Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

10 лет трагедии в Беслане. Хронология теракта. День третий (последний)

ТРЕТИЙ ДЕНЬ ЗАХВАТА ЗАЛОЖНИКОВ
3 СЕНТЯБРЯ 2004 г.


- 10 лет трагедии в Беслане. Хронология теракта. День первый
- 10 лет трагедии в Беслане. Хронология теракта. День второй




БЕСЛАН АНТИКРИЗИСНЫЙ ШТАБ. 7 ЧАСОВ 30 МИНУТ

Ночь выдалась короткой. До двух часов шли переговоры с захватчиками. Теперь переговорщики снова пытаются добиться передачи в школу медикаментов, воды и питания. Человек на другом конце провода, вероятно Хучбаров – "Полковник" все время повторяет один и тот же ответ: "Заложникам не нужны ни вода, ни еда. Они объявили голодовку своему правительству". По приказу антикризисного штаба расширена зона безопасности вокруг школы. Лев Дзугаев, пресс-секретарь североосетинского президента, обсуждает с собравшимися, как быть с числом заложников. Решение такое: и дальше скрывать. Лишь спустя пять часов Дзугаев скажет, что число заложников "по последним сведениям превышает 354". После долгих телефонных бесед ингушскому бизнесмену – нефтянику Гуцериеву, который постепенно становится главным переговорщиком, удается убедить террористов, что трупы со школьного двора и с полосы зеленых насаждений на Коминтерновской нужно убрать. Некоторые из тел уже двое суток лежат под открытым небом на солнце и дожде.

БЕСЛАН КВАРТИРА МУРАТА КАЗАНОВА. 8 ЧАСОВ 00 МИНУТ

В доме Мурата Кацанова тихо. Хозяин худощавый смуглый брюнет лет 45, с проседью, с усами. Он живет с семьей в бараке на улице Батагова, 37. Западный угол дома примыкает к территории школы. У Кацановых двухкомнатная квартира на четвертом этаже. Одна из двух дочерей – там, в школе, уже два невыносимых дня и две ночи. Ее зовут Алана, ей 15 лет. Телевизор до сих пор включен. Каждый час передают новости. Говорят все время, что заложников от двух до четырех сотен. В Беслане каждый знает, то это вранье. Для Мурата Кацанова оно звучит как издевательство. "Там одних первоклассников с родственниками больше трехсот", – думает он. – "Правительство пытается заранее занизить цифру, чтобы после освобождения не признавать, как много оказалось жертв".

ШКОЛА #1. СПОРТЗАЛ. УТРО

Террористы не пускают детей в туалет. Врач Лариса Мамитова спрашивает, можно ли выводить хотя бы тех детей, которые уже еле дышат. Террористы отвечают: "Нет. Пусть подыхают". Они послали Мамитову искать по зданию пластиковые бутылки, чтобы дети в них мочились. Несколько бутылок Мамитова находит. Когда она возвращается в зал, всем кажется, что она принесла воду. Люди кричат, просят пить. Когда видят, что бутылки пусты, воют от отчаяния. Террористы стреляют поверх их голов. Мамитова просит, чтобы ее отвели к Полковнику. Он сидит на втором этаже в кабинете директора. Она просит разрешения позвонить своей коллеге в больницу. "Она – женщина разумная", – говорит Мамитова, – "она объяснит властям, как плохо со здоровьем детей". Полковник соглашается. При условии, что разговор будет по-русски. Мамитовой разрешают позвонить из учительской. Это соседняя комната. До коллеги она не дозванивается, приходится все рассказывать медсестре: в каком жутком состоянии дети, что медикаментов не осталось совсем. Пусть передаст властям, что будет катастрофа, если в ближайшее время детям не помочь. Мамитова возвращается к заложникам и разговаривает с директором школы. Нужно что-то сделать, нужно что-то предпринять, говорит она. Мамитова вспоминает, что среди заложников – двое детей председателя североосетинского парламента Мамсурова. Директор, подводит ее к детям. Мамитова берет детей за руки и с ними отправляется к Полковнику. Она спрашивает, можно ли им позвонить отцу. Полковник соглашается.
Мамитова дозванивается до заместителя президента в антикризисном штабе в здании мэрии Беслана. Она рассказывает про катастрофическое положение заложников. Она говорит, что захватчики становятся все агрессивней и что, чтобы предотвратить катастрофу, времени остается совсем чуть-чуть. Потом она передает трубку одному из сыновей. Тот умоляет отца сделать все, чтобы освободить заложников.

БЕСЛАН. КВАРТИРА МУРАТА КАЦАНОВА. 13 ЧАСОВ

Опять бардак с новостями. Телевизор "Голден Ай" предпринимателя Мурата Кацанова показывает ничего не сообщающие картинки с камер, стоящих в неудобных местах. С улицы Коминтерна на территорию школы въезжает грузовик. В кузове стоят два МЧСовца. Машина едет медленно, почти ползет. Террористы согласились, чтобы со школьного двора забрали трупы, пролежавшие уже двое суток. На часах 13.01. Может быть, 13.02. Может быть, 13.03. Со стороны школы раздается взрыв, мощный удар. Это начало конца.

ШКОЛА #1. ЗАДНИЙ ШКОЛЬНЫЙ ДВОР. 13 ЧАСОВ 03 МИНУТЫ

Фатима, фотограф местной газеты, на своем теле ощущает жар взрыва. У нее контузия, она приподнимается, наполовину выпрыгивает, наполовину вылетает из окна. Мыслей никаких – она бежит. Под ступнями осколки стекла. Она бежит через задний внутренний дворик школы, вдоль задней стены спортзала. В ушах – никаких звуков – она оглохла. Она не оборачивается, назад не смотрит. Она бежит, как вдоль туннеля.

БЕСЛАН. АНТИКРИЗИСНЫЙ ШТАБ. 13 ЧАСОВ 05 МИНУТ

В штабе паника. Президент Дзасохов причитает: "Для меня это конец!" Переговорщику Гуцериеву удается еще раз дозвониться до школы. "Что вы там сделали?" – кричит он. Воздух сотрясает второй мощный взрыв. Затем выстрелы винтовок. Звуки хаоса, доносящиеся досюда. "Вы нам врали", – слышится ответ.
"Но штурма нет!" – кричит Гуцериев. Террорист на другом конце провода обрывает разговор: "Все. Мы взрываем".
Наступает хаос, но трудно понять, что стало причиной. Ясно только, что первый взрыв в зале, который вызвал все последующие реакции, произошел в одной из баскетбольных корзин и совпал с подъездом грузовика с МЧСовцами. В его кузове стояли двое, которые должны были забрать трупы со школьного двора.
Тезис, по которому согласованная с захватчиками акция по вывозу погибших была использована спецслужбами или другими вооруженными частями как прикрытие для штурма, никакого подтверждения не находит. И предположение, что таким могло быть намерение террористов – положить конец своей операции, тоже ничем не подтверждается. Впечатление такое, что одна из многочисленных бомб в спортзале взорвалась случайно – или потому, что отлепилась клеящая пленка, которой бомба была прикреплена, то ли потому, что где-то ослаб крепеж, или где-то случайно замкнулся контакт, или один из беспорядочных выстрелов боевиков попал не туда.
Во всяком случае, из зала слышны были три сильных взрыва. Между первыми двумя был перерыв небольшой, а третий раздался минут 20 спустя. За ним последовало много мелких, неопределенных. Непосредственно после первых двух взрывов заложники стали вырываться на свободу через разбитые окна и бежать – сначала поодиночке, потом десятками, по территории школы, спасая свои жизни. Они бежали к соседним домам, в прилегающие улицы, а сзади по ним стреляли террористы. Но опасность грозила и спереди – погибнуть можно было и под перекрестным огнем сил, выставленных государством и тех, кто пришел на собственный страх и риск, федералов и неофициальных сил.
Последних средства массовой информации называли ополченцами. На самом же деле это были родственники заложников, доставшие из домашних шкафов оружие и стоявшие наготове. Можно не сомневаться, что кто-то из них попадал и в своих. И в том, что и без того хаотическую ситуацию они только усугубили. Почему вообще их так близко подпустили к школе – останется тайной командующих силами безопасности.
Вокруг школьной территории в эти минуты занимали позиции спасатели, машины скорой помощи, пожарные машины, милиция и частные автомобили. Все они подбирали спасшихся людей и в челночном режиме отвозили в бесланские больницы.
В 13 часов 30 минут обрушилась крыша спортзала, загорелось целое крыло здания. Гасить огонь поначалу было совершенно невозможно, со всех сторон шла стрельба. Лишь медленно силам безопасности удается продвинуться по территории двора в здание школы. Позднее для прикрытия выдвинут БТР. Эта бронемашина перед окнами горящего спортзала будет видна и в новостных передачах по всему миру

ШКОЛА #1. СПОРТЗАЛ. 13 ЧАСОВ 09 МИНУТ

В момент первого взрыва у Ларисы Мамитовой почернело перед глазами. Она была без сознания и когда взорвалась вторая бомба. Придя в сознание, она обнаружила, что находится на другом конце спортзала – там, где в последний момент видела сына. На ней только пояс и нижнее белье, от брюк и блузки остались лишь клочья. Она чувствует жуткую боль в спине. Поднимает голову и видит, что бомб на баскетбольных корзинах больше нет.
Вокруг нее на полу раненые. Все куда-то ползут. Один из террористов стреляет в воздух. Часть крыши рухнула. То, что осталось, горит. Она оборачивается и видит, как кто-то из террористов натягивает на себя белую футболку и направляет винтовку на нее. Она падает, прикидывается убитой.
Мысль одна: где Тамерлан, надо его найти. Эта мысль заставляет ее встать, она слышит, как снаружи кричат дети, так громко, что ей приходит мысль: их расстреливают по одному. Она ищет сына там, где перед взрывом видела его. Но перед ней только погибшие дети.
Лица их бледны, глаза и рты открыты, они жутко похожи друг на друга. Она берет их на руки, одного за другим. Не может понять, есть ли среди них ее сын. Она больше не смотрит на лица, она ищет сына по одежде. В ее руках – погибший мальчик, похожий на ее Тамерлана. Но носки на нем другие. Она берет на руки еще одного мальчика, но на нем чужие брюки. Она ищет шрам на лбу, какой был у Тамерлана, длиной три сантиметра. Как-то однажды камень попал ему прямо меж бровей. Но ни на одном из бледных лиц этого шрама она не находит.
Террористы палят вокруг себя и орут, чтобы заложники спускались в подвал. "В подвал, все в подвал!" Но Мамитова пробирается в боксерский зал рядом со спортзалом в надежде найти Тамерлана там. Не находит. Силы покидают ее, она рыдает.

ШКОЛА. ЗАДНИЙ ШКОЛЬНЫЙ ДВОР. 13 ЧАСОВ 15 МИНУТ

Фатима добегает до забора школьной территории, это рядом с гаражами на улице Сослана Батагова. Она перелезает через большую трубу. Потом через железные ворота. Она бросается на землю между двумя гаражами и прикрывает себя доской. Она слышит крики и начинает молиться. Доносятся выстрелы. Она слышит свист пролетающих пуль. Слышит, как пули пробивают стены гаражей. Она видит, как с акации опадают листья.
На секунду стрельба прекращается, и она слышит осетинский голос. "Это мой шанс", – думает она и зовет на помощь. Кто-то стучит по стене между гаражами. Она перелезает через нее и падает в руки мужчины. Он доносит ее до солдата, ее укладывают на носилки. Она видит над собой голубое небо. Она еще не может поверить, что жива. Ее задвигают в машину скорой помощи.

ШКОЛА #1. СПОРТЗАЛ. 13 ЧАСОВ 20 МИНУТ

После большого удара Заурбек Гутиев, отставной учитель и герой Сталинграда, ощущает жжение на спине, как будто бы горит рубашка. С потолка вниз летят тлеющие обломки. Один попадает ему на шляпу, один застревает у него в пиджаке. Мир вокруг него разваливается на части, здесь и погибель, и спасение. Кто-то бежит, кого-то тащат. Все сплетено с выстрелами и новой угрозой. Он видит, как террористы расстреливают детей – прямо перед его глазами они расстреливают маленького мальчика и девочку. Совсем вблизи. Он чувствует огонь со всех сторон. Гутиев встает. На не слушающихся ногах пытается двигаться. Он бредет к тому ряду окон, которые выходят на передний двор. Но подоконники здесь высокие, а ноги у него не работают, ему не подпрыгнуть. Он слышит выстрелы. Его нос чует запахи, которых лучше себе не представлять. Но пугает огонь. Огонь гонит его, он обеими руками поднимает свою правую ногу на подоконник. Теперь он наполовину лежит, подтягивается руками к внешнему краю, как-то подтягивает вторую ногу и вываливается наружу. Он падает всего метр и падает мягко – на тела, лежащие под окном.
А внутри террористы гонят заложников из зала. Перед собой они гонят детей – в главный коридор. Террористы стоят вдоль стен справа и слева и гонят толпу. Группа человек 20 детей во главе с Аликом Цаголовым, учителем физкультуры, успевает убежать наверх, на второй этаж в актовый зал. Несколько мгновений там не видно ни одного боевика.

БЕСЛАН. КВАРТИРА МУРАТА КАЦАНОВА. 13 ЧАСОВ 30 МИНУТ

Дом Мурата Кацанова содрогается от трескотни пулемета, из которого стреляют солдаты Альфы. Вдоль лоджии летят щепки, которые откалывают попадающие по касательной выстрелы. Вокруг бесланской школы #1 шум войны. С другой стороны, с улицы Коминтерна, от железной дороги, все это выглядит как запланированный штурм. Подъезжают два танка, с ними – бронемашины, на позиции выходят гранатометы и огнеметы. Оборудования для спасения не видно, только орудия для войны. Кружат боевые вертолеты МИ-24.
По двору бегут, ползут дети и старики в разных направлениях. От спортзала бегут девочки, матери – почти без одежды. Семеро друзей в квартире Казанова сначала бросились на пол. Теперь они поднимают головы. Они видят: власть террористов рухнула, заложники вырываются на свободу. Они видят, как рушится крыша зала, как все превращается в руины. Они видят, что нужно действовать.
Друзья несутся вниз, двое альфовцев с ними. Еще раз они идут дальним путем через крышу. Внизу стоят военные спецназовцы. Кацанов подходит к офицеру Альфы и предлагает помощь. Он говорит: "Я могу показать дорогу. Можно пройти через гаражи. Оттуда есть вход в тренировочный зал за спортзалом. Оружие дайте. Я покажу дорогу".
Офицер не смотрит на него. Казанов повторяет свою просьбу. Он говорит: "Ну, давай же! Дай людей! Я покажу дорогу". Офицер говорит ехидно, обращаясь к подчиненному: "Дайте ему успокоительного". Кацанов отворачивается от офицера. Отсюда далеко до центра событий. На свой страх и риск он идет к школе, и двое альфовцев с ним. Еще двое соседей. Они бегут вдоль барака к территории школы.
С крыши школы по ним стреляют. Метров 20 нужно пробежать по простреливаемому участку. Они добегают до гаражей, останавливаются у закрытого на щеколду сарая Эльбрума Тохтиева. Казанов знает, что есть задний выход, ведущий прямо к окнам тренировочного зала.
Три окна. На них решетки. Небольшой отряд Казанова двигается дальше ползком, на коленях. Забор из рабицы дерет их рубашки. Они останавливаются у самого правого окна, низко приседают. Они пытаются выломать решетки. Изнутри никакой реакции. Потом они встают, упираются в стену, наконец, вырывают решетку, прорываются в школу – солдаты Альфы впереди. В одном углу сидят 15 заложников – грязные, застывшие от ужаса, но живые. Среди них – Лариса Мамитова.
Спасители тащат к окну лавку, чтобы легче было выбираться. Соседи Казанова выводят людей из здания. За несколько минут им удается спасти первые 15 жизней. Лариса Мамитова не хочет уходить, она хочет назад – искать сына. К ней подбегает брат Борис. Она слышит: "Тамерлан жив. Он уже дома". Мать не верит. "На самом деле", – говорит Борис. – "Тамерлан жив". Только теперь она вновь ощущает боль в спине.
Она опускается на носилки, ложится на живот, ее везут в бесланскую больницу, делают обезболивающий и успокоительный уколы. Ожоги на спине и на ногах такие сильные, что ее переводят во Владикавказ. В левом ухе она чувствует боль от осколка. Но Тамерлан жив. И сама она жива. Лариса Мамитова спасена.

ШКОЛА #1 ШКОЛЬНЫЙ ДВОР.13 ЧАСОВ 35 МИНУТ

Выстрелы. Пламя. Заурбек Гутиев лежит под окном спортзала. Он не в силах пошевелиться. А нужно подниматься. Он говорит себе: "Ну, вставай же, старый хрен!" Он чувствует жжение на спине. Может быть, рубашка горит? Боль становится все шире. Заурбек заставляет себя идти по прямой – дальше от этой пытки, от этого спортзала. Идти далеко. Нужно метров 40-50 пройти. Может быть, даже 60. Но это ужасы знакомые. Ужасы войны он не забыл. Он пересекает двор, добирается до домиков, стоящих напротив спортзала, кто-то льет ведрами воду ему на спину. Он попадает в объятия спасателей, четверо уносят его. Заурбек Гутиев спасен. 160 дней, 160 ночей Сталинграда. Три дня и две ночи Беслана.

БЕСЛАН. РЯДОМ СО ШКОЛОЙ #1. 13 ЧАСОВ 40 МИНУТ

Без какой-либо координации спецназовцы бросаются в пламя. Ни операций прикрытия, ни отвлекающих маневров. Мужество героев, граничащее с безумием. Позади спецназовцев местные осетинские ОМОНовцы и части федеральных войск. А еще дальше – бесланские ополченцы. Как раз они палят из всех стволов. Момент для попытки штурмовать школу одновременно со всех сторон упущен. Следствие этого – большие потери, приходится драться один на один. Подполковник Дмитрий Разумовский и лейтенант Андрей Чуркин по кличке "Черкес" – ветераны российских погранвойск, они были на таджикской границе, участвовали во втором чеченском походе. Оба кавалеры многих орденов и медалей. Здесь они гибнут в ближнем бою. Беслан стоил жизни десятерым солдатам из Альфы и Вымпела. Это самые большие потери в истории российского спецназа. Даже когда штурмовали дворец афганского президента в Кабуле 27 декабря 1979 года, атаковавшие отряды Зенит и Гром потеряли лишь шестерых. Ход событий в Беслане для отрядов Альфы и Вымпела оказался неожиданным. Когда начались взрывы, многие были далеко – в лагере "Спутник", и до места событий добрались с большим опозданием. В антикризисном штабе никому не могло прийти в голову, что в той жаре, какая была в зале, могла отклеиться изоляционная лента на одной из бомб, что это могло вызвать панику, что у кого-то из террористов могла поехать крыша. Позднее один из руководителей Альфы скажет: "Был отличный план штурма, но никто не отважился принять решение".

ШКОЛА #1. БОКСЕРСКИЙ ЗАЛ. 13 ЧАСОВ 45 МИНУТ

Боксерский зал отделен от большого спортзала двумя дверьми. Они ведут в тупик, в котором окно, выходящее на заднее крыло здания. Двери закрыты. Двери могут быть взрывными ловушками. Видны концы проволок, едущие куда-то. Мурат Кацанов и альфовцы решают двери не открывать. Риск непредсказуем. Они решают пробить дыру в стене спортзала. Они разбирают спортивные снаряды и штангами турника долбят кирпичную стену. Разгоняются и бьют. Раз за Разом. На это уходит минут 10-15. Состояние жуткое – ведь нужно спешить. Они понимают, что продолбили стену, только когда поднимается облако пыли, и до них доходит неописуемая смесь запахов. Через отверстие к ним кидаются люди – дети, взрослые, старики. Отверстие слишком мало. Может пролезть только один человек.
Альфовцы кричат заложникам, видят ли они на дверях бомбы, знают ли они, где заложены мины. Они заново оценивают ситуацию. Теперь риск не кажется таким большим. Они находят проволоку и зацепляют ее за петлю двери. Они отходят как можно дальше и дергают за нее – пятеро мужчин со всей силы. Наконец им удается сорвать дверь с петель. Взрыва нет. Теперь есть проход. Один из альфовцев заходит в зал, открывает вторую дверь спортзала. Он не успел взглянуть в сторону окна. Он падает, раненый в ногу.
Люди толкаются у выхода, но толпа становится меньше. Не потому, что зал пустеет, а потому, что остались только раненые, которые не могут двигаться. Мурат Кацанов заходит в зал. Конечно, он надеется увидеть Алану, дочь. Но он не ищет ее. Он помогает каждому, кто жив.

Короткими перебежками, потому что террористы простреливают зал с задней крыши, он пробирается под подоконниками все дальше вглубь зала. Он движется как в кошмарном сне – мимо изуродованных детей, мимо оторванных рук и ног, мимо тел, разорванных животов, мимо трупов.
Тех, кто жив, он берет на руки. Тяжелых детей взваливает на плечи и выносит. Опять перебежками к той дыре в стене, которую пробили в боксерском зале. Он не чувствует под собой ног, у него сводит икры. Руки свинцовые. С десяток мужчин делают то же, что Кацанов. Согнувшись, перебежками, они вытаскивают живых – одного за другим.
Кацанов сделал уже 20 заходов, 25, 30. Пот течет по лицу. Он выносит детей и взрослых, он пробирается то туда, то обратно, вокруг свистят выстрелы, звучат крики о помощи. На полу так много тел, что приходится осторожно ставить ноги, чтобы ни на кого не наступить. Террористы стреляют даже по трупам. Без разбору они нажимают на курок, ищут все новые жертвы, жертвы, жертвы.
В середине зала, но к счастью ниже окон, в самой дальней точке от дверей Казанов видит сидящего мальчика. Ему лет 5-6. Он не ранен. Он сидит – серьезный, без движения, ни на что не реагирует. Добраться до него тяжело. Вокруг тела, обломки.
Мурат Кацанов зовет мальчика, знаками показывает ему: иди сюда, ко мне иди, мальчик! Ребенок начинает двигаться на четвереньках. Шаг за шагом он подползает к Кацанову, который присел у окна. Осталось 3-4 метра. Он вытягивает руку навстречу: ну еще чуть-чуть, давай! Но мальчик больше не может. Он окаменел. Он остановился и не двигается. Трупы, кровь, пламя, выстрелы.
Кацанов пытается пробраться к нему. Он идет на носках, чтоб не наступить ни на кого. Он осторожно продвигает ноги по полу. Он, наконец, доходит до мальчика. Теперь он строго говорит ему: "Ну, иди! Иди к двери! Ползи давай!" С крыши все еще падают горящие обломки. Мальчик ползти не может. Казанов кричит на него. Он бьет его по попе: "Сейчас накажу тебя вот!" Но и это не помогает. Приходится Казанову взять его на руки, положить к себе на колени. А мышцы уже горят огнем. Он не может контролировать ни шагу, он наступает на мягкое и жесткое. По-другому не сделаешь, ребенка нужно выносить. Нужно к двери. У двери Кацанов снова оборачивается. Опять в зал. От центра зала к другой стороне, к двери в главное здание, где уже видны спасатели. Мурат Кацанов вынес 60 человек. Может быть, больше – может быть, 80. Вынес на свободу, вынес к жизни. Его дочери Аланы средин них нет.

ШКОЛА #1. АКТОВЫЙ ЗАЛ. 14 ЧАСОВ 00 МИНУТ

Заложники, пришедшие вместе с учителем физкультуры Цаголовым, прячутся в задние кулисы сцены. Все могло бы обойтись, если бы не тяжело раненый мальчик, которого принесли ребята. Он лежит на полу, ему лет 19-20. Он кричит и от боли барабанит пятками и руками по полу. Из ран пульсирующим потоком хлещет кровь. Сделать, чтобы он замолчал, они не могут. Он их выдаст.
Раздается голос: "Эй, вы там, за занавеской, выходите! А то перестреляю! Всем выйти!" Стволом автомата террорист показывает, куда идти. Он ведет их к столовой этажом ниже. Здесь уже собралось около 50 заложников. Захватчики возбуждены, они выкрикивают какие-то приказания. Приказывают детям сорвать белые занавески со стен. Приказывают подняться на окна и махать белыми занавесками. Приказывают кричать: "Не стрелять! Не стрелять!" Дети слушаются их, пока не раздается голос откуда-то из другого места. Этот голос сильней: "Ложись!" Видно, как террористы в панике бегут от окон. Взрыв сметает их, и вдруг никого из боевиков не остается. Только один – Нур-Паши Кулаев, Улыбчивый. Он стоит перед Цаголовым, на нем тренировочный костюм. Он понимает по-осетински, он говорит: "Я тут никого бы не убил. Они меня заставили". Он остается с заложниками, без оружия. Он хочет бежать отсюда вместе с ними.
На улице стоят танки. Учитель физкультуры Цаголов машет руками. Он и дети кричат вместе: "Не стрелять! Тут заложники!" Но стрельба скорее усиливается. В этом углу дома не спастись. Группа вместе с террористом выбегает из столовой. В шуме боя они бегут вдоль коридора до самого дальнего класса.
Как везде на первом этаже, здесь на окнах решетки. Но Цаголов не только учитель физкультуры. Он был чемпионом СССР по штанге. Сила у него и сейчас огромная. Он сдирает решетки с крепежа. Он отгибает прутья. Снаружи пурга из пуль – стреляют винтовки, пистолеты, все вперемешку, со всех сторон, милиционеры, военные, ополченцы, перекрестный огонь и со стороны террористов. Одна женщина отваживается вылезти, ее убивают. Мальчик выпрыгивает. Пуля попадает ему в затылок. Еще один мальчик выходит, пуля попадает ему в сердце, он падает. В этом хаосе не понять, кто в кого попадает. Все стреляют по всему, что движется.

БЕСЛАН. ЮЖНЕЕ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ 14 ЧАСОВ 45 МИНУТ

Члены отряда террористов пытаются смешаться с бегущими. Они бросили оружие. Они теперь в майках и джинсах. Но и эта одежда их выдает. Заложники шли в школу в праздничной одежде, не в джинсах. Террористов легко распознать, они бросаются в глаза, как будто на них еще их камуфляжи.
Тем не менее, нескольким на короткое время удается скрыться. В потоке бегущих заложников они выскакивают на улицу Коминтерна из школы, пересекают железную дорогу. С этой стороны до границы города недалеко. Может быть, был и какой-то договор, план спасения.
Во всяком случае, там стрельба. Бегущих боевиков преследуют вертолеты. Свидетели видят, как террористов догоняют выстрелы с вертолетов. Других окружают около частных домов. Спецназовцы подбегают, расстреливают боевиков. Не похоже, что все это планировали специалисты. Непохоже, чтобы кого-то собирались арестовывать. Силовики стреляют, не задавая вопросов.

ШКОЛА #1. ЗАДНЯЯ ЧАСТЬ ЗДАНИЯ. 15 ЧАСОВ 30 МИНУТ

Учитель физкультуры Цаголов со своей группой и с боевиком в тренировочном костюме все еще сидит под подоконником в одной из классных комнат в самом заднем конце школы. Стрельба стала послабей, но никто не отваживается поднять голову. Снаружи слышны голоса. Невозможно сказать, это свои или террористы.
Учитель физкультуры Цаголов приказывает захватчику заложников Нур-Паши Кулаеву, сидящему рядом: "Погляди, кто там! Давай!" Тот боится: "Они ж сразу стреляют!" Цаголов говорит: "Если тебя заставили, и ты все-таки согласился, то ты ничего другого не заслужил. Давай. Вперед!" Боевик идет.
Оказывается, там спецназовцы. Они помогают выбраться заложникам, детям, тяжело раненым, полуживым людям. Нур-Паши Кулаева арестовывают. Единственного из 33 террористов не расстреливают, а берут под арест. Он идет как по палубе корабля в шторм. Контузия вызвала нарушение равновесия. Когда его хватают, он кричит: "Я жить хочу! Хочу жить!"

БЕСЛАН. АНТИКРИЗИСНЫЙ ШТАБ. 16 ЧАСОВ 35 МИНУТ

Поступают разноречивые сведения. МВД Северной Осетии сообщает, что террористы разделились на три группы. Бандиты продолжают оказывать сопротивление в школе. Часть из них отстреливается, замаскировавшись под заложников. В составе этой группы и главари. Время от времени поступают сообщения, что троих из захватчиков взяли живыми. Или двоих. Или одного. Говорят, что две шахидки переоделись медсестрами и сбежали. Говорят, что неистовая толпа линчевала одного из боевиков. Или кого-то, кого подозревали, что он боевик. Школа якобы полностью под контролем. А потом снова: стрельба продолжается.
На самом деле бой не кончился. В задней части здания террористы оказывают жесткое сопротивление. На втором этаже тоже. Несколько из них забаррикадировались в мастерской, несколько пробились в подвал, в который вход только там, сзади. Они стреляют через окна из гранатометов.
Возникают первые слухи о числе погибших. Говорят, число жертв дошло до 200. Потом до 300. Потом – еще больше. Только братья Тотиевы, живущие на улице Шаумяна и у которых вместе воспитывалось 11 детей, потеряли шестерых сыновей и дочерей. Возникают первые теории и легенды о том, как все произошло. Утверждают, что еще во время ремонта школы боевики с помощью ингушских строителей заложили в школе несколько недель назад шесть ящиков боеприпасов.
Один тринадцатилетний мальчик рассказывает, что боевики заставили его в начале захвата вскрывать пол в школьной библиотеке, где были спрятаны ящики. Но больше об этом ни один из свидетелей не говорит. А мальчик путается, указывая время. По всем имеющимся данным, ремонт в библиотеке вовсе не производился.
С другой стороны, в полу библиотеки действительно обнаружены две большие дыры. А больше нигде в здании террористы пол не вскрывали. И действительно, по габаритам там могли уместиться ящики с боеприпасами. Почему там вскрыт пол? Почему не вскрыт больше нигде? Ничего, кроме предположений.

БЕСЛАН. БОЛЬНИЦА. 16 ЧАСОВ 40 МИНУТ

Самое страшное позади. Толпа машин перед больницей становится меньше. По книгам приема, за несколько часов поступило 554 пациента. 500 из них сразу переправлены во Владикавказ. Самая тяжкая часть работы сделана. Убитых и тех, кто при смерти, отделили от раненых. Тяжело раненых отделили от легко раненых. В пяти операционных работают 15 хирургов. На дежурстве 200 врачей. Курсируют 57 машин скорой помощи. Оборудован временный лазарет под тентом. В Центральную больницу Владикавказа по неотложной помощи поступило 219 раненых из Беслана. У многих – жуткие ожоги и стреляные раны. Пятеро пациентов в течение дня погибают. В республиканскую Детскую больницу привезены 309 раненых из Беслана. Некоторые – на скорой помощи, некоторые – на частных машинах. 30 детей находятся в реанимации. В основном – осколочные раны, ранения в живот, переломы, повреждения глаз и ушей. Дети не плачут. Ведут себя тихо. Молча позволяют врачам делать уколы. Все очень деловито, спокойно. Больше никакой паники.

ШКОЛА #1. 17 ЧАСОВ

Большой бой затихает. Спортзал, главный коридор, актовый зал, столовая, классы в передней части здания уже в руках сил безопасности. Школа местами еще горит. Вид у нее как после бомбардировки. Фасад разбит вдребезги, крыша спортзала рухнула, все окна выбиты.
В здании работают врачи, пожарники и спасатели. Они эвакуируют трупы. Погибших заложников отправляют в морг. Убитых террористов в десяти метрах от главного входа в школу раскладывают вдоль стены. Через несколько часов насчитают 32 трупа. Это противоречит официальным данным, по которым убит 31 террорист. Здесь 32. Их видит целый взвод пожарников, они могут подтвердить эту цифру. На мешках, в которые уложены трупы, лежат таблички с номерами – от 1 до 32.
Это убитые. Но может, есть и такие, что остались живыми? Может быть, террористы еще мечутся по Беслану? Может быть, кто-то сбежал во всеобщем хаосе? А может быть, кто-то прихватил с собой детей и заложников? Такие вопросы задают себе люди около мэрии, около Дворца культуры. Убедительных ответов на них нет.

БЕСЛАН. АНТИКРИЗИСНЫЙ ШТАБ. 18 ЧАСОВ 13 МИНУТ

Названо официальное число пациентов в больницах Беслана и Владикавказа – 346. На самом деле к этому времени их уже более 600. Уполномоченный Путина Асламбек Аслаханов распространяет заявление, что число жертв может "превысить 150". В конечном итоге их окажется к концу дня более 300. Последний телефонный контакт с захватчиками в школе. Дозвониться удалось Михаилу Гуцериеву. Голос на другом конце говорит: "Это вы во всем виноваты".

БЕСЛАН. МОРГ. 19 ЧАСОВ

Мурат Кацанов, предприниматель-эвакуировщик, с наступлением вечера покидает поле битвы. Сведений об Алане у семьи нет. Кацанов больше не хочет смотреть вниз на школу. Он больше не хочет слышать выстрелов. Он хочет принять ванну. В его квартире ванны нет. Семья отправляется к родителям, живущим через пару домов. Там Мурат Кацанов ложится в горячую воду. Уже около семи вечера. Кто-то громко стучит в дверь. В дверях его мать. Она кричит: "Нашли Алану! Она в морге". Со старшей дочерью и сестрой Мурат Кацанов едет к моргу. Между ветхими кирпичными зданиями стоят большие группы людей. Тишина. На многих – бумажные маски на нос и рот против неотступно преследующего трупного запаха.
Их подводят к носилкам. Маленького человека, лежащего на них, узнать нельзя. Раны исказили лицо, все сожжено. Но это может быть и она. Сережки ее. Нижнее белье ее. Размер совпадает. Волосы завязаны узлом. Отец, сестра и тетя – все они не уверены. Так хочется, чтобы Алана осталась живой. Очень хочется, чтобы она была среди пропавших без вести. Тело, которое они видят, окончательной ясности не дает. "Это она", – думает Мурат Кацанов. "Но она ли?"
Он не может поставить подпись на формуляре, который кто-то положил перед ним. Это бланк, в котором сказано, что Алана Кацанова, родившаяся 23 февраля 1989 года, мертва. Причина смерти: убийство. Ему говорят, что он может потребовать, чтобы сделали генный анализ. Его делают в Ростове-на-Дону, это стоит 300 евро. У Мурата Кацанова трехсот евро нет. Он подписывает. Ему говорят, что он должен съездить и привезти два одеяла и семь метров целлофана. Ни жертвам, ни тем, кто выжил, никаких послаблений.

БЕСЛАН. АНТИКРИЗИСНЫЙ ШТАБ. 19 ЧАСОВ 08 МИНУТ

Поступили сведения, что несколько детей еще в руках террористов. Вокруг мэрии и Дворца Культуры стоят тысячи родственников заложников. Многие плачут в голос. Родители бродят, неся перед собой фотографии пропавших детей. Распространяется слух, что нескольким террористам удалось скрыться, и что они захватили с собой детей. В школе все еще стреляют.

БЕСЛАН. БОЛЬНИЦА. 19 ЧАСОВ 30 МИНУТ

На первом этаже больницы Фатима лежит на кровати. Она пьет. Она не может остановиться, выпивает целую бутылку. Вода теплая, но на языке она сказочно вкусна. Три дня не было ни капли во рту. Это она пережила. Теперь она спасена. Она слышит голос, произносящий ее имя: "Фатя, Фатя!" Через окно она видит мать. Обе они прикасаются к стеклу с разных сторон, мать кидается к входу в больницу и находит Фатиму в конце коридора. Когда она видит, насколько исхудала ее дочь и какая она бледная, она падает на руки Фатимы и плачет. Дочь не плачет. Она держится. Она поддерживает мать. Она говорит: "Что ты плачешь? Я же жива".

БЕСЛАН. МОРГ. 21 ЧАС

Мурат Кацанов вернулся с одеялами и пленкой. На носилках ему выдают тело его дочери. Нужно опять встать в очередь перед дверью того отделения, в котором трупы моют и заворачивают в одеяла и пленку. Два часа Кацанов проводит в очереди рядом с носилками, на которых его дочь. Потом ему выдают ее – вымытую и завернутую, как мумию.
Он спрашивает работников морга, может ли он оставить в морге своего ребенка на ночь – в холодильнике. Ему говорят, что нужно спросить начальника. Начальник говорит: нет, мест не хватает. Перед дверью стоят грузовики-рефрижераторы. Сюда их пригнали компании, специализирующиеся на дальних перевозках. В рефрижераторах можно оставить трупы на ночь. Один труп на одну ночь – 300 рублей. Мурат Кацанов покупает одно место.

БЕСЛАН. АНТИКРИЗИСНЫЙ ШТАБ. 21 ЧАС 21 МИНУТА

Шеф североосетинского ФСБ Валерий Андреев заявляет, что идентифицировано 79 трупов. Сообщается также и то, что в Беслане каждый может слышать своими ушами: бой в школе продолжается. Особенно в задней ее части, где большая мастерская. Время от времени что-то взрывается. Танк с номером 325 из танкового батальона 58-й армии подъезжает к задней части школы. Он опускает дуло пушки и стреляет в подвал. Что там было и кто там находился – после этого уже не узнать. Как не узнать и что происходило во многих частях школы.

ШКОЛА #1. ЗАДНЯЯ ЧАСТЬ ЗДАНИЯ. 4 СЕНТЯБРЯ. 2 ЧАСА УТРА

Десять взрывов, похожих на ручные гранаты, сотрясают заднее крыло школы. В тишине еще раз раздается крик – предсмертный крик: "Аллах акбар! Аллах акбар!" Снова тишина. Все кончено. Вот теперь действительно конец.

ЭПИЛОГ

Представители комиссии по расследованию утверждают: опознаны 16 из 31 – половина убитых террористов. Можно ли этому верить? Спасшиеся заложники говорят, что террористов было много больше. Председатель североосетинской комиссии по расследованию Станислав Кесаев подтверждает, что число террористов должно быть значительно большим. Один из спецназовцев ФСБ, участвовавший в операции в Беслане, утверждает, что террористов убито 49, арестовано трое и 13 скрылось. Во всяком случае, генеральная прокуратура признает, что ее сведения могут быть неполными. И что, следовательно, кто-то из террористов мог уйти. Узнаем ли мы когда-нибудь, что на самом деле случилось в Беслане в "День знаний"?

Из книги «01.09: Бесланское досье. Состояние на 07.03.2005»: Ad Marginem; 2005

Вы также можете подписаться на мои страницы в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy
и в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky

Tags: Северная Осетия, терроризм
Subscribe

Posts from This Journal “Северная Осетия” Tag

promo philologist 18:46, wednesday 1
Buy for 100 tokens
Мой муж, Виталий Шкляров, гражданин США и Беларуси уже почти 7 недель находится в белорусской тюрьме как политзаключенный. Его обвиняют в том, что 29 мая он якобы организовал в городе Гродно несанкционированный митинг в поддержку арестованного лидера белорусской оппозиции Сергея Тихановского.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments