Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

О запрете мата в искусстве

СМИ сегодня напоминают о том, что с 1 июля вступит в силу закон о запрете ненормативной лексики в произведениях искусства. Тут же сообщается, что как и все скороспелые законы нашей Госдумы этот документ также нуждается в корректировке. Во всяком случае такое мнение высказал не кто-нибудь, а сам оскароносный и особо приближенный к царю Никита Михалков. По его мнению: "В закон необходимо вносить корректировку", к примеру, "в том случае, если это картины о войне", представить их без нецензурной лексики сложно. "Русский мат - это тонкая материя, - продолжил режиссер. - Это одно из самых великих изобретений русского народа".



Михалков с одной стороны постарался все же обезопасить собственные картины. Хотя эксперты заранее предупреждали, что принятый Думой закон, как и все остальные, скорее всего будет применяться сугубо избирательно, то есть будут штрафовать и наказывать какую-нибудь Валерию Гай Германику, но, разумеется, никто не тронет фильмы того же Михалкова, где также встречается ненормативная лексика (например, в "Утомленных солнцем 2"). С другой стороны, Михалков побравировал гордостью за национальный мат: "тонкая материя", "одно из самых великих изобретений русского народа"... В том же выступлении на пресс-брифинге режиссер заметил: "Я сам матерщинник, но в обычной речи вы от меня этого не услышите". Хочется на это сказать, что мы уже видели такое, что лучше бы Михалков ругался матом, чем бил людей ногами в лицо. Но не о Михалкове речь.


По поводу запрета мата уже успели высказаться многие публицисты. К примеру, философ Александр Рубцов заметил, что "когда власть выбирает стратегию полномасштабного запретительства, в номенклатуре всплывает серость, которая только и умеет, что пресекать, причем делает это настолько бездарно и коряво, что крепкие выражения так и просятся на язык. Здесь, как в капле воды, отражается и более общее отношение. Власть сейчас так работает, что людям трудно высказать свои оценки этой деятельности в каких-то иных, более куртуазных выражениях. Похоже, именно это и напрягает. Поэтому речь, конечно же, не от культуре, а о политике".



Писатель, историк, соредактор журнала «Звезда» Яков Гордин высказался следующим образом: "Очень странно преследовать ненормативную лексику, которая существует несколько столетий. <...> Очень непросто разобраться с тем, что сегодня действительно зовется матом, а что – паллиативным выражением. <...> Если и бороться с матом, то не государственными запретами, а пропагандой чистого языка и культуры. Хотя язык настолько сложная стихия, что пытаться изъять из него некие элементы, укоренившиеся столетиями, дело довольно безнадежное".

Один из наиболее компетентных и тонких специалистов в области политического языка филолог Гасан Гусейнов в интервью немецкому изданию "Deutsche Welle" и вовсе заявил, что русский мат запретить невозможно: "Закон мне не кажется целесообразным, потому что уводит общество в направлении, противоположном желаемому. С тем же успехом можно запретитить в больнице жар и начать всякого, кто осмелился не удержать температуру тела на уровне 36,6, лечить аспирином. Что же касается СМИ, то в профессиональной журналистской среде действует гораздо более мощное, чем любое законодательство, соглашение, негласный договор: не публиковать низменную, площадную речь (не только так называемую нецензурную брань). Это просто очередной репрессивный акт, сначала проштампованный Думой, а теперь вот уже и ставший законом. Закон принят в общем пакете с другими ограничительными актами. Теперь блогер фактически приравнен к журналисту. А ведь ничего не стоит с помощью сетевых "титушек" накрутить даже самому скромному критику хоть 10 тысяч читателей в день, после чего привлечь его к ответственности за нарушение этого самого закона. Дальше - больше. Запрещена "реабилитация нацизма". Звучит очень грозно. А какие критерии? Например, напишет кто-нибудь, что асы люфтваффе сбивали в несколько раз больше самолетов, чем советские. Чем не восхваление нацистов? Не забудем и преследования за богохульство, уже имевшие место, причем в отсутствие соответствующих законов. Вот в этом широком контексте можно сказать: руководство страны очень вдумчиво и старательно готовится к введению гораздо более серьезной цензуры, чем была до сих пор".



По мнению Гусейнова, мата "слишком много и в жизни, и в искусстве. Он - показатель уровня психического здоровья и интеллектуальной дисциплины. Обе эти сферы в России - больные. В буквальном смысле слова. С обществом должны работать квалифицированные психиатры, историки, политики-миротворцы, правозащитники. Это все равно рано или поздно произойдет, но не с помощью таких вот законов".

Я также согласен, что борьба с матом будет чисто бутафорской и выборочной. Этот закон станет дополнительным инструментом для борьбы с неугодными. Ведь согласно другому закону, который вступит в силу 1 августа, за мат будут наказываться и топовые блогеры. Какому-нибудь нашисту или кремлеботу достаточно будет загадить комментарии к чужим записям и самому же пожаловаться в Роскомнадзор на наличие мата в конкретном сетевом дневнике. А поскольку вычищать это все надо очень оперативно, практически незамедлительно, то создается широчайшее поле для злоупотреблений надзирающих ведомств и чиновников, использующих репрессивное законодательство для давления на свободно мыслящих пользователей интернета и деятелей искусства.



Я сам стараюсь быстро удалять любую ругань из комментариев и баню тех, кто продолжает ругаться, несмотря на предупреждения. Читать мат ради мата, брань, как выражение агрессии, желания унизить собеседника, - отвратительно. Однако иногда без мата, действительно, сложно сформулировать свое отношение к тем абсурдным инициативам и законам Госдумы, античеловечным действиям партии и правительства. Но и тут можно быть куда более изобретательным и креативным. Понятно, что русский мат не уничтожим, и бороться надо за повышение культурного уровня населения, а не за цензуру в отношение произведений искусства. Гопники по театрам и музеям не ходят, арт-хаусное кино не смотрят, а матом ругаются в духе какого-нибудь рэпера Сявы. Но запретить, конечно, проще произведения элитарного искусства, а наказать тех, кто использует широчайшие возможности мата для той же политической сатиры, а вовсе не тех, кто матом не ругается, а разговаривает.

Tags: Михалков, искусство, кино, обсценная лексика
Subscribe

promo philologist september 12, 02:21 2
Buy for 100 tokens
Исполнилось 100 лет со дня рождения Станислава Лема (1921-2006), польского писателя-фантаста, философа, футуролога. Приведу фрагмент из его интервью, данного по случаю 150-летия со дня рождения Ф.М. Достоевского изданию "Przyjaźń" в 1971 году: "Достоевский принадлежит, на мой взгляд,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments