Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

В спор о Солженицыне включились писатели Сергей Шаргунов и Владимир Войнович

В спор вокруг имени и наследия А.И.Солженицына продолжают включаться всё новые и новые деятели культуры, которые повелись на провокацию главреда "Литературной газеты" Юрия Полякова. За последние два дня о наезде на Солженицына успели высказаться писатели Сергей Шаргунов и Владимир Войнович.



1 октября в эфире программы "Особое мнение" на радио "Эхо Москвы" Сергей Шаргунов сказал следующее

А.ПЛЮЩЕВ – Про интернет-дискуссию насчет Солженицына, чтобы его в школе запретить изучать. Писатель опять же у меня в студии – не могу не задать ему этот вопрос. Эксперт фактически.

С.ШАРГУНОВ – Очень смешная, занятная дискуссия, меня повеселившая, которая как всегда имеет несколько аспектов. Первое: я с огромным почтением отношусь к Александру Исаевичу Солженицыну, которого я считаю одним из крупнейших русских писателей. Безусловно, люблю все его творчество. Считаю его замечательным стилистом. Конечно, я полагаю, что на уроках русского языка и литературы… Ну, русского языка – можно в диктанте давать некоторые фразы из Солженицына, как раз-таки заковыристые слова, обогащающие лексику школьника.

Что касается русской литературы, то предпочтительно, разумеется, его художественные вещи, такие, как «Один день Ивана Денисовича», «Матренин двор» и некоторые другие, «Случай на станции Кречетовка» - вот это, я думаю, в первую очередь надо проходить. А, что касается «Архипелага ГУЛАГ», то в данном случае это важное и большое исследование, конечно, не бесспорное, поскольку автор не был в полной мере причастен к архивам, конечно, написано в период обострения отношения автора и советской системы, однако все равно важных документ, полных трагически судеб. Конечно, лучше бы проходить в рамках вуза.

Что касается отношения к Полякову Юрию Михайловичу и того, что началось вокруг его имени – тоже дурацкая свистопляска. Да, он допустил неточность, сказав по поводу характера выезда Александра Исаевича из России. Все это подробно написано в книге «Бодался теленок с дубом». Конечно, Солженицын был выслан. Одновременно с тем многие сами уезжали. Но при этом Поляков, если в целом почитать его текст, вполне комплементарно сказал о Солженицыне, что это сложная противоречивое явление русской литературы и действительности. И поэтому, когда в ответ прекрасный актер Евгений Миронов пишет: «вы подлец» и множество прекрасных либеральных читателей сразу плюсуют и лайкают, я представляю другую ситуацию. Тот же Евгений Миронов обращается к писателю Владимир Войновичу, который, как известно, годами издевается над Солженицыным – вспомним его известную антиутопию, где не крестятся, а «звездятся» и так далее и приезжает пророк соответствующий, вспомним его «Портрет на фоне мифа» - и пишет: «Вы подлец!» Представляю, какая реакция была бы у тех же самых комментаторов и с каким бы дерьмом смешали Миронова. Поэтому в данном случае все это носит характер все-таки такого, поклепа на Полякова, который занимает какие-то государственные должности…

А.ПЛЮЩЕВ – Я прошу прощения, как-то я вижу некоторое приравнивание художественного произведения…

С.ШАРГУНОВ – Нет, нет, нет! У Войновича публицистическая книга.

А.ПЛЮЩЕВ – Ну, ладно!

С.ШАРГУНОВ – Да! Я говорю не про антиутопию, я говорю про последнюю его книгу: «Портрет на фоне мифа». Прекрасный, ныне покойный Бенедикт Сарнов писал самые зубодробительные тексты про Солженицына. Вообще, те, кого причисляют к прогрессивной общественности, уже давно камня на камне не оставили от Солженицына не оставили еще с советских времен, не говоря уже о последнем времени. Ему же все ставили в вину, Солженицыну. Он такой консерватор, славянофил, сторонник воссоединения как раз с Донбассом, присоединения Крыма – все это есть в его текстах. Поэтому, о чем говорить? Тут «спор славян между собою», как сказал поэт.

http://www.echo.msk.ru/programs/personalno/1408394-echo/


2 октября на сайте Грани.ру было опубликовано мнение Владимира Войновича

Как я вижу, спор по поводу Юрия Полякова и Солженицына не утихает. Сергей Шаргунов вчера в передаче "Эха Москвы" помянул меня, причислив каким-то боком к сторонникам Полякова, каковым я ни в коем случае не являюсь.

Я критически относился и отношусь к некоторым взглядам и текстам Солженицына, но соглашаться с тем, что он просто взял и уехал, а не был насильно вывезен за границу, конечно не буду. Американцев к войне с СССР ("а СССР, - указывает Поляков, - хотим мы того или нет, по сути одна из политических версий исторической России") он не призывал, потому что, как утверждают защитники Александра Исаевича, был большим русским патриотом и, даже находясь в США, позволял себе резко критиковать американцев.

Но справедливости ради надо напомнить, что он критиковал их за самые разные вещи - например, за то, что они недостаточно решительно противостояли коммунистической угрозе, которую представляла собой советская версия России. В "Архипелаге ГУЛАГ" он приводил рассуждения зэков не только о том, что им была бы желательна американская оккупация, но и о том, что они бы одобрили американцев, если бы те сбросили на Москву атомную бомбу. А чем же это, интересно, такое ужасное желание было вызвано? Оно было вызвано и оправдано запредельной бесчеловечностью советского строя в сталинской "версии", которая казалась людям, превращенным в лагерную пыль, страшнее атомной бомбы. Что позволяет нам до сих пор сравнивать советский режим в сталинском варианте с режимом нацистской Германии.

Одна пожилая полька, во время войны угнанная в Германию и попавшая в Дрездене под американскую бомбежку, рассказывала мне, что она тогда сидела в подвале и, готовая сама погибнуть, шептала: "Так им и надо! Так им и надо! Так им и надо!".

Солженицын так ненавидел советский строй (имея на это достаточно оснований), что оправдывал власовцев. Но при этом он ставил вопрос о том, кто кого предал первым - люди советскую власть или она людей. Тема предательства у Александра Исаевича присутствует не только в "Архипелаге", но и в романе "В круге первом", где дипломат Иннокентий Володин пытается предупредить американцев о возможном похищении у них советскими агентами секретов атомной бомбы.

Как бы я ни относился к словам и делам Солженицына, у меня нет оснований сомневаться в его патриотизме. Но его опыт показывает, что можно быть патриотом и критически относиться к существующей власти, а в некоторых случаях - ненавидеть ее и желать ее поражения. Сейчас происходит попытка приспособить Солженицына к текущим идеологическим потребностям существующей власти, но оказывается, что его сочинения не совсем вписываются в навязываемую обществу историческую концепцию, согласно которой все наше прошлое во все времена (кроме девяностых годов) было просто великолепно - на что, ссылаясь на высокий авторитет 5-го управления КГБ, справедливо указал бдительный Юрий Поляков. Сомневаться в патриотизме Полякова и его единомышленников у меня тоже нет причины, и я, если бы отнесся к их декларациям сколько-нибудь всерьез, готов был бы предположить, что, окажись они перед жестокой альтернативой - изнывать на воле под гнетом американских оккупантов или гнить на нарах под охраной сталинских вертухаев, - они без колебаний выбрали бы второй вариант.

http://grani.ru/opinion/m.233608.html


Tags: Войнович, Солженицын, Шаргунов, литература
Subscribe
promo philologist 21:37, Суббота 4
Buy for 100 tokens
Гашек Я. Похождения бравого солдата Швейка: в 2 т / Ст. О.М. Малевича. Пер. и коммент. П.Г. Богатырева. Иллюстрации Й. Лады. - Санкт-Петербург: Вита Нова, 2020. - 456 с. ISBN: 978-5-93898-738-8. Тираж: 700 экз. Роман «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны», самое…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments