Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Владимир Емельянов об Александре Тюменеве

Оригинал взят у banshur69 в 24 августа. Мученик шумерологии

tumenev-ai

24 августа 1880 г. родился Александр Ильич Тюменев. Он получил антиковедческое образование, но его ум коснулся всех наук о древнем мире. Перу Тюменева принадлежат монографии по социально-экономической истории Греции, истории еврейского народа в древности и средние века, труды по истории Микен и даже статья о египетском папирусе. Антиковеды знают его как первого историка, заявившего о рабовладельческом характере античной экономики. В 1932 г. Тюменев, работавший в марровском ГАИМКе заведующим кафедрой античного мира, был избран академиком АН СССР. И тогда он, судя по публикациям, занимался только греческими и иудейскими проблемами. Но после войны Тюменев стал самостоятельно изучать шумерский язык, чтобы проверить теорию В.В.Струве о рабовладении на древнем Востоке.Теория эта со второй половины 40-х вызывала у многих историков сомнения. Дело в том, что Струве объявил основным производительным слоем населения Месопотамии рабов, единственным крупным сектором хозяйства считал так называемые рабовладельческие латифундии, а частную собственность почему-то видел только на высоких полях. Ну, с "высокими полями" отдельная песня. Сочетание знаков gana2-ga ("поле-молоко") Струве понимал как "поле-грудь" (по ассоциации - молоко и грудь где-то рядом), следовательно - высокое поле. Потом оказалось, что ga это вообще фонетический комплемент с локативом, а сочетание идеограмм GANA2.GA нужно читать как ashaga "на поле" (пишется ashag-ga). Но это открыли американцы только в 1973 году. Так вот, не только эти высокие поля, но и само утверждение об экономике, основанной на эксплуатации рабов в крупных царских хозяйствах, - все это как-то напрягло Тюменева. И он засел за шумерский, а способности к языкам у него были превосходные. И вот к началу 50-х стали выходить его статьи, в которых он осторожно спорил со Струве. Но спорил с максимально выгодной позиции.
Эта позиция заключалась в том, что, во-первых, никто не мог упрекнуть его в том, что он не признает рабовладельческую формацию, коль скоро он сам и был ее автором для античного общества. Во-вторых, Тюменев нащупал слабое место Струве - желание объяснить всю шумерскую историю через документы третьей династии Ура, где действительно существовало крупное царское хозяйство и была жестока эксплуатация населения. Тюменев засел за ранние архивы и проработал десятки тысяч текстов начиная с пиктограмм Урука и заканчивая поздним Уром. Смело могу заявить, что никто в российской исторической науке не знал шумерскую экономику в таких деталях, как Тюменев. Его эрудиция поражает: архивы Урука, Шуруппака, Адаба, Лагаша, Дрехема, Ура. Чтение по силлабариям при полном отсутствии словарей шумерского и при наличии всего одной грамматики. Струве пришел к ранним текстам уже после мягких указаний Тюменева на неполноту изученного материала. Но Струве не смог так тщательно их обработать, тем более, столько прочесть самостоятельно и при этом правильно. И вот именно Тюменев, который некогда сам приписал античности рабовладельческую экономику, теперь начал прозревать относительно шумерской.
Когда была сдана в печать его 500-страничная монография "Государственное хозяйство древнего Шумера", А.И.Тюменеву исполнилось 75 лет. В поздравительном письме было сказано:

"Печатающаяся в настоящее время Ваша монография о храмовом и царском хозяйстве древнего Шумера свидетельствует о Вашей неустанной творческой деятельности. В этой работе впервые в науке будет дана полная сводка громадного материала источников [172], исчисляемых многими тысячами документов, и на основании пристального их изучения нарисована широкая историческая картина. Выход в свет этого труда, несомненно, явится крупным вкладом в изучение истории древнего Востока".

Что же было дальше? Ничего. Формальные ссылки и замалчивание результатов. Книга вышла в 1956 году. Струве сказал, что она любопытная, но ведь Александр Ильич не востоковед. Дьяконов добавил: да, и не ассириолог. Тюменев не ожидал, что его объявят дилетантом. Он слег, сдали сосуды. И через два года он скончался.
А теперь посмотрим факты. Все знают, что Дьяконов является автором двухсекторной модели шумерской экономики, уничтожившей латифундистскую модель Струве. Приведем выводы из докторской диссертации Дьяконова "Общественный и государственный строй древнего Двуречья. Шумер" (287 с. основного текста) 1959 года:

"Подводя итоги, мы должны прийти к заключению, что земля в шумерском городе-государстве позднего раннединастического периода разделялась на две категории: 1) земля общинная, находившаяся во власти больших семей (семейных общин) и в собственности общины территориальной...; 2) храмовая земля, делившаяся в свою очередь на три категории: а) непосредственно храмовая; б) надельная земля, выдававшаяся за административную службу в храме и за работу на непосредственно храмовой земле, а также ремесленникам, пастухам, рыбакам и т.п. за работу на храм, и в) надельная земля, выдававшаяся за уплату доли в урожае" (117)

А вот Тюменев, 1956 г. (515 с. монографии):

"Дальнейшее развитие хозяйственной жизни Шумера в результате доминирующего положения храмового хозяйства проходило по двум основным линиям, с одной стороны, по линии развития храмового хозяйства и перерастания его в государственное (энсиальное и затем царское) хозяйство, с другой же стороны, по линии развития, происходившего внутри общин, не затронутых непосредственно храмовым (государственным) хозяйством. При этом государственное хозяйство развивалось не только за счет собственно рабского труда (военнопленных), но и еще в большей степени за счет вовлечения в это хозяйство части общинников, в первую голову, вероятно, обитавших на территории, отведенной под храмовое хозяйство, и на территории примыкавших к ним общин, и постепенного их закабаления, завершившегося низведением их до положения настоящих рабов. В то же время зависимость и участие в государственном хозяйстве населения общин, остававшихся вне этого хозяйства, сводилась к выполнению обязательных в порядке трудовой повинности оросительных и строительных работ, что не препятствовало развитию здесь (хотя и замедленному) процесса их постепенного расслоения и постепенному росту частного рабовладения. Конечным результатом этого процесса и явилось то обстоятельство, что после распада изжившего себя государственного устройства ему на смену при первой вавилонской династии приходит эпоха развитых частнохозяйственных отношений" (416).

Как видите, здесь уже есть вся дьяконовская двухсекторная экономика, но без педалирования общины как основного ее сектора. Никаких ссылок на работы Дьяконова по экономике у Тюменева нет (потому что нет в это время и самих этих работ; он ссылается только на статью о государственном строе 1952 г., периодически критикуя ее положения в примечаниях), он опирается только на сами тексты и выводы делает прямо из них. Кроме того, Тюменев замечательно поддевает Струве в нескольких местах. Во-первых, он указывает на то, что экономика не могла держаться только на труде рабов, если большинство рабов были военнопленными. Это ж сколько нужно лагерей построить, как кормить и как держать! Во-вторых, те, кого Струве принимал за рабочий класс третьей династии Ура, вовсе не имели рабского статуса, а были общинниками вне храмового хозяйства и сидели на своих наделах. В-третьих, росту частной собственности способствовал вовсе не перенос земледелия на высокие поля, а расслоение в общинах и рост частного рабовладения.
За все это ни Струве, ни Дьяконов не сказали Тюменеву спасибо. Они ссылались на его работу только тогда, когда нужно было взять из нее детали и цифры. Результаты, достигнутые им, предпочитали не обсуждать. Но самое замечательное, что выводы Дьяконова есть по сути выводы Тюменева - несчастного мученика шумерологии.

Его последняя статья была посвящена сравнению Шумера и Микен. Ее можно найти здесь http://annales.info/greece/small/vost_mik.htm
Tags: Владимир Емельянов, Месопотамия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo philologist ноябрь 15, 07:57 2
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments