Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Леонид Никитинский. Дело Фарбера: кто кого научит?

Путин — такой же заложник закона, выведенного сельским учителем: «Сейчас в России судят именно тех, кто хочет что-то изменить»

Непреклонные государственные обвинители свое ходатайство о восстановлении срока кассационного обжалования по делу Ильи Фарбера широко не афишировали. Загадка их милосердия откроется лишь во вторник в Осташковском суде. Затаив дыхание, мы не смеем даже предположить: отчего вместо десяти дней, отведенных на подачу жалобы, прокурор очнулся через полтора месяца? Каким местом думал он в июле, требуя для учителя семь с половиной лет лишения свободы? По закону суд должен обвинению в этом ходатайстве отказать. Чего мы, разумеется, вместе с В.В. Путиным, затаив дыхание, вовсе не желаем.



Ведь за отсутствием иных причин, необходимых по УПК, лишь его высшая воля, выраженная в интервью Associated Press в день встречи с его же Советом по правам человека 4 сентября, обязана рассматриваться в суде как «уважительная причина». «Многовато будет!» (Дословно: «Данный случай, конечно, вопиющий».) Но ведь Конституция дает президенту право помилования. Тогда почему же так криво? И то у нас суд независим и сам разберется, то «вор должен сидеть в тюрьме» (сигнал Хамовническому суду), то не должен сидеть (Осташковскому) — как же бедному и не натасканному прокурору во всем этом разобраться? А как судье?

По свидетельству защиты, прокурор ставил перед присяжными в Твери лукавый вопрос: «Может ли человек по фамилии Фарбер бесплатно помогать деревне?» Повторим его риторический прием: может ли человек, по должности прокурор, «бесплатно» просить о милосердии? Последние лет десять в прокуратуре (как и в МВД, в Следственном комитете и, увы, в уголовном суде) проводилась селекция: тех, кто не сумел выдавить из себя последнюю каплю милосердия, отсюда просто вышибало — хорошо, если на пенсию. Значит — нет, не может.

Будем все же надеяться, что ржавая сдаст назад, Осташковский суд восстановит срок обжалования, а Тверской уж как-нибудь вырулит на условный приговор со второй попытки. В первый раз, когда дело вернул Верховный суд, не решившись при этом освободить учителя из-под стражи, ничего не вышло. Потому что задний ход в этой системе больше не врубается, и уже лет десять она знает только команду «фас!». Как она ответит на повторную (после Навального) команду «фу!»? С цепи не сорвется? Не взбесится? А хозяина не укусит?

«Дело Фарбера» — тоже не случайный эксцесс, а часть селекции. Лучше всех это сформулировал сам завклубом в последнем слове в суде: «Сейчас, наверное, такое время в России, что судят именно тех, кто хочет что-то изменить». И из интервью: «На них (административных должностях) приходится делать выбор между законом и пользой людям». Везде, где нужны хоть какие-то деньги, вообще ничего нельзя сделать без нарушения финансовых правил: церберы тут как тут, и всяк, кто что-то построил, — их потенциальная жертва. Фарбер, наверное, уникален как учитель, но в этом смысле не одинок. В местах лишения свободы изолированы тысячи таких же директоров и мэров, которым за попытку хоть что-то изменить инкриминированы ставшие обыденными и заранее просчитанные финансовые нарушения («взятка», «мошенничество», «уклонение от налогов» и др.).

Читать полностью: http://www.novayagazeta.ru/columns/60070.html

Tags: Фарбер
Subscribe

Posts from This Journal “Фарбер” Tag

Buy for 100 tokens
Сервантес Сааведра М. де. Назидательные новеллы: в 2 кн. / Издание подготовили С.И. Пискунова, М.Б. Смирнова, Т.И. Пигарёва. - Москва: Ладомир, Наука, 2020. - 548 +396 с. - (Серия: "Литературные памятники"). «Назидательные новеллы» являются уже третьей книгой (после…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments