Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

О свободе слова в России

Вчера вечером основатель и генеральный директор социальной сети Вконтакте Павел Дуров оставил на свой странице следующее сообщение: "13 марта 2014 года Прокуратура потребовала от меня закрыть антикоррупционную группу Алексея Навального под угрозой блокировки ВКонтакте. Но я не закрыл эту группу в декабре 2011 года и, разумеется, не закрыл сейчас. За прошедшие недели на меня оказывалось давление с разных сторон. Самыми разными методами мне удалось выиграть больше месяца, но сейчас настала пора сказать – ни я, ни моя команда не собираемся осуществлять политическую цензуру. Мы не будем удалять ни антикоррупционное сообщество Навального, ни сотни других сообществ, блокировки которых от нас требуют. Свобода распространения информации – неотъемлемое право постиндустриального общества. Это право, без которого существование ВКонтакте не имеет смысла".



Слова Дурова похожи на глас вопиющего в пустыне - слишком уж они не вписываются в современную российскую действительность. Ведь согласно недавним социологическим опросам ВЦИОМ "подавляющее большинство" россиян совсем не ценит "личные свободы" как таковые. Но это происходит вовсе не потому, что люди хотят быть бесправными рабами, а потому что отстаивание свободы сегодня является подозрительным вольномыслием, актом героизма, который может караться различными способами: от репрессий на работе и увольнения до информационной и тюремной изоляции. Вот и председатель Отдела Московского патриархата по взаимоотношениям Церкви и общества (ОВЦО) протоиерей Всеволод Чаплин заявил вчера: "XX, а уже теперь и XXI век наглядно показали, что совершенно свободный человек кончает плохо. Он удобопреклонен ко греху, он опасен и для себя, и для окружающих. Гуманизм - мировоззрение антигуманное."

Чаплин и Дуров, сделавшие два резонансных заявления в один день, обозначили два полюса в отношении к свободе в современной России. Отец Всеволод полагает, что свободный человек опасен, и его свобода должна быть в руках других, про которых Галич говорил, что они "знают как надо"; гуманизм также опасен и вреден, ибо неподконтролен, а право на жизнь имеет лишь тот гуманизм, который будет позволен сильными мира сего. Об этом непосильном бремени свободы хорошо сказано в поэме о Великом инквизиторе в романе "Братья Карамазовы" Достоевского - в ней старый первосвященник упрекает Христа: "У нас же все будут счастливы и не будут более ни бунтовать, ни истреблять друг друга, как в свободе Твоей, повсеместно. О, мы убедим их, что они тогда только и станут свободными, когда откажутся от свободы своей для нас и нам покорятся". Дуров же говорит о том, что свобода - это не бездумное подчинение любым приказам сверху и извне, а сопротивление любому насилию, диктату и тирании. Без свободы он не мыслит главное дело свой жизни, благодаря которому он стал тем, кто он есть сейчас. За эту свободу он готов нести финансовые и репутационные издержки.

В феврале 2008 года основной на тот момент кандидат в президенты РФ от партии власти первый вице-премьер Дмитрий Медведев сделал заявление на пятом экономическом форуме в Красноярске о планах на 4 последующих года. В частности он заявил: "В основе нашей политики должен лежать принцип, который считаю (несмотря на всю его очевидность) важнейшим в деятельности любого современного государства, стремящегося к достижению высоких стандартов жизни. Это принцип "свобода лучше, чем несвобода". Эти слова - квинтэссенция человеческого опыта. Речь идет о свободе во всех ее проявлениях: о личной свободе, об экономической свободе, наконец, о свободе самовыражения. Считаю достижение гармонии между свободой и правопорядком самым важным на данном этапе. На эту тему еще императрица Екатерина Вторая писала: "Свобода - душа всего, без тебя все мертво. Я хочу, чтобы повиновались законам, но [законам] не рабов"".

Тогда эти слова казались банальным занудством в духе капитана-очевидность, но сейчас даже они не вписываются в идеологию новой России и выглядят оппозиционными, недопустимыми, сомнительными речами. Четырехлетнее президентство Медведева, которое можно охарактеризовать временем несбывшихся надежд, оказалось полностью перечеркнуто и переосмыслено. Свобода теперь не является необходимым условием правопорядка и стабильности, но противопоставляется им, о чем свидетельствует и недавний опрос ВЦИОМ, упомянутый выше (в нем у людей спрашивали, что они ценят больше: свободу и демократию или порядок и стабильность). Системные политики и общественные деятели теперь к свободе не призывают, но стараются ее удушить ради "общего блага, безопасности и стабильности".

Собственно в одной из своих предвыборных статей в феврале 2012 года Путин открыто заговорил об опасной свободе интернета: "Следует четко различать - где свобода слова и нормальная политическая активность, а где задействуются противоправные инструменты "мягкой силы", - писал на тот момент кандидат в президенты России. И тут же в его статье следовал переход к критике тех неправительственных организаций, которые опекаются и финансируются внешними силами и работают "агентами влияния" крупных государств, блоков, корпораций". "Когда они выступают открыто - это просто одна из форм цивилизованного лоббизма. Однако активность "псевдо-НПО", других структур, преследующих при поддержке извне цели дестабилизации обстановки в тех или иных странах, недопустима", - писал он.

То, что происходило в последующие 2 года после этого заявления, иначе как борьбой с любым проявлением свободомыслия не назовешь. Сначала последовал разгром правозащитных и неправительственных организаций и оставшихся независимых СМИ, уже теперь под каток попали блоги и соцсети. То и дело можно услышать о точечных репрессиях против тех, кто высказался об актуальных проблемах не так, как нужно (Зубов, Ревзин и многие др.). Происходит повсеместное наступление на все то, что не встроено в строгую систему государственного подчинения - любые формы внегосударственной активности (особенно связанные с международным сотрудничеством) отныне являются наказуемыми и порицаемыми. Нам уже открыто говорят, что несвобода лучше, чем свобода. Взять хотя бы недавний текст «Основ государственной культурной политики», подготовленный ведомством г-на Мединского. В этом документе, который уже получил соответствующую реакцию философского сообщества, в частности, содержится и такой тезис: "Никакие ссылки на «свободу творчества» и «национальную самобытность» не могут оправдать поведения, считающегося неприемлемым с точки зрения традиционной для России системы ценностей. Это не означает ограничения свободы слова и прав гражданина, но требует отказа в государственной поддержке лицам и сообществам, демонстрирующим противоречащее культурным нормам поведение. В случае нарушения действующего законодательства и прав других граждан к таким лицам и сообществам должны применяться соответствующие меры пресечения". В переводе с бюрократического языка на общечеловеческий это означает, что все, что не вписывается в государственную идеологию, считается враждебным и опасным. Слишком вольную "свободу творчества" не только не будут поддерживать, но с ней станут всячески бороться.

Такие же настроения царят и в российском парламенте. Весной этого года мы узнали, что голосование в Госдуме должно быть только единогласным - недаром ведь поднимался вопрос о лишении Ильи Пономарева депутатского статуса за то, что он проголосовал не так, как было нужно, по вопросу о присоединении Крыма. То есть еще раз на высшем уровне был подан сигнал о том, что само голосование у нас как бы есть, но результат его должен быть только таким, каким нужно, причем тот, кто не с нами, - тот против нас. Вы можете проголосовать, как хотите, но будьте готовы отвечать за свою свободу очередным ее ограничением. Иными словами в России, конечно, есть свобода слова, но никто не гарантирует, что вы останетесь на свободе после своих слов.

Само слово "свобода" в нынешнем российском обществе также является чем-то подозрительным и враждебным. Так, радио "Свобода", по мнению ряда спикеров ура-патриотической идеологии, - это зловредный инструмент влияния коварного Запада на умы наших соотечественников. После событий на Майдане превратилась в жупел для российских телезрителей и украинская партия "Свобода", воплощающая "бандеровское и фашистское зло". Ну и вообще есть в свободе что-то масонское, революционное, кощунственное... Взять хотя бы лозунг "Свобода! Равенство! Братство!" То есть свободу во всех ее проявлениях нужно искоренять, поскольку она угрожает всему порядку нынешней российской действительности.

Впереди нас ждут времена еще большей несвободы. Это хорошо понимает российская интеллигенция. К примеру, в начале апреля в Москве прошла замечательная конференция, организованная лидером "Гражданской платформы" и главредом журнала НЛО Ириной Прохоровой и посвященная теме рабства. В минувшее воскресенье, 13 апреля, прошла акция протеста "Марш правды", посвященная свободе в СМИ. Тем не менее ясно, что запрос на свободу в российском обществе еще долго не будет доминирующим, а репрессивная карательная машина будет всячески дискредитировать и шельмовать тех, кто громче и больше других печется о всеобщей и личной свободе. Акции новых российских хунвэйбинов, натравливаемых на инакомыслящих и свободолюбивых людей, месяц за месяцем будут лишь мерзостнее и подлее. Да и на что можно рассчитывать, когда еще Пушкин вынес неутешительный вердикт всем тем, кто думает, что от его действий зависит что-то, помимо его собственной личности:

Свободы сеятель пустынный,
Я вышел рано, до звезды;
Рукою чистой и безвинной
В порабощенные бразды
Бросал живительное семя —
Но потерял я только время,
Благие мысли и труды...

Паситесь, мирные народы!
Вас не разбудит чести клич.
К чему стадам дары свободы?
Их должно резать или стричь.
Наследство их из рода в роды
Ярмо с гремушками да бич.

Иначе говоря, свобода начинается и заканчивается в нас самих. Невозможно облагодетельствовать свободой другого, особенно если этот другой ее не знает и не ценит, - можно лишь бороться за свою собственную свободу изо всех сил, чего я и желаю себе и своим друзьям.


Tags: свобода
Subscribe
promo philologist december 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →