Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Наталия Малаховская. Первая улыбка судьбы

Наталия Львовна (Анна Наталия) Малаховская - деятельница феминистского движения, писательница, художник, исследовательница русских сказок, автор книг: "Возвращение к Бабе-Яге" (2004), "Апология на краю: прикладная мифология" (2012) и др. В 1979 г. была одной из основательниц совместно с Татьяной Мамоновой и Татьяной Горичевой альманаха «Женщина и Россия», журнала «Мария» (была одной из инициаторов, издателей и литературным редактором этих изданий, переведённых в 1980-1982 годах на многие языки). После высылки из СССР в 1980 г. живет и работает в Австрии.



ПЕРВАЯ УЛЫБКА СУДЬБЫ
Май 1980.

Но иногда судьба замедляет свой бег, останавливается и поворачивает к тебе своё лицо. Такое мгновение называют улыбкой судьбы. Или же это никакая не судьба, а оно – время – но не то хроническое, как вязкая болезнь, которое греки называли Хроносом, а другое – молниеносное – по имени Кайрос? Говорят, что у него спереди длинный чуб, за который легко ухватиться, а затылок наголо выбрит, так что если оно промчалось мимо, то – прости-прощай. Сзади за него никакими силами не ухватиться – рука соскользнёт.

У меня в такие моменты ни разу не возникало ощущения спешки. Или что кто-то пробегает мимо, ветром по лицу, и его надо за что-то там хватать. Наоборот. Наступало безветрие. Полное. Часы останавливались. Как уверяет моя племянница, в том измерении, где растут её красные цветы (в той сказке обо мне, которую она сочинила в детстве), время никто не планирует. Мой опыт говорит, что даже распланированное заранее время в таких случаях очень красиво взмахивает ручкой – или взблескивает хвостом – и смахивает с себя все заранее на него напяленные прищепки, ярлычки и предназначения.

Мы стояли на Марсовом поле. До цветения сирени было ещё далеко: почки едва только забрезжили, очнулись. А это значит, что в это время я никак не могла быть в платье, что я наверняка стояла там, на поле, в пальто. Однако, когда я туда смотрю, я вижу: да, в платье. В красном, до пят. Какого у меня отродясь не было. И крупицы песка под ногами набухают золотым соком.

Я говорю о чём-то с моей подругой Юлькой – о другом. Она и так знает, куда я иду. Подбадриваю её и говорю, что будет удача. А это значит, что никакая машина её не собьёт, когда она, выходя с этого поля, сойдёт с тротуара и ступит на проезжую часть дороги. Кого именно эта машина собьёт, я пока ещё не знаю, и как она будет выглядеть – тоже. Через два месяца я узнаю, что это оказался грузовик с бетонными блоками, что он был пущен под гору на ту машину, в которой ехала Ира Каплан – Юлькина знакомая – со всей своей семьёй, в том числе и с семилетней племянницей. И всех их тяжёлый грузовик убьёт насмерть. Но это будет в июле, а пока ещё май. И все возможные машины я отвожу от Юльки своим взглядом. Смотрю, как она переходит через дорогу. А потом перехожу через дорогу и сама – незаметная для них пока что. Я для них, для всевидящих, никтошка. Меня пока давить не будут.

Я иду в булочную. Булочная – на углу, в ней сладко пахнет хлебом, но я хлеб покупать не буду. Я жду Соню. Соня принесёт мне приглашение в посольство.

Время остановилось. Я провалилась в какую-то яму. Соня не идёт. Я не знаю, что с ней сейчас происходит. Что на горбатом мостике неподалёку стоит маленький автобус, в котором Соню раздевают до гола: ищут у неё то, что сейчас – у меня. Странички с машинописным текстом. Самиздатский журнал. Думают, что это она несёт этот журнал в посольство. Но у неё ничего нет. Кроме приглашения в посольство – в кино.

Время набухает. Теперь оно нахлобучилось на этот светлый день, как меховая шапка. Сони нет – что за неаккуратность! Вечно она опаздывает! А время-то кончается! Через 10 минут - через 5 минут фильм начнётся, и тогда в посольство перестанут пускать.

Я выхожу из булочной и иду, как мне кажется, по пустырю, хотя какой уж там пустырь в центре города. Иду, очень сердитая на Соню. Навстречу, справа – знакомое лицо. Жена знакомого моих знакомых. Она сообщает, что спешит в то самое посольство на тот самый фильм – уже опаздывает.

- А меня ты можешь провести по своему приглашению? – спрашиваю я, ещё не веря, что встретила не тоненькую девушку в коричневом пальто, а саму – Судьбу, может быть.
- Конечно же, - отвечает она. Ей и в голову не приходит, зачем мне понадобилось в это посольство идти. И что спрятано у меня на груди.

Мы выходим на набережную и идём в посольство. Милиционеры, стоящие слева и справа от входа, возмущаются тем, как нагло я прохожу в двери:
- Как на день рождения идёт! – говорят они про меня.

Но я мимо них прохожу, наглая, как есть. Наглая и свободная, как всякий человек, которому улыбается судьба.


Прислано автором для размещения в блоге Николая Подосокорского

Tags: Малаховская
Subscribe

promo philologist november 15, 07:57 2
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments