощечкам, при помощи которых они расставлялись... Игрушка эта подарена была мне лично, составляла мою самую драгоценную собственность и хранилась под ключом в моем собственном маленьком сундучке вместе с немногими излюбленными мною мелочами. Другая любимая игрушка, мне же подаренная, была раскрашенная модель Троицко-Сергиевской лавры, со всеми ее храмами и строениями, расставленными по плану. Две остальные игрушки, оставшиеся у меня в памяти, были общие с братом и сестрами; одною из них был довольно большой театр со сценою и актерами, маленькими фигурками в костюмах, другою — « храм счастья» , в который мы охотно играли, и где на меня сильно действовала превратность судьбы, отбрасывавшая далеко назад уже близких к цели. Остальные игрушки меня или вовсе не интересовали, или как, например, калейдоскоп, привлекали только эфемерное внимание.

94200056_4000579_439pxPavel_Shuvalov_in_Childhood
Граф Шувалов Павел Петрович (1846 - 1902),
сын графа Петра Павловича Шувалова и Софии Львовны (урождённой Нарышкиной). 1849


Z7kZL60TWmQ
Мальчик с игрушками. 1824-1825. Художник Зерцалов В.Т. (1796/1802 - 1845).
Холст, масло 87*67. Из новоржевского Дома крестьянина в 1926г. (ранее - в собрании Философовых)


ZXpNmjMyqDc
Павлов К.С. (1792-1852) Играющие дети. 1837 г. Масло, холст
Псковский государственный объединённый историко-архитектурный и художественный музей-заповедник
Если девочек, играющих в куклы, готовили к роли матери, будущей хозяйки, то мальчиков воспитывали иначе, их готовили к военной службе. Наиболее распространенными среди игрушек для мальчиков были лошадки-качалки, луки и стрелы, доспехи, винтовки, сабельки, солдатики, предметы для спортивных игр. Известно, что внукам — великим князьям Константину Павловичу и Александру Павловичу — императрица подарила миниатюрные ружья и пистолеты работы тульских оружейников.
В повести Д. В. Григоровича «Гуттаперчевый мальчик» есть описание комнаты для детских игр, которое еще раз подтверждает некий «всеобщий» характер детского быта XIX века: «Пестрые английские раскрашенные тетради и книжки, кроватки с куклами, картинки, комоды, маленькие кухни, фарфоровые сервизы, овечки и собачки на катушках — обозначали владения девочек; столы с оловянными солдатиками, картонная тройка серых коней, увешанная бубенчиками и запряженными в коляску, большой белый козел, казак верхом, барабан и медная труба... — обозначали владения мужского пола. Комната эта так и называлась «игральной».
Подвижные игры и занятия тоже были приняты в детской среде первой половины XIX в. Троюродный брат Лермонтова Александр Аркадьевич Столыпин, детство которого пришлось как раз на середину XIX в., вспоминал:
В пору нашего детства мы жили в Середникове и лето и зиму. Были снежки, катанье на салазках, а в дурную погоду беготня, игры по всему дому. Однажды играли в войну, старший брат Михаил поставил мою сестру на часы и дал ей охотничью двустволку, которую она держала наперевес, стоя в темном коридоре. Брат мой Петр с разбегу наткнулся носом на дуло ружья и, весь окровавленный, упал в обморок. Можно себе представить волнение нашей матери, пока в трескучий мороз, за тридцать верст, привезли из Москвы доктора. Горбинка на носу брата Петра осталась навсегда следом этого происшествия.
Семенов-Тянь-Шанский вспоминал, что игры были оживленными: горелки, жмурки, веревочка с кольцом, фанты, «барыня спрашивает весь туалет».
М. Ю. Лермонтов уже и взрослым играл в «кор
шуна». Об этом Е. А. Верещагина писала своей дочери: «Представь себе Афанасья, играющего все игры, и, например, играли в коршуна. Он матку представлял, а Миша Лермонтов коршуна».
Николенька в повести «Детство» Л. Толстого «помнит, как в долгие зимние вечера они накрывали кресло платками, делали из него коляску, один из братьев садился кучером, другой лакеем, девочки в середину, три стула были тройка лошадей, — и они отправлялись в дорогу. И какие разные приключения случались в этой дороге! И как весело и скоро проходили зимние вечера! Это была всего лишь игра. Но если игры не будет, что же тогда останется?..»

Дети играли в чехарду, разбойников, индейцев и другие игры. «Если бы не существовало детей Воиновых, я бы не знала, что такое настоящая детская возня и игры, беготня, безудержный, беспричинный смех — одним словом, все то, что представляет главную основу для более или менее правильного физического, умственного и даже нравственного развития дитяти, единственное, что мешает засушивать детскую душу в самом нежном возрасте», — говорила о значении детских игр Е. Н. Водовозова.

lermontov02
Неизвестный художник. М.Ю. Лермонтов в возрасте 6-8 лет. 1820-22 гг. Холст, масло.
Институт Русской Литературы РАН (ИРЛИ, Пушкинский дом). Санкт-Петербург


90374094_4000579_B_A_Brullov
Портрет графов Андрея Павловича и Петра Павловича Шуваловых.
А. Н. Брюллов . Акварель. Середина 1820-х гг.
(Наше наследие. №26. 1993. С. 24)

Конечно, в общей массе дворянских семей были и такие, где отношения родителей и детей складывались по-особому. Семья С. Т. Аксакова славилась взаимной любовью и дружественностью своих членов не только во всей Москве, но и в Петербурге. На склоне лет Иван Аксаков начал писать (но не закончил) «Очерк семейного быта Аксаковых», замечательное мемуарное свидетельство, рисующее атмосферу жизни знаменитого семейства. Говоря о раннем развитии Аксаковых-детей, Иван объяснял его тем, что в доме Отесиньки (так ласково звали Сергея Тимофеевича в семье) не существовало «детской», т. е. не было того отгороженного от взрослых уголка, где молодое поколение вырастало бы в искусственной обстановке, под присмотром гувернеров и учителей. В этом семействе дети были постоянно с родителями: и на рыбной ловле, и за обеденным столом. От них не скрывались ни служебные успехи и неприятности, ни интриги и развлечения, ни даже слабости старших. Они присутствовали при посещении семьи друзьями и знакомыми, живо воспринимали и по-своему истолковывали предметы их бесед, которые чаще всего касались истории, литературы, театра.

Другой известный пример — семья Бакуниных. Александр Михайлович и Варвара Александровна Бакунины после 1812 г. постоянно поселились в Премухино и всецело посвятили себя семье. С 1811 по 1824 гг. у них родилось одиннадцать детей. В отличие от большинства дворянских семей того времени, Бакунины сами занялись воспитанием детей. 1810 — 1820 гг., по личному свидетельству Александра Михайловича, были самыми счастливыми в жизни:
Не драгоценная посуда
Убранство трапезы моей, —
Простые три-четыре блюда
И взоры светлые детей.
Кто с милою женой на свете
И добрыми детьми живет,
Тот верует теплу на свете
И Бог ему тепло дает!
Когда вечернею порою
Сберется вместе вся семья,
Пчелиному подобно рою,
То я счастливее царя.
Варвара Александровна давала детям уроки музыки, Александр Михайлович учил их истории, естественным наукам (физике, географии, космографии), литературе, занимался с ними языками, приобщал к своим занятиям в парке и саду. Следует упомянуть и о живописи, которой с разной степенью успеха занимались все дети Бакуниных.
Таким образом, литературные, мемуарные, исторические источники позволяют составить определенное представление о положении детей в дворянских семьях первой трети XIX в., об особенностях воспитания и образования детей, а также сделать определенные выводы о детских годах будущего поэта в Тарханах, особенностях его домашнего обучения и воспитания.

Особенным было и детство великого русского поэта М. Ю. Лермонтова. Несмотря на смерть матери и разлуку с отцом, в Тарханах он был окружен заботой, любовью и лаской своей бабушки. Она создала все условия для его воспитания и развития. Маленькому Мише в тарханском доме были отведены две большие светлые комнаты. И. Н. Захарьин (Якунин), посетивший Тарханы в 1859 г., рассказывал, что по барскому дому водил их дворовый человек Ермолай Козлов, бывший с Лермонтовым на Кавказе: «Затем он повел нас наверх, в мезонин, в те именно комнаты, в которых всегда жил, находясь в Тарханах, Лермонтов». Так как детские обычно размещались в верхних этажах, то, скорее всего эти две большие светлые комнаты — детские Михаила Юрьевича. Можно предположить, что одна была спальная, вторая — игровая. Первый биограф Лермонтова П. Висковатый писал:
Елизавета Алексеевна так любила своего внука, что для него не жалела ничего, ни в чем ему не отказывала. Все ходило кругом да около Миши. Все должны были угождать ему, забавлять его. Зимою устраивалась гора, на ней катали Михаила Юрьевича, и вся дворня, собравшись, потешала его. Святками каждый вечер приходили в барские покои ряженые из дворовых, плясали, пели,играли, кто во что горазд... А летом опять свои удовольствия. На троицу и семик ходили в лес со всею дворней, и Михаил Юрьевич впереди всех.
Ему вторит П. К. Шугаев:
Заботливость бабушки о Мишеньке доходила до невероятия: каждое слово, каждое его желание было законом не только для окружающих или знакомых, но и для нее самой... Для забавы Мишеньки бабушка выписала из Москвы маленького оленя и такого же лося, с которым он некоторое время забавлялся; но впоследствии олень, когда вырос, сделался весьма опасным даже для взрослых, и его удалили от Мишеньки. Когда Мишеньке стало около семи-восьми лет, то бабушка окружила его деревенскими мальчиками его возраста, одетыми в военное платье; с ними Мишенька и забавлялся, имея нечто вроде потешного полка, как у Петра Великого во времена его детства... Миша Лермонтов любил устраивать кулачные бои между мальчишек села Тархан, и победителей, нередко с разбитыми до крови носами, всегда щедро оделял сладкими пряниками.
В детском гусарском мундирчике, сшитом по приказу бабушки для военных игр обожаемого внука, изобразил М. Ю. Лермонтова в семилетнем возрасте неизвестный художник.
А. Н. Корсаков со слов двоюродного брата Лермонтова М. А. Пожогина-Отрашкевича, жившего с ним какое-то время в Тарханах, писал:
В свободные от уроков часы дети проводили время в играх, между которыми Лермонтову особенно нравились будто бы те, которые имели военный характер. Так, в саду у них было устроено что-то вроде батареи, на которую они бросались с жаром, воображая, что нападают на неприятеля. Охота с ружьем, верховая езда на маленькой лошадке с черкесским седлом, сделанным вроде кресла, и гимнастика были также любимым упражнениями Лермонтова. Так проводили они время в Тарханах.
А. П. Шан-Гирей (троюродный брат поэта), детство которого прошло в Тарханах, вспоминал, что летом были свои «удовольствия», а зимой любили играть в снежки. Также отмечал он, что «великим постом Мишель был мастер делать из талого снега человеческие фигуры в колоссальном виде», вообще он был счастливо одарен способностями к искусствам: уже тогда рисовал акварелью довольно порядочно и лепил из крашеного воску целые картины».
Об
этом рассказывал и М. Е. Меликов, знавший Лермонтова с детства: «Помню, что, когда впервые встретился я с Мишей Лермонтовым, его занимала лепка из красного воска: он вылепил, например, охотника с собакой и сцены сражения. Кроме того, маленький Лермонтов составил театр из марионеток, в котором принимал участие и я с Мещериновыми; пьесы для этих представлений сочинял сам Лермонтов... В личных воспоминаниях моих маленький Миша Лермонтов рисуется не иначе как с нагайкой в руке, властным руководителем наших забав».
Кроме оружия, оловянных солдатиков,
шахмат, крашеных восков, акварельных красок и мелков, были у будущего поэта и другие игрушки. Имеется свидетельство Марии Ивановны Храмовой, жительницы г. Чембара: «Еще помню я, были мы с мамой у крымской тетиньки, у ней была дочка постарше меня. Отец был барин старый, служил судьей. Он умер, а в дому они жили, им остался в наследство. Девочка сидела, играла в игрушки солдатики, петушки фарфоровые околотые, синий стеклянный каток. Игрушки, говорила тетинька, что бабушка подарила из Тархан, старая госпожа Елизавета Алексеевна Арсеньева, она же Столыпина. Дуня, белокурая девочка, дала мне от себя игрушку, курочку рябую, долго береглась курочка, хотя хвостика не было».
Аким Павло
вич Шан-Гирей хорошо помнил актеров-кукол с вылепленными самим Лермонтовым головами из воску. Среди них была кукла, излюбленная мальчиком-поэтом, носившая почему-то название «Berquin» и исполнявшая самые фантастические роли в пьесах, которые сочинял Мишель, заимствуя сюжеты или из слышанного, или прочитанного». «Название куклы Berquin указывает, кто был источником драматических сюжетов для кукольного театра Лермонтова. Berquin — известный во второй половине XVIII в. автор одноактных пьес и детских рассказов, подражавший Жан-Жаку Руссо, прославившийся чувствительными романсами, один из которых распевался всем Парижем. Его рассказы в течение всего XIX в. составляли обязательную принадлежность учебных книг по французскому языку», — поясняет первый биограф поэта П. Висковатов.

Автобиографичны строки М. Ю. Лермонтова в неоконченной повести «Я хочу рассказать вам...»:
Саша был преизбалованный пресвоевольный ребенок.Он семи лет умел уже прикрикнуть на непослушного лакея. Приняв гордый вид, он умел с презрением улыбнуться на низкую лесть толстой ключницы. Между тем природная всем склонность к разрушению развивалось в нем необыкновенно... Бог знает, какое направление принял бы его характер, если бы не пришла на помощь корь — болезнь опасная в его возрасте... Болезнь эта имела влияние на ум и характер Саши: он выучился думать. Лишенный возможности развлекаться обыкновенными забавами детей, он начал искать их в самом себе, воображение стало для него новой игрушкой.

Большое внимание уделяла Елизавета Алексеевна и домашнему образованию внука. Желая создать вполне подходящую обстановку для занятий, она наняла учителей и решила обучать внука вместе с сверстниками, с которыми он делил бы и часы досуга. Кроме Акима Шан-Гирея, Пожогиных-Отрашкевичей, здесь воспитывались братья Юрьевы, князья Максютовы и др. Одно время в Тарханах жили десять мальчиков. П. А. Висковатов, писал, что домашнее обучение в Тарханах Е. А. Арсеньевой обходилось до десяти тысяч ассигнаций в год. В программу обучения были включены немецкий, французский, латинский, греческий языки. Учился Миша прилежно, позже, уже в Москве, занимался и музыкой, хорошо играл на флейте, скрипке, фортепиано.

Таким образом, литературные, мемуарные, исторические источники позволяют составить определенное представление о положении детей в дворянских семьях первой трети XIX в., об особенностях воспитания и образования детей, а также сделать определенные выводы о детских годах будущего поэта в Тарханах, особенностях его домашнего обучения и воспитания.

Ксенофонтова Ирина Ивановна — младший научный сотрудник
отдела экскурсионной и массовой просветительской работы
Государствен
ного Лермонтовского музея-заповедника « Тарханы»
"Тарханский вестник" №17, л. 151-177

Литература:
1. Удодов Б. Т. М. Ю. Лермонтов. Воронеж, 1973.
2. Толстой Л. Н. Анна Каренина. Ч. 1 — 4. Л., 1982.
3. 100 и двенадцать стульев. М., 2000.
4. Толстой Л. Н. Детство. Отрочество. Юность. М., 1986.
5. Аксаков С. Т. Детские годы Багрова-внука. Собр. с оч.: В 5 т. Т. I. М., 1966.
6. Андреева-Бальмонт Е. А. Детство в Брюсовском переулке. Из воспоминаний. // Наше наследие. VI. 1990.
7. Водовозова Е. Н. На заре жизни. Т. 1. М., 1987.
8. Столыпин А. Средниково // Столица и усадьба. №1. 1914. С. 2.
9. Толстой Л. Н. Война и мир. Т. 1 — 2. Т. 1. М., 1998.
10. Салтыков-Щедрин М. Е. Пошехонская старина. М., 1954.
11. Прогулки по пушкинской Москве. М., 1999.
12. Тургенев И. С. Отцы и дети. М., 1971. С. 4
13. Лермонтов М. Ю. Собр. соч.: В 4 т. Т. 2, М., 1976.
14. Когда вы будите в Спасском... Тула, 1993.
15. Лесков А. Н. Жизнь Николая Лескова. В 2 т. Т. 1.М., 1984.
16. Семенов-Тян-Шанский П. П. Детство и юность // Русские мемуары 1826 — 1856. М., 1990.
17. Григорович Д. В. Гуттаперчевый мальчик // Григорович Д. В. Антонгоремыка. М., 1985.
18. Столыпин А. Средниково.
19. М. Ю.Лермонтов в воспоминаниях современников.М., 1989.
20. Пиргулова Н. Дворянское гнездо // Наше наследие. III.1990.
21. Лермонтовский заповедник «Тарханы» . Документы и материалы. 1701 — 1924 / Сост. П.А. Фролов. Пенза, 2001.
22. Висковатый П. А. Михаил Юрьевич Лермонтов. Жизнь и творчество. М., 1987.
23. Записки М. И. Храмовой . Тетрадь №1. Рукопись. Государственный музей В.Г. Белинского, ф. 2, оп. 1, е.х. 15.
Tags: Лермонтов, дворянство, дети, образование, семья
Subscribe

promo philologist january 5, 18:18 2
Buy for 100 tokens
Вихров А.Н. Наполеон. Жизнь и судьба. - Москва: Аякс-Пресс, 2021. - 504 с.: ил. Купить книгу: https://www.labirint.ru/books/783822/ Аннотация: Книга создана по мотивам выставки, посвященной 250-летию со дня рождения Наполеона Бонапарта. Она проходила в Москве и была организована на основе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment