Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Сергей Костырко: «Ломать — не строить»

Куратор «Журнального зала» объясняет: порядок приёма изданий в «ЖЗ» меняется: отныне «мы сами будем искать издания, эстетический и интеллектуальный уровень которых соответствует программе, которую мы пытаемся реализовать».


 

«Журнальный зал», самое главное в Рунете место хранения текстов и публикаций «толстых» литературных ежемесячников, меняет редакционную политику. Отныне коллегия учредителей перестаёт рассматривать заявки от журналов. Теперь она сама будет приглашать те или иные издания к сотрудничеству.
 

Случайно или нет, но перемена участи ЖЗ совпала с шумом вокруг мнимого непринятия в ЖЗ уфимского журнала «Бельские просторы». Ситуация вокруг «БП» сложилась непростая, именно поэтому Сергей Павлович объясняет своё отношение и к «Бельским просторам», и к часкоровской колонке Виктора Топорова, решившего этот журнал поддержать.

 

— Сергей Павлович, объясните ситуацию со сменой порядка работы «Журнального зала». Неделю назад ЖЗ объявил, что возобновляет рассмотрение заявок журналов на вступление, и вдруг такой резкий поворот: появляется извещение Совета «Журнального зала», где сказано, что отныне ЖЗ вообще не принимает заявки на вступление, отныне ЖЗ сам приглашает журналы. Это как-то связано с историей вокруг «Бельских просторов»?
— Отчасти, да. Мы почувствовали, что нами пытаются руководить извне.

Но главное не это. Эта история заставила нас наконец понять порочность самой нашей практики расширения ЖЗ. Вся эта придуманная нами когда-то процедура с подачей журналами заявок, рассмотрением их Советом ЖЗ и т.д. — всё это, похоже, сформировало представление о ЖЗ как о каком-то полугосударственном ресурсе, которому кем-то вменено в обязанность то-то и то-то.

Но нам никто ничего не вменял. Мы, простите, обычный литературный интернет-проект со своей собственной программой. Как, кстати, и любой другой сайт в Сети.

Ну и потом, сама ситуация с приёмом и рассмотрением заявок от журналов ставит их в положение чуть ли ни юных абитуриентов. А с какой, простите, стати? Любой журнал — это журнал.

 

— И ЖЗ опять закрывается для приёма новых членов?
— Нет, не закрывается. Мораторий на приём новых членов мы действительно отменили. Но расширяться теперь мы будем за счёт приглашения новых членов самим «Журнальным залом». Мы сами будем искать издания, эстетический и интеллектуальный уровень которых будет соответствовать той программе, которую мы пытаемся реализовать.

— И что это за программа?
— Задача, которую мы ставим перед собой, выглядит, конечно, амбициозно, но мы к ней относимся всерьёз — мы поставили перед собой задачу представлять традицию русской толстожурнальной литературы в сегодняшнем его изводе. Представить «толстый» литературный журнал прежде всего как эстетический (именно эстетический).

Понимаю, что звучит это, может быть, излишне пафосно, но мы к этой программе, повторяю, относимся серьёзно. Отсюда тщательность отбора.

— И что, всё представленное на ЖЗ соответствует этим требованиям?
— Увы, нет. Есть у нас издания, уровень которых нас начинает смущать. Но мы понимаем, что журналы как любой творческий коллектив имеют периоды подъёма и, скажем так, зависания. Это нормально.

В Совете ЖЗ идёт постоянный спор, проводить ротацию (санацию) или нет? С одной стороны, заманчиво — избавившись от некоторых изданий, ЖЗ получит более внятный эстетический облик.

Но пока мы этого не делаем. Ломать — не строить. Всегда есть надежда, что журналы, находящиеся в «фазе зависания», смогут вернуться к периоду подъёма.

— Я бы вам посоветовал всё-таки провести ротацию. Мусора много. Главный упрёк вам, как я понимаю, в недостаточно полном представлении сегодняшних «толстых» журналов?
— А такой задачи — быть просто большой библиотекой — вообще не было. Да она нам и не под силу. В России выходит не менее 150 литературных журналов. Почти в каждой губернии свой журнал, а в некоторых и не один. Плюс журналы литературных столиц.

Ну а если ко всему этому добавить несколько десятков русскоязычных журналов, что выходят за рубежом, то получится более 200.

Нет, это нам не по силам. И мы не раз про это говорили. Но почему-то нас не слышат. Почему-то людям кажется, что мы обязаны отражать абсолютно всё, достойное внимания в толстожурнальной жизни. И, похоже, наша вина здесь только в том, что мы слишком фундаментально прорабатывали тот сектор журнальной жизни, который выбрали, и именно это стало причиной наезда на нас. Ну извините, мы старались.

А что касается полноты обзора, то мы сделали на сайте специальную страницу «Литературно-художественные журналы в интернете», где вывешиваем сетевые адреса журналов, которые есть в Сети, но которых нет в ЖЗ. То есть пытаемся дать нашим читателя по возможности более полное, чем способен на это сам ЖЗ, представление о нынешней журнальной жизни. В связи с этим у нас просьба к журналам, которые уже обзавелись своим сайтом в Сети, но которых нет в нашем списке, а также к тем журналам, у которых сменился адрес: сообщите нам об этом (sk@russ.ru), и мы обязательно внесём дополнения на эту страницу.

 

— Может, как раз из-за этого и разгорелся скандал, связанный с «Бельскими просторами»? Можете объяснить, что произошло?
— Нет. Для меня это театр абсурда. Скандал начался с появления в одном из блогов ЖЖ информации о том, что Совет ЖЗ отказался принять в состав ЖЗ журнал «Бельские просторы».

Информация была снабжена соответствующими комментариями. И тут же зашумели дискуссии в других блогах. Я узнал об этом, только прочитав текст Топорова, а после его текста полез в Сеть.

И тут же вывесил в Сеть официальное разъяснение от ЖЗ, что это дезинформация. Мне думалось, что этого более чем достаточно.

Оказалось, нет. Толковище продолжалось, и участники его по-прежнему исходили из «неприёма» «Бельских просторов» в ЖЗ как реально свершившегося факта.

И только тут до меня, дурака старого, дошло, что идёт на самом деле не дискуссия о «Журнальном зале», а обычный сетевой гон. Ничего более. И я запретил себе читать дальше эту блоговскую публицистику.

— Как вы думаете, почему «Бельские просторы» не попытались как-то публично прояснить ситуацию?
— Это самая большая для меня загадка. Сотрудник редакции, с которым я находился в деловой переписке по поводу процедуры приёма «Бельских просторов» в ЖЗ, одновременно появлялся на блогах, откуда всё и началось, но он и словом не обмолвился там, что обсуждается пока ещё несуществующий факт. То, что их редакция к этой кампании не имеет никакого отношения, он написал мне в личном письме. И только. А в своём, например, блоге на прямо поставленный вопрос, был отказ или не было, отвечал более чем уклончиво: мы-де сами запутались.

— А вы пытались сами выяснить, откуда всё пошло?
— Если б я знал, у кого это можно выяснить. Я дважды задавал сетевой общественности вопрос, кто, когда и в какой форме дал отказ «Бельским просторам»? Вопроса моего или никто не замечал, или от него демонстративно отмахивались: а при чём тут «Бельские просторы»?

Да, собственно говоря, теперь уже и не имеет значения, откуда что пошло. Сюжет в Сети развёрнут полностью, и, прослеживая его, невозможно избавиться от мысли, что скандал этот был очередной пиар-кампанией — формой продавливания «Бельских просторов» в «Журнальный зал». Именно продавливания.

От кого исходила инициатива, повторяю, не знаю. Со свечкой не стоял. Но кампания прошла грамотно. Многие приняли всерьёз известие об отказе. Тот же Топоров.

Вы знаете моё отношение к текстам Топорова, но при всём моем, скажем так, неприятии их, для меня Топоров — профессионал. И мне трудно представить, чтобы такой профессионал позволил себе выстраивать концептуальный по замаху текст, оперев его на несуществующий, то есть легко опровергаемый факт.

— Получается, Топорова использовали в этой самой рекламной кампании. А что будет теперь? Пригласят всё-таки «Бельские просторы» в ЖЗ или нет?
— Не знаю. Боюсь, что нет. Во всяком случае, сейчас. Должна же существовать хоть какая-то этика поведения. Даже для литераторов. Совету ЖЗ трудно будет игнорировать факт того, что «Бельские просторы» своим молчанием, по сути, солидаризировались с противниками ЖЗ. А жаль.

Нам-то казалось, что мы почти подружились с этим журналом как минимум через премию Белкина и Казакова. Мне, например, действительно, кажутся настоящей литературой рассказы Юрия Горюхина или Артура Кудашева, опубликованные именно этим журналом. Да там много интересного было.

— Это второй скандал вокруг ЖЗ. В чём вы видите причины вот таких регулярно усложняющихся отношений ЖЗ с литературной общественностью?
— Прежде всего, в слабом представлении о нашем проекте литературной общественности. Всё то же: «мы ленивы и нелюбопытны».

На ЖЗ есть закладка «О проекте», там всё это написано. Кому мало, к его услугам ссылка на той же странице на более подробно прописанное изложение содержания нашего проекта и его целей («Об истории и концепции «Журнального зала»).

Но людям почему-то интереснее гадать, ну, скажем, про тот же загадочный для них Совет «Журнального зала» — кто в него входит и почему именно он решает главные вопросы работы ЖЗ.

— А что это такое — Совет «Журнального зала»?
— Те, кто и определяет политику ЖЗ. Совет ЖЗ состоит из представителей журналов, основавших ЖЗ: «Дружба народов», «Знамя», «Иностранная литература», «Новая Юность», «НЛО», «Новый мир», «Октябрь» и собственно «Журнальный зал».
 

И ещё одна небольшая справка (это уже для гадавших в Сети, кто и зачем учредил ЖЗ): «Журнальный зал» был собран в 1996 году на сайте «Агамы» как сайт нескольких «толстых» журналов, договорившихся выставляться вместе.

Подчёркиваю, сайт был организован самими журналами на предоставленной «Агамой» площадке. Потом ЖЗ перебрался на сайт «ИнфоАрт», затем на сайт «Россия-он-лайн», ну а когда в 2001 году «Россия-он-лайн» решила, что мы для них слишком высоколобые, и закрыла нас, мы приняли предложение «Русского журнала» о размещении нашего ресурса у них, то есть стали их проектом.

В РЖ мы с 2001 года, программисты РЖ сделали нам новый дизайн, написали специальные программы для навигации на сайте и т.д. Мы работаем вместе с РЖ, работаем как один из проектов РЖ, но при этом РЖ не позволяет себе грубо вмешиваться во внутреннюю политику ЖЗ, не пытается указывать нам, что и как делать. Они, в отличие от наших хулителей, понимают, чем мы занимаемся.

Иными словами, «Журнальный зал», извините, действительно «частная лавочка», как выражаются в Сети, то есть самостоятельный сайт, а не гос-ресурс, не имеющий права принимать самостоятельные решения и права на собственную программу.

А главный, гражданского почти клокотания вопрос предыдущей кампании против ЖЗ по поводу журнала "Воздух" "Как посмели?" шёл как раз от такого представления о ЖЗ.

— Было ли хоть какое-то рациональное зерно в нынешнем скандале для вас?
— Как ни странно, да. Во-первых, скандал показал нам, что пора менять формы нашей работы. Что мы и сделали.

А во-вторых… Противники ЖЗ обсуждали в Сети предложение о подаче президенту и правительству соответствующего прошения от литобщественности с просьбой национализировать ЖЗ и создать на его месте всеобщую интернет-библиотеку «толстых» журналов, в который бы выставлялись все желающие. В Сети висят тексты с заголовками: «Доколе «Журнальному залу» оставаться частной лавочкой?», «Толстожурнальный шовинизм» и т.д.

Логику первой части этого предложения — закрытия ЖЗ — мне понять трудно. Почему имеют право на существование, скажем, «Русское поле» или «Читальный зал», а мы — нет?

А вот под второй частью предложения я бы подписался обеими руками — под предложением создать в Сети мегабиблиотеку «толстых» журналов, где были бы все, абсолютно все литературные журналы России и русского зарубежья, независимо от их уровня.

Такой ресурс необходим. Даже если сложить возможности всех наших, представляющих сейчас журналы, литературных сайтов: «Мегалит», «Новая литературная карта России», «Русское поле», «Журнальный зал» и «Читальный зал», то все вместе мы можем познакомить читателя в лучшем случае с третью литературных изданий.

Поэтому нужен, я считаю, ещё один, параллельно с нами работающий, сверхмогучий ресурс — всеобщая интернет-библиотка русских литературных журналов.

— А журналы из ЖЗ приняли бы участи в работе такой библиотеке?
— Разумеется.

И кстати, наличие такого ресурса стало бы, возможно, облегчением для ЖЗ. Было бы снято огромное количество претензий к нам. Которые, повторю ещё раз, по большей частью возникают из-за элементарной неосведомлённости о нашем проекте.

Беседовал Дмитрий Бавильский
www.chaskor.ru

 

 

 

Tags: журналы, интернет, литература
Subscribe
promo philologist 18:46, Среда 1
Buy for 100 tokens
Мой муж, Виталий Шкляров, гражданин США и Беларуси уже почти 7 недель находится в белорусской тюрьме как политзаключенный. Его обвиняют в том, что 29 мая он якобы организовал в городе Гродно несанкционированный митинг в поддержку арестованного лидера белорусской оппозиции Сергея Тихановского.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments