Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Владимир Мединский: «Мы хобби оплачивать не будем»

«Культурная революция»: от Анатолия Иксанова до Кирилла Разлогова. Смена руководителей в российской культуре. Протесты ученых и культурологов. Антипиратский закон. И как все это связано с деньгами. Обо всем этом в эксклюзивном интервью Business FM министра культуры Владимира Мединского



— Руководители, как мы знаем, поменялись не только Большом театре, Пушкинском музее, Политехническом музее, произошла смена руководства в целом ряде исследовательских институтов Министерства культуры. И эта тема не настолько на виду, но она очень конфликтная. На днях на Марсовом поле проходил митинг работников Зубовского института, Института истории искусств, где поменялось руководство, где коллектив считает, что их в рамках неких новых реформ сольют с Институтом культурологии в Москве, где тоже ушел Кирилл Разлогов, известный человек (директор этого института). В общем, все это проходит крайне не спокойно. И ученые в этих институтах считают, что просто пройдет сокращение, и оно нацелено на то, чтобы здание на Исаакиевской площади перешло в какую-то другую собственность ...

— На Марсовом поле не было митинга по поводу Зубовского института. Был митинг по поводу Российской академии наук. Из присутствовавших там людей процентов пять составляли сотрудники Зубовского института. Это первое. Второе — Зубовский институт никто не собирался сливать ни с кем. Эта мысль возникла в воспаленном воображении бывшего директора, и она, пытаясь сохранить свое кресло, убедила в этом ближайшее окружение. Я об этом говорил всем, но у нас, если люди хотят верить в то, что черное — это белое, они в это верят.

Я же не виноват, что раньше министерству не было дела до институтов. Когда я приехал первый раз в Зубовский, это вызвало шок, потому что в прошлый раз они видели министра Соломина Юрия Мефодьевича в 1992 году, а с тех пор они министра живого не видели никогда, потому что никогда министерство не интересовалось существованием Зубовского института. И они решили, что я хочу отобрать у них здание. Здание у института никто отбирать не будет. Объясняю это точно так же: это тоже бред, это тоже придумал директор. Он теперь дает интервью «Вашингтон пост» о том, что Министерство культуры отбирает какие-то здания Зубовского института. Мне очень любопытно, интересно как-то, вот где Зубовский институт, а где «Вашингтон пост»? Тут надо задуматься соответствующим товарищам об этом.

Коллектив института в большинстве своем абсолютно нормально работает. Он предложил несколько замов новому директору, и мы взяли этих людей на работу. Все сектора работают нормально. Другое дело, что сама по себе работа нуждается в реорганизации. Но мы-то хотим, чтобы люди не дурака валяли за 10 тысяч рублей — вы делаете вид, что платите, а мы делаем вид, что работаем, — а чтобы они имели возможность гордо говорить: «Я работаю в Зубовском институте», а не «у меня там трудовая книжка лежит, я прихожу на полдня в неделю, потому что там нет даже рабочего места».

Мест рабочих в 10 раз меньше, чем сотрудников. Это характерно для всех НИИ, они все, научные сотрудники, где-то там в движении.

— При зарплате 10 тысяч рублей это объяснимо…

— Это же идиотизм, понимаете! Пять научно-исследовательских институтов Министерства культуры, сохранившихся с советских времен, каким-то чудом сохранившихся, живут своей жизнью, осваивают 10% бюджета на НИОКР министерства.

90% бюджета заказывалось сторонним частным организациям. Институты даже не пытались их получить, а Министерство не пыталось им эти деньги дать. Сколько им по смете было положено в 90-е годы, в конце 90-х, столько им с коэффициентом на инфляцию и выдавалось. 1300 научных работников со средней зарплатой от 10 до 13 тысяч рублей. Что это за пародия? Они все еще где-то преподают, в каких-то музеях, пишут статьи — несчастные, мотаются.

Мы вполне можем загрузить эти институты работой, обеспечив их нормальной, достойной зарплатой. Не нужно 1300 работников по 10 тысяч. Пусть лучше будет работников меньше, но они будут реально загружены, это будет главное место работы для них, а не вот это вот...

Я, как человек из институтской среды, прекрасно знаю все плюсы и минусы наших НИИ. И когда мне говорят горячие головы в Зубовском институте, я сказал: «Вы знаете, мы хобби оплачивать не будем». Вы там пишете себе в госзадании то, чем вы по жизни занимаетесь. Может быть, это не нужно государству? Вы или докажите, что это очень интересная, важная работа, которая имеет свое начало, имеет свой конец, и тогда вы получаете под это дело государственное финансирование.

Я вам называю тему конкретной научной работы, я не могу понять, что в ней кроется, называется она «Философия зайца», и в течение пяти лет люди под это дело получали финансирование. Каких зайцев они исследовали, какая философия, понять невозможно; и дайте мне под это дело госфинансирование!

Поэтому мы говорим: или у вас есть научный план работы, фундаментальная наука, мы с этим согласны, защитите его в министерстве, получайте под это долгосрочное финансирование. Второй вариант — министерство говорит: «Знаете, помимо этого, пожалуйста, сделайте нам вот это, это и это, подготовьте нам, например, доклад о национальной культурной политике на ближайшие три года».

Меня, например, крайне интересует тема финансирования культуры в других странах, ну, чтобы этим не чиновники занимались, которые завалены бумагами, которые не могут в рутине продохнуть. У нас в министерстве — 300 человек, а научных работников — 1300, так помогите министерству. Составьте аналитический доклад о том, как организуется финансирование культуры в других странах Европы, в США, какую роль играет госфинансирование, какую — частное финансирование? В каких пропорциях? Как работают фонды? Как работают системы спонсорства, меценатства? Проанализируйте законодательство, вы же ученые — давайте! Дайте свои рекомендации, как сделать лучше. Мы за это заплатим, потому что мы не успеваем. Большинство этих институтов говорит: «Хорошо, большое спасибо. Мы взялись за работу». Но находятся те, которые говорят: «Мы работать не хотим и не будем. Мы хотим получать свои 11 тысяч, только вы к нам никогда больше не приезжайте».

Из чего я делаю вывод — они просто ни на что не способны, просто не умеют и не знают. Ничего, кроме как бузить, они не умеют. К сожалению, видимо, придется с такими прощаться, хотя еще раз говорю, даже это мы пытаемся делать максимально осторожно, с людьми разойтись по-хорошему, до тех пор, пока это получается.

Читать полностью: http://www.bfm.ru/news/222130?doctype=article

Tags: Мединский, культура
Subscribe

promo philologist november 15, 07:57 5
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments