Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Рудольф Штайнер. Позитивный и негативный человек. Часть 2

10.III.1910.

- Рудольф Штайнер. Позитивный и негативный человек. Часть 1

Не говоря пока о духовном мире и о духовном развитии, ограничившись кругом обычной жизни, спросим: как действует на человека то, что делает его негативным, например вегетарианская диета? Если человек становится вегетарианцем просто из агитаторского своенравия, не применяя соответствующего суждения, или из принципа, не меняя ничего в своей душевной жизни и душевном поведении, тогда этот переход к вегетарианской диете при известных условиях значительно ослабит его в отношении тех или иных жизненных влияний и он может обессилеть в отношении определенных телесных свойств. Но если некто переходит к инициативной жизни, если он намерен поставить себе новые жизненные задачи, которые ставятся не из внешней жизни, но из богатой, развивающейся из себя душевной жизни, если он вносит в свою жизнь новое содержание, тогда для него может оказаться чрезвычайно полезным начать новый образ жизни также и в отношении диеты и устранить с пути препятствия, воздвигнутые, возможно, прежним питанием.



Эти вещи действуют совершенно различным образом, но видит их только тот, кто наблюдает жизнь интимно. А так как они известны истинному духоиспытателю, то он столь настоятельно подчеркивает (о чем часто уже говорилось): истинный духоиспытатель никому не даст средств для достижения высших миров, не обратив при этом внимания на то, что в своем внутреннем следует развивать не только негативные свойства души, необходимые для восприятия новых впечатлений, не только созерцательность и самоуглубление, - но жизни, которой предстоит подняться на новую ступень, одновременно с этим следует дать мощное, ее наполняющее и поддерживающее содержание. Кому даются средства развивать силу для созерцания духовных миров, тот в силу сопряженной с этим негативности может стать подверженным также и всевозможным дурным духовным силам.

Но если у того, кто желает проникнуть в духовный мир, к тому же найдется и добрая воля ознакомиться из сообщений духоиспытателя с тем, что существует в высших мирах, тот ни на одно мгновение не будет отдаваться одному лишь негативному; но он получит нечто, что может наполнить душу позитивным содержанием на высшей ступени. Поэтому так часто подчеркивается: следует не только устремлять свою душу к высшим ступеням, но наряду с этим приступить к тщательному изучению того, что может быть дано из духовной науки в качестве сообщения. Поэтому именно в духовном исследовании обращается внимание на то, что человеку, если ему предстоит пережить новые миры, необходимо войти в некоторое негативное состояние.

Качества, которые необходимо таким образом создавать, когда сознательно развивают душу, мы встречаем у различных людей в окружающей жизни, поскольку душа проходит развитие не только в настоящей жизни - еще в прежней жизни она прошла разные степени развития и вступила в мир уже на определенной ступени. Когда в настоящей жизни мы продвигаемся от ступени к ступени и, желая прийти к позитивной ступени, вместе с тем развиваем и негативные свойства души, то в итоге, пройдя через врата смерти, можем вступить в следующую жизнь с преимущественно негативными или позитивными свойствами. То, что было совершено нами для того, чтобы вступить в жизнь с позитивными свойствами, оставит нас такими, какие мы есть, и станет тормозом для высшего развития, ибо приобретенная склонность к позитивным свойствам становится резко выраженным душевным характером.



Склонность же к негативному душевному настроению хотя и дает нам возможность многое внести в душевную жизнь между рождением и смертью, но она выявляет и всю гамму изменчивости жизни, и прежде всего - сменяющиеся впечатления, которые мы воспринимаем от других людей. Поэтому на взаимоотношениях человека с негативным душевным настроением с окружающими можно особенно ясно видеть, как свойства других людей накладывают на него отпечаток. Негативный человек, сближаясь с друзьями или с кем-то еще, к кому он имеет склонность, на собственном опыте может убедиться, как он постепенно становится похожим на других. Люди с негативными свойствами в браке или дружбе перенимают даже почерк другого. Кто под таким углом понаблюдает жизнь, заметит, что почерк одного из супругов с негативной душевной тенденцией становится всё более похожим на почерк другого.

Мы, в качестве негативных людей, подвержены влиянию других людей, а особенно тех, с кем мы сблизились. Благодаря этому мы как негативные души в определенной степени даже подвергаемся опасности лишиться своей самоцельности, и наше собственное Я может оказаться погашенным. В этом таится опасность для негативного человека.

Опасность для позитивного человека в том, что он нелегко воспринимает впечатления от других людей, его душа с трудом воспринимает свойства других, он проходит мимо других людей, не образуя с ними связей, он не может найти в жизни ни дружбы, ни склонности. Недостаток позитивного человека в том, что его душа может зачерстветь, остаться опустошенной. Но помимо этого действие позитивных и негативных свойств в душе проявляется в жизни и другим образом. Рассмотрение людей с точки зрения позитивности и негативности дает по-настоящему глубокое понимание жизни, даже и в отношениях человека с природой. Кто по-настоящему умеет интимно рассматривать жизнь, тот даже по влиянию природы на человека может различать позитивные и негативные воздействия. Что преимущественно действует от одних людей на других? Что преимущественно действует на человека, когда он воспринимает внешние впечатления?



Есть нечто такое, что определенным образом всегда делает душу более позитивной. Для современного человека в его нормальном развитии (независимо от того, какой ступени он достиг) это суждение, здравое размышление, ясное понимание той или иной ситуации, тех или иных жизненных отношений. Это всегда делает человека в известной степени позитивным. Напротив, утрата здорового, сознательного суждения всегда является тем, что делает душу негативной, посылает в душу впечатления, от которых она не может обороняться с помощью позитивных свойств. Можно даже видеть, что человеческие свойства, опускаясь в сферу бессознательного, действуют на других людей гораздо сильнее, нежели из сферы здорового суждения, когда они исходят из сферы обычной, сознательной способности суждения. К сожалению, в жизни - и как раз в духовно-научном движении - часто можно наблюдать следующее: когда даются сообщения из духовного мира, полностью облаченные в четкую логику, облаченные именно в те самые формы суждений, которые признаются в обычной жизни, то от таких сообщений люди предпочитают уклоняться.

К сожалению, людям совсем не нравится, когда даются основанные на здравом смысле, хорошо обоснованные согласно причинно-следственным связям сообщения из духовного мира. Но когда эти сообщения даются так, что можно отказаться от суждения, пренебречь суждением, тогда людей легко привлечь к сообщениям из духовного мира. Есть даже люди, в высшей степени недоверчивые к тем, кто со здравым смыслом дает сообщения о духовном мире, зато они очень доверяют тому, кто в медиумическом состоянии, словно инспирируемый некой бессознательной силой, распространяет в мире сообщения подобного рода. Такие личности, не знающие того, о чем говорят, и говорящие больше, чем знают сами, находят даже больше доверия, чем человек, точно знающий то, о чем говорит. Часто твердят: как может сказать что-то о духовном мире тот, кто по меньшей мере не находится в полубессознательном состоянии, да так, чтобы его одержимость чуждой силой была бы очевидна! Это довольно часто является доводом против сообщений о фактах из духовного мира, которые даются сознательно. Поэтому гораздо милее обращение к медиуму, чем к тому, что из духовного мира предлагается человеку в формах и обоснованиях здравого смысла.

Но если приходящее из духовного мира погружается в область, где выключена сознательность, то всегда существует опасность, что оно будет действовать на негативные душевные свойства; ибо негативные свойства всегда вступают в силу там, где человек встречается с чем-то приходящим из темных, подсознательных глубин. При более точном наблюдении жизни всегда можно заметить, что человек более глупый своими позитивными свойствами оказывает очень сильное воздействие даже на мудрого, и последний очень легко поддается влиянию, приходящему не из здравого смысла, каким обладает он сам, но - из каких-то темных глубин. Поэтому можно понять, как случается в жизни, когда тонкие натуры с прекрасно развитым умом подпадают под влияние людей с примитивными представлениями, которые все свои утверждения выводят из влечений и симпатий. Продолжая наблюдения дальше, можно было бы вполне понять жизненные явления.



Тогда бы заметили поразительные факты: например, человеку встречается некто, кто не только редко обращается к здравому смыслу, но и нездоров в отношении своего разума и из болезненного сознания утверждает то или иное. Поскольку болезненность не замечается, то люди, утверждающие нечто из болезненной душевной организации, оказывают необычайно сильное воздействие именно на тонкие натуры. Все эти вещи принадлежат к истинной жизненной мудрости, мы можем понять их правильно, если только уясним себе, что человек, обладающий в каком-то направлении позитивными душевными качествами, совсем не обязательно открыт для здравого разума, и наоборот, человек с негативными свойствами открыт тому, чего он не умеет, что вовсе не знакомо его разуму. В точном учении о душе эти вещи необходимо непременно принимать во внимание.

Оставив сейчас в стороне впечатления, оказываемые людьми, обратим внимание на впечатления, поступающие в душу из иной области человеческого бытия, и тогда в свете позитивности и негативности нам откроется очень много значительного и важного. Например, представим себе, что какой-нибудь исследователь разрабатывает совершенно определенную область; допустим, он, являясь очень плодотворным исследователем, переработал множество отдельных фактов внешнего мира, переработал их исключительно как факты. Этим он действует во благо человечества. Но вот он связывает эти факты согласно своим предубеждениям, сообразно всему тому, что получено им из воспитания и из всей его предшествующей жизни, связывает их определенной теорией и мировоззрением, каковые, быть может, представляют собой не что иное, как совершенно одностороннюю интерпретацию фактов.

Те понятия и идеи, которые этот человек получил из фактов (если только эти понятия и идеи получены им посредством собственного размышления), будут для него чем-то таким, что действует на его душу оздоровляюще; ибо это мировоззрение, благодаря тому что он сам его выработал, это нечто, что наполняет его душу позитивным настроением. Но вот, предположим, появляются последователи и приверженцы, сами не разрабатывавшие этих идей на основании фактов, но только слышавшие или читавшие о них, - у них нет тех чувств, которые основоположник выработал в лаборатории и своем кабинете: у множества последователей всё это будет соответствовать негативным свойствам души. Мы можем видеть, что вероисповедание, которому его основатель отдавался односторонним образом, делало его душу позитивной, а у большинства последователей, только повторяющих то, чем другой наполнял свою душу, то же самое вероисповедание может соответствовать самым негативным свойствам и действовать болезнетворно, делая человека всё слабее и негативнее.



Такие факты должны привлекать наше внимание во всей истории духовной жизни. Можно видеть и сегодня, что люди с совершенно материалистическо-механистическим мировоззрением, которое они собственным трудом выработали на основании фактов, являются в полной мере бодрыми, радостными, позитивными натурами, восхищающими нас своими характерами. Но у их последователей, которые, по сути дела, несут в своих головах те же самые представления, однако не приобретенные ими самими, эти представления отвечают нездоровым, негативным, ослабленным душевным организациям. Поэтому мы можем констатировать, что это разные вещи - добывают ли мировоззрение сами или просто его принимают: в первом случае оно соответствует позитивным, а во втором - негативным свойствам души. Эти вещи пересекаются в жизни повсюду. Итак, наше отношение к миру может делать нас как позитивными, так и негативными. Негативными нас может делать, например, чисто теоретическое рассмотрение природы и вообще то, чего мы не можем созерцать сами. Но для достижения определенной ступени мы должны принять в себя и негативное. Теоретическое познание природы тоже необходимо.

Нельзя отказываться от такого рода познания только потому, что теоретическое познание природы (систематизация животных, растений, минералов и выводимые из нее законы природы в понятиях и идеях) действует на нашу душу так, что мы отдаемся такому познанию негативной стороной характера. И напротив, восприятие природы живым чувством в ее полноте и величии действует на нашу душу так, что порождает позитивное настроение души; например восхищение расцветающим растением, которое мы не расчленяем, но даем ему действовать на нас во всей его красоте, переживание утренней зари, которую мы не вычисляем астрономически, но созерцаем ее блистающее великолепие. Ибо, воспринимая какое-нибудь мировоззрение, мы не участвуем душой, мы позволяем другим предписывать его нам. Но мы всей душой принимаем участие в том, что восхищает или отталкивает нас в явлениях природы.

Что является истиной в природе - не это заботит наше Я, но наше Я заботит то, что способно нас восхищать или отталкивать, поскольку, смотря по тому, каково наше Я, нас что-то восхищает или отталкивает в природе. Таким образом, живое соединение с природой культивирует в нас позитивное настроение; теоретизирование над природой культивирует негативное душевное настроение. Это опять-таки согласуется с вышесказанным: тот, кто первым расчленил ряд природных явлений, действует гораздо более позитивно, чем тот, кто принимает и изучает познанное другими. На это следует обращать внимание во всякой истинной педагогике. Повсюду, где имелось сознание о вещах, сейчас изложенных, заботились о том, чтобы человек никогда не культивировал в душе одни только негативные свойства.



Почему Платон перед вратами своего философского храма написал: "Сюда войдет только тот, кто изучил геометрию!"? Потому что геометрия, математика принадлежат к той деятельности душевной жизни, которую вовсе не возможно принять под влиянием авторитета. Геометрия есть нечто такое, что действительно должно проникаться внутренним существом души, нечто, что может быть переработано и достигнуто только посредством позитивной душевной деятельности. Если бы это сегодня принимали во внимание, то большей части мировоззрений, расплодившихся сегодня в мире во множестве, не было бы вовсе. Ибо человек, познавший, насколько позитивно разрабатывается такая система понятий, как геометрическая, исполнится уважением перед внутренней деятельностью человека. Тому, кто прочел, например, "Мировые загадки" Геккеля и не имеет ни малейшего понятия о том, как разрабатывается нечто подобное, легко будет произвести на свет новую систему мировоззрения. Для этого ему нужно только слегка изменить понятия, но при этом он будет работать исключительно из негативного настроения души. Непременно следует культивировать позитивное в духовной науке, или антропософии.

Когда человек в духе излюбленных сегодня методов, например при помощи диапозитивов или других средств демонстрации, знакомится с теми или иными достижениями современности, видит тех или иных животных или природные явления в диафильмах, тогда он отдается этому совершенно пассивно и его душевное настроение негативно, для этого ему совсем не нужно развивать позитивных свойств, совсем не нужно размышлять. Демонстрируются, например, различные фазы сползающего с гор ледника, и так далее. Это свидетельствует о том, насколько люди любят сегодня негативные свойства. В антропософии не всё так просто. Продемонстрировать свои понятия в диафильме она может в лучшем случае только символически. Подойти к тому, что вводит в духовный мир, можно только через душевную жизнь.

Кто действительно желает проникнуть плодотворно в духовное знание, должен принять такое положение вещей уже потому, что никто не станет демонстрировать ему важнейших понятий. Ему придется самому работать в своей душе, из души порождать позитивное настроение. Но именно поэтому духовное знание лучше всего подходит для культивирования в человеческой душе позитивных свойств. Оздоравливающее воздействие такого мировоззрения заключается в том, что оно не предъявляет никаких требований, кроме пробуждения скрытых в человеческой душе сил. Антропософия, апеллируя к самодеятельности каждой души, пробуждает то, что сокрыто в самой душе, чтобы пропитать все соки и силы тела, пробуждает то, что в полном смысле действует оздоравливающе на всего человека. А поскольку антропософия апеллирует не к чему иному, как к здоровому разуму, который не может быть вызван массовым внушением, но только пониманием отдельных людей, и отвергает всё, что может быть вызвано массовым внушением, то она обращается именно к позитивным свойствам человеческой души.



Мы без прикрас показали, как стоит человек в двух течениях жизни: позитивном и негативном. Человек может развиться к высшей ступени не иначе, как оставив позади низшую позитивную ступень, и, перейдя к негативному настроению, воспринять в этом настроении новое содержание и наполнить себя им так, чтобы вновь, на высшей ступени, быть способным действовать позитивно. Кто умеет верно наблюдать природу, тот знает, как действует мудрость мира, ведя человека от позитивного к негативному и от негативного - к новому позитивному.

С этой точки зрения полезно рассматривать отдельные частности, например знаменитое аристотелевское определение трагического. Трагедия, говорит он, показывает нам законченное действие, вызывая у зрителей страх и сострадание, но так, что страх и сострадание проходят через катарсис, через очищение. Человек, вступая в жизнь со всем обычным эгоизмом, сначала очень позитивен в своем эгоизме, он замыкается в себе и черствеет. И он в определенном смысле становится очень негативным, прежде всего сочувствуя страданию других людей, принимая их радости как свои собственные. В определенном смысле становятся негативными, выходя из своего Я и развивая сострадание и сочувствие. Становятся негативными также и вживаясь в правящую человеком непредсказуемую судьбу, сопереживая то, что завтра может последовать из поступков личности, которой симпатизируют.

Кому не знаком тот трепет, охватывающий нас, когда ближний собирается совершить какой-либо поступок; он, возможно, принесет ему завтра несчастье, эти последствия мы предвидим, но в то же время он, исходя из своих импульсов, не может не совершить этот поступок. Мы боимся того, что может произойти. Благодаря этому, однако, мы переходим в негативное настроение души, ибо страх является негативным душевным состоянием. Но мы стали бы безучастными к жизни, если бы не страшились того, что несет неясное будущее. Так благодаря состраданию и страху мы становимся негативными. Однако для того, чтобы мы могли стать позитивными, трагедия показывает нам образ героя, поступки которого вызывают в нас сочувствие, а судьба - страх. Но вместе с тем, благодаря полной завершенности действия, образ героя представляется нам так, что страх и сострадание очищаются, из негативных свойств они преобразуются в гармоническое удовлетворение, какое мы испытываем от произведения искусства и таким образом опять поднимаемся к позитивному.



Итак, это определение древнегреческого философа показало нам, что искусство является тем элементом в жизни, который приводится навстречу необходимому негативному настроению души, чтобы преобразовать его в позитивное. Искусство на высшей ступени ведет нас во все свои сферы, где нам сначала надо стать негативными, чтобы оставить позади неразвитую душевную жизнь. На прекрасное нам следует взирать как на то, без встречи с чем мы не поднялись бы над нынешней ступенью. А когда искусство возводит нас на более высшую ступень души, сияние высокого душевного настроения распространяется и на остальную жизнь.

Так, мы видим, что не только в жизни отдельного человека, но и в жизни всего человечества чередуется позитивное и негативное, постоянно, от инкарнации к инкарнации способствуя возвышению как отдельных людей, так и жизни всего человечества. При наличии времени мы могли бы рассмотреть позитивные века и эпохи, могли бы описать целые эпохи как позитивные в истории человечества, другие - как негативные, и так далее. Идея позитивного и негативного применима ко всем отдельным сферам душевной жизни, а значит, и к человеческой жизни в целом.

Ее нельзя понимать так, что один человек оказывается позитивным, а другой - негативным, но то и другое относится к каждому человеку. Каждому надлежит пройти на различных ступенях жизни через позитивные и негативные состояния. Только при таком рассмотрении эти вещи станут для нас жизненной мудростью, а затем и основой жизненной практики. Потому это рассмотрение может подтвердить слова, поставленные в начале и в конце одной из лекций, слова древнегреческого философа Гераклита, который умел настолько глубоко проникнуть в человеческую жизнь, что его прозвали Тёмным:

"Тебе никогда не найти границ человеческой души, если даже обойдешь все дороги - настолько она обширна!"



Тут кто-то может сказать: но тогда все исследования души напрасны! Ибо если душа настолько обширна, что ее границ никогда не достичь, то ее не исчислить ничем, и в ее познании можно отчаяться! Но так скажет только негативный человек. Позитивный человек добавил бы: слава Богу, что эта душевная жизнь настолько обширна, что ее нельзя охватить никаким познанием; ибо благодаря этому свойству мы можем всё познанное в нашей душе сегодня перешагнуть завтра и направиться к следующей, более высокой ступени! Будем радоваться тому, что душевная жизнь не поддается сполна нашему познанию. Нам нужна безграничная душевная жизнь, ибо перспектива в безграничное дает нам надежду, что мы можем всегда преодолеть позитивное, что душевная жизнь может подниматься от ступени к ступени.

Именно безграничность и непознаваемость душевной жизни открывает нам самые значительные перспективы нашим надеждам на будущее и уверенности в будущем. Поскольку мы никогда не сможем достигнуть границ самой души, душа может преодолевать эти границы и восходить ко всё более и более высоким ступеням.


Tags: Штайнер, эзотерика
Subscribe
promo philologist 18:46, Среда 1
Buy for 100 tokens
Мой муж, Виталий Шкляров, гражданин США и Беларуси уже почти 7 недель находится в белорусской тюрьме как политзаключенный. Его обвиняют в том, что 29 мая он якобы организовал в городе Гродно несанкционированный митинг в поддержку арестованного лидера белорусской оппозиции Сергея Тихановского.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments