Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Дочь Густава Шпета Марина Шторх о советском гуманизме

97-летняя преподавательница Марина Шторх, дочь философа Густава Шпета, — о прогулках в машине Ленина, чудесных троллейбусах, мхатовском доме с тайником, школьных экспериментах, жизни с папой в сибирской ссылке, о воспитании Плетнева и Спивакова и о том, как первого мужа погубили кремлевские звезды

2

"В первую зиму было очень голодно, все время хотелось есть. Рабочая карточка у нас была лишь одна на семью, а остальные — детские и иждивенческие. Помню, какой невероятной радостью была найденная в глубинах шкафа кастрюлечка с перловой крупой, пусть даже и поеденная червями. Алеша был на учете в тубдиспансере, его велели кормить рыбьим жиром, но выдали всего одну бутылочку, ее хватило на месяц. А у Анны Ильиничны Толстой, с которой мы дружили, был какой-то призовой пудель, так вот ему (в первый год войны!) на спецпункте регулярно выдавали рыбий жир. На каком-то собачьем учете он состоял. А в тубдиспансере ребенку дали один раз. Такой вот советский гуманизм

Помню, как в 1942 году мы пошли в церковь на Пасху. Народу было пропасть. На всех балконах нашего дома стояли люди со свечками, и в открытые окна слышалась служба. Вообще, до войны, конечно, люди уже боялись ходить в церковь, но наш дом был особенным: в нашем кругу страха было меньше".

"С 1945-го по 1949-й я преподавала английский на курсах для взрослых учеников, это было все, конечно, ради денег, точнее даже ради карточек на еду. А потом нашла работу в интернате при Центральной музыкальной школе. В основном надо было просто дежурить, следить за детьми. Я ставила с ними детские спектакли, старалась побольше водить на экскурсии, в музеи. Правда, меня невзлюбила заведующая — она вообще интеллигентов недолюбливала. Ходили слухи, что она раньше была начальницей в женском лагере. Все говорила: «Марина Густавовна, почему вы их не сводите на какой-нибудь завод? Надо показать детям, что такое работа!» Первым ребенком, которого я приняла в интернат, был Спиваков. Он самый известный из них, но я помню более-менее всех своих воспитанников. Позже пришел Плетнев, в 7-м классе. Историй было много: одна девочка, например, не подготовилась и так хотела сорвать урок, что подожгла пианино. А один мальчик-якутенок спросил, помню ли я крепостное право, — я же была седая, старая. Удивительно, но многие мои воспитанники меня помнят, звонят, зовут на концерты, хотя я уже страшная старуха. 1970-е и 1980-е я уже почти полностью посвятила внукам, а все 1990-е и начало 2000-х, пока могла видеть, помогала разбираться с наследием отца".

Текст: Анна Марголис
Фотографии: Игорь Старков

Читать полностью: http://bg.ru/society/nikogda_ne_dumala_chto_uvizhu_konets_sovetskoj_vla-18405/

Tags: Густав Шпет
Subscribe

promo philologist ноябрь 15, 07:57 2
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments