Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Литературный критик в России больше, чем критик. Полемика с Владимиром Новиковым

В "Новой газете" вышла полемическая заметка Владимира Новикова "Свобода начинается с литературы", посвященная плачевному состоянию современной литературной критики. Автор заметки не хочет хоронить критику раньше времени и предлагает вернуть ей новое дыхание, свежесть и дерзость мысли: "...что делать на той территории, где я прожил свою профессиональную жизнь, в культурном пространстве, которое сжимается, как шагреневая кожа, — отвечаю. Читать современную российскую литературу — и писать о ней. Страстно, заинтересованно, не боясь переступать границу между художественными текстами и кровоточащим текстом нашей жизни. Выходя за флажки".



Совсем недавно в своей "Открытой лекции" академик РАН Вячеслав Иванов заявил, что в современной литературе существует негласный запрет на злободневность. Под "злободневностью" Иванов имел в виду не политическую ангажированность, а отражение острых проблем современности. Самые интересные произведения сейчас появляются в исторической романистике, фантастике и фэнтези, что также является своеобразным уходом от обсуждения проблем текущего дня. Новиков говорит о схожих процессах в литературной критике: "У нас сейчас читаешь в прессе отклики на романы и повести Людмилы Улицкой и Татьяны Толстой, Владимира Сорокина и Виктора Пелевина, Дмитрия Быкова и Александра Терехова, Захара Прилепина и Сергея Шаргунова и видишь: вяло оценивается только «качество текста», а смелого социального прочтения авторского «месседжа», открытого публицистического диалога критика с прозаиком — нет как нет. «Качество текста», безусловно, важно, но мы, критики, так часто попадаем тут пальцем в небо! Каждый год, например, с кислой миной пишем о том, что новая книга Пелевина хуже, чем предыдущие. Ну сколько можно! А не лучше ли поразмышлять вслед за писателем на тему тотальной зомбированности населения нашей страны, о засилье «силовых чекистов», вытеснивших с политического поля чекистов «либеральных»?"

Новиков также пишет о том, что "без социально-публицистического нерва литературная критика теряет читателя, становится в СМИ неконкурентоспособной по отношению к материалам о театре, кино, музыке и изобразительном искусстве. Недаром большие обзорные проблемные статьи почти исчезли даже со страниц толстых журналов. А для электронных СМИ существует, в общем, три «информационных повода»: получение писателем премии, юбилей писателя и его кончина. Выход книги — это не событие. <...> Да, у критики нет экономического базиса, исчезли заказы и гонорары. Но считаю, что новая критика может вырасти и «снизу», из сетевой читательской самодеятельности. Восстанавливать нужно прежде всего рецензионное дело, существовавшее в России два столетия, представленное и сегодня в прессе развитых стран. Это ненормально и чудовищно, что абсолютное большинство новинок поэзии и прозы не получает у нас никакого отклика! И это в условиях новых информационных технологий".

Наконец, Новиков поднимает болезненный вопрос об утрате влияния литературной журналистики на общественные настроения: "Ну а мы сами? Не слишком ли чинны и скучны наши презентации и круглые столы? На какой литературной площадке может сегодня прозвучать дерзкое слово? Культуры политической оппозиции у нас нет, и всякие координационные советы с тихим позором проваливаются. Но реальной оппозицией со времен Радищева у нас была словесность и литературная журналистика. В 1988 году я включил однажды телевизор, и в новостях Первого канала диктор сообщил, что в майском номере «Знамени» опубликована статья об интеллигенции и бюрократии в жизни и литературе. Сегодня такое показалось бы фантастикой. Потому что коррумпированная бюрократия, увы, победила интеллигенцию. Иногда возникает ощущение, что по телевидению просто запрещено говорить о современных писателях и их новых книгах".

Попробую также высказаться на эту тему, тем более что уже 22 октября в рамках 14-го Форума молодых писателей в Москве пройдет круглый стол на тему "Литературное сегодня. Мастерская современной критики", на котором я заявлен как участник дискуссии. Диагноз Новикова в целом верен, но нельзя рассматривать литературную критику изолированно от общего литературного процесса, а запрет на злободневность, как уже было написано выше, касается современной литературы в целом. Действительно, быть критиком сегодня не модно и не прибыльно. Самые талантливые критики сегодня - это совсем не критики в точном смысле слова, а люди, которые состоялись в совсем иных областях (чаще всего - в филологии и литературоведении) и которые изредка, по каким-то причинам, пишут критические статьи и рецензии на книги и кинофильмы. Как профессии литературной критики уже давно не существует, как дополнительный род деятельности и хобби литературная критика еще имеет небольшие шансы на выживание.

При этом можно говорить о кризисе литературных институций, которые пытаются сохранять старые формы, из которых стремительно вытекают остатки живой жизни. Пишут сейчас, как и раньше, многие и много, но этот поток публикаций не доходит до массового читателя, потому что никто не будет читать длинные тексты о писателях третьего ряда, написанные плохим языком и избегающие любых острых тем. Авторитет литературного критика в российском обществе сегодня близок к нулю. Толстые литературные журналы уже совсем скоро отомрут в том виде, в каком они существуют сейчас: без полноценной интернет-версии и активного читательского сообщества, без постоянного притока свежей крови и бережного сохранения пула талантливых авторов, которые бы ассоциировались с конкретным изданием, без четкого направления и затрагивания провокационных тем, без харизматичных и ярких редакторов, являющихся локомотивом журнала, с сохранением жесткой зависимости от финансовой поддержки государства и боязни этой поддержки лишиться.

О какой свободе и о каком выходе за флажки можно говорить относительно изданий, которые существуют на гранты министерства культуры или Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям, когда мы знаем о самодурстве чиновников, в одночасье лишающих финансирования самые разные культурные и научные проекты за малейшую критику официальной позиции властей. Да и беда не приходит одна - могут последовать и проблемы с арендой помещения, различные налоговые проверки, травля православными активистами и "патриотическими" титушками, если только будет дана команда разобраться с слишком уж свободолюбивым журналом. То, что цензура не добралась в полной мере до литературных журналов, значит только то, что эти журналы до сих пор не подавали никакого повода для наезда на них: они настолько малопопулярны и невыразительны, что никакой опасности в плане транслирования иного мнения по современных вопросам для нынешнего политического режима просто не представляют. Старые редакторы тихо и мирно доживают свой век, посещают инициированные властью литературные собрания с участием потомков писателей-классиков в поисках новых денег и почестей, издавая скучные номера, формируемые по принципу вкусовщины, и сетуя на недостаток финансирования и читательского внимания.

Уверен, что желание цепляться за старые бренды любой ценой, без наполнения их новым качеством, в основе своей ложно. Иные вещи нужно сдавать в музей, как только их историческая ценность начинает значительно превышать современную функциональность. Литературный журнал - это, по-видимому, проект, рассчитанный на одно поколение; он, как и театр, живет пока жив его основатель и пока в нем работает команда, с которой он связан. Дальше уже возникает профанация, искусственное продление существования журнальной мумии в литературном мавзолее.

Возможно, я ошибаюсь, но мне кажется, что когда говорят о кризисе литературной критики, то имеют в виду именно критику в толстых литературных журналах. А ведь у современных публицистов нет никаких серьезных оснований стремиться быть напечатанным в журналах с мизерными тиражами, которые никто не читает, за публикации в которых не платят гонораров и которые, к тому же, и в интернете не имеют полноценной версии. Гораздо более заманчиво участие в ток-шоу на телевидении (для тех кто желает прославиться или заработать) или, на худой конец, ведение колонки в условном Forbes или в каком-нибудь глянцевой издании. Для людей же с иной мотивацией, которым нужно не себя показать, а вопрос разрешить, достаточно узких профессиональных сообществ, в которых тихо и незаметно протекает интересная и насыщенная богатыми идеями жизнь. И все-таки критику, как и писателю, жизненно необходима массовая читательская аудитория, и потому будущее литературной критики за интернетом. Уже сейчас существует много интересных блогеров, которых ежедневно читают десятки тысяч людей. Сложно представить, что избалованный вниманием публики автор популярной интернет-страницы захочет публиковаться в издании, которое никто не читает и которое, к тому же, старательно прячется от света, разрешая доступ к своим материалам только за деньги.

Надо понимать, что мы сейчас живем в эпоху тотального крушения авторитетов. Все знакомые и прежде уважаемые аббревиатуры сегодня существенно трансформировались и, как правило, не в лучшую сторону. Кто сегодня всерьез говорит о союзе писателей? РПЦ ассоциируется лишь с мракобесием и тотальным давлением на личную свободу человека. Даже РАН уже не существует в прежнем виде, а есть безликое и устрашающее ФАНО. Мы живем в эпоху мастеров-одиночек, которые будут находить новые и новые форматы для своего самовыражения, в том числе и в литературной критике. Кстати формат журнала здесь оптимален и, конечно, должны появляться новые журналы и сайты, посвященные литературе и политике. Однако в нынешних российских условиях их, судя по всему, нужно создавать за границей, чтобы не было риска их преждевременного уничтожения государственной цензурой.

Владимир Новиков, говоря о свободе, сделал отсылку к временам Радищева, но не напомнил - какую цену заплатили за свое свободолюбие Радищев и его (Новикова) однофамилец - известный масон и книгоиздатель Николай Новиков. Достоевский говорил, что для того, чтобы хорошо писать, нужно много страдать. Готовы ли к страданию, публичному шельмованию, к санкционированной государством травле, уголовным делам за оскорбление чьих-либо чувств и реальным тюремным срокам современные критики?  Свобода высказывания нынче дорого стоит и требует порой значительной платы. Нельзя быть критиком, бичующим пороки современности и вскрывающим язвы общества, и при этом купаться во всеобщей любви, получая награды от государства. Поэтому и критиком мало кто хочет быть. А вот желающих писать комплиментарные отзывы на книжки своих коллег и друзей и ругательные отзывы на тех, с кем разошелся по жизни, более чем достаточно. Высокий титул критика, как мне кажется, еще надо заслужить, но для этого надо быть больше, чем просто автором, пишущим критику,  - надо быть талантливой личностью и неравнодушным гражданином, имеющим не только хорошее образование и манеры, но и жажду заниматься просветительством изо дня в день, бескорыстно и увлеченно, исключительно ради высших идеалов. Много ли у нас таких критиков?



Tags: Владимир Новиков, критика, литература
Subscribe

promo philologist ноябрь 15, 07:57 5
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments