Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Тринадцатый апостол. В. Хотиненко о фильме "Достоевский"

На отечественном телевидении только что прошёл многосерийный фильм «Достоевский». Самая ожидаемая премьера сезона собрала у экранов большую аудиторию. Конечно, переоценить значение Достоевского для культуры не только России, но и мира – невозможно. Именно потому на создателей кинокартины обрушился шквал мнений и оценок. Но режиссёр фильма Владимир Хотиненко считает, что «любые разговоры лучше тихого молчания».



– Владимир Иванович, какие отзывы получили?

– Разные. От многих зрителей слышал приятные слова. Не просто радующие слух, а по существу. Вообще профессия режиссёра отчасти эгоистична. Но этот фильм я снимал, думая только о зрителе. Поэтому мне были важны мнения, хотя, например, критические статьи в прессе никогда не читаю.

– А что говорят исследователи Достоевского, вам тоже не интересно?

– Дело, скорее, не в моём интересе к оценке людей, посвятивших жизнь исследованию судьбы Достоевского, а в том, что она звучит исключительно в виде претензий. Да ещё за спиной. Я бы с удовольствием встретился и поговорил с литературоведами, но они на контакт не идут. Только и слышу: авторы фильма пропустили важные вехи биографии, представили её не так, да и вообще, как смели посягнуть снять картину о жизни Достоевского! Конечно, у каждого в России – свой Достоевский. Но я ответственно заявляю: девяносто процентов сцен фильма построены на достоверных воспоминаниях, диалогах и стено­граммах последней жены Фёдора Михайловича Анны Сниткиной.

– Тогда почему же так много недовольных?

– Потому что надо чётко разграничивать литературу и художественный фильм. И авторы картины, например, имеют право показать Достоевского на Семёновском плацу перед казнью таким, каким они его себе представляют. Не сохранилось ни одной фотографии молодого писателя, только карандашный набросок. И да, мешок ему на голову не надевали тогда. Но у кино другие законы. Зрителю важны детали, нам нужно было повести его за собой, сняв сцену так, чтобы он прочувствовал весь ужас ситуации. Для этого использовали определённые приёмы.

– Долго вы их искали?

– Весь процесс работы над фильмом. Мы хотели рассказать о Достоевском так, чтобы люди узнали что-то новое, увидели живого человека, а не памятник. Биографию писателя по фильму изучать не стоит, нигде в титрах не значилось, что это документальное кино.

– Разногласий со сценаристом Эдуардом Володарским в процессе съёмок не возникало?

– Противоречия были. И это естественно. Они начались уже с названия картины. Первоначально сценарий шёл под заголовком «Тринадцатый апостол». Это диктовало определённый стиль фильма. Название поменяли, но Володарский, думаю, все ещё несколько обижен на меня за это. Кроме того, в его сценарии была написана сцена знаменитой речи Достоевского, которую он произнёс на открытии памятника Пушкину в Москве. Когда я изучал материалы о жизни Фёдора Михайловича, понял, что эта тема заслуживает отдельной картины. Оказывается, магнетизм Достоевского был таким, что люди, когда он публично выступал, падали в обморок. Вписать в картину такую сцену было невозможно, но хотелось оставить аромат его речи, и подсказка нашлась. Позже выяснилось, что при декламации Достоевским пушкинского «Пророка» с публикой происходило то же самое. В последней серии Евгений Миронов гениально читает это стихотворение.

– Вы хорошо знали биографию Достоевского, перед тем как взялись за подготовку к съёмкам?

– Невозможно описать, как я удивлялся и поражался тому, что мне открывалось, когда всё больше погружался в изучение судьбы Фёдора Михайловича. При жизни его бранили, говорили с пренебрежительной интонацией о его произведениях, о нём самом. Сознание это принимать отказывалось. Только один вопрос звучал в голове: и всё это о Достоевском?

– А что из задуманного так и не удалось сделать в работе над фильмом?

– Всё, что касается характера, жизни Достоевского – реализовано. И в этом исключительная заслуга Евгения Миронова. Он буквально жил своей ролью, предлагая всё новые решения и подходы. Существует ещё восьмисерийная версия картины. Там прибавилось сцен из каторжной жизни писателя. Сейчас решили их не показывать, чтобы зрителя не отпугнуть. Надеюсь, осенью, к 190-летию со дня рождения писателя, фильм пройдёт в расширенном формате.

А вообще, признаюсь, есть одна задумка, которую так и не смог воплотить. Когда узнал, что Аполлинария Суслова и Анна Сниткина дожили до 1918 года и умерли с небольшой разницей в несколько месяцев, решил снять сцену-эпилог, как встречаются две старухи… Эта сцена была бы, конечно, вымышленная, они никогда не встречались. Но, представьте только, другая эпоха, отгремела революция, и встречаются две женщины, две большие любви Достоевского. Очень жалею, что не успел реализовать этот замысел. Хотя, пожалуй, это для другого фильма.

– А вы не считаете, что женская тема превалирует в картине?

– Пусть так, это не страшно. Евгений Миронов узнал, что Достоевский подбирал для публичного чтения специфические отрывки из своих произведений, как правило, о любви, чтобы публике было интересно. И мы думали о том же. Потом женщины не просто присутствовали в жизни Достоевского, они «перетекали» в его литературные произведения. И речь идёт не о ветрености писателя, а о том, что он всегда искал любовь.

– Как думаете, почему в последнее время так возрос интерес к творчеству Фёдора Михайловича? Телефильмы «Идиот», «Братья Карамазовы», «Преступление и наказание» имели большой успех у зрителя.

– Достоевский – это навсегда. Он описал то в человеке, что будет интересовать и ужасать многие поколения. Кроме того, поднятые им вопросы сейчас особенно резонируют с нашей действительностью. Я не говорю о политике или экономике, лишь о том, что происходит с человеческой сущностью. Ведь недаром Достоевский стал одним из символов России, а его романами зачитываются и за рубежом. Они – лекарство к выздоровлению каждого из нас.

беседовала Ксения Редичкина
pnp.ru

Tags: Достоевский, кино
Subscribe
promo philologist декабрь 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments