Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Татьяна Щербина. Запрет на «оскорбление чувств верующих» — нонсенс

Татьяна Георгиевна Щербина — российский поэт, прозаик, эссеист, переводчик. Член Русского ПЕН-клуба



В России мог бы выйти всего один номер «Шарли», поскольку редакция тут же оказалась бы за решеткой, нарушив массу законов неоРФ. От оскорбления чувств верующих до клеветы на должностных лиц. 84% населения требовали бы еще и смертной казни. Можно только догадываться, в каком виде предстал бы в карикатурах Шарба, главного редактора «Шарли», сонм отечественных мракобесов. У «Шарли» не было неприкасаемых, а если спросить, «в чью пользу» работал их едкий юмор, то — в защиту ценностей светской республики и гражданского общества. Свободы, равенства, братства. Бежавший от налогов к Путину Депардье предстал в «Шарли» совершенно неприличным образом. Не потому что редакция поддерживала новый налог или считала, что нехорошо покидать родину — нет, тут сугубо «стилистические разногласия». Или, скажем, когда умер бельгийский король Бодуэн, в 1993-м, газета вышла с шокирующей шапкой. Помню ее до сих пор — я тогда остановилась у парижского газетного киоска и замерла.

Потом стала думать, что это было (воспроизвести не могу, там было матерное слово, в РФ запрещенное, а во Франции обыденное), и пришла вот к какому выводу. Многие французы тогда отзывались о бельгийцах примерно как русские о чукчах, анекдоты только про них и рассказывали, но в публичное поле это никогда не прорывалось. А «Шарли» взял и сковырнул табу, в самый пик бельгийской темы. Тут важно понимать как раз «стилистическую» грань: новостное, аналитическое издание не может позволять себе «выходок», но кто-то должен оскорблять, как это делал некогда Полишинель в кукольных представлениях на ярмарочной площади («смеховая культура средневековья», по Бахтину). Когда в обществе есть неприкасаемые, оно болеет. Запрет (уголовная статья или табу политкорректности) на «оскорбление чувств верующих» — нонсенс, поскольку означает, что у провозгласившего себя верующим есть индульгенция на любые поступки, особая власть: нас оскорбили, имеем право и убить, рождественская елка нас оскорбляет — убирайте. Или — мы православные, поэтому можем и к насилию призывать, и к войне, а другие — молчите, назначаем вас внутренними врагами.

Все это лицемерие и высмеивала, жестко высмеивала, «Шарли».

Читать полностью: http://gefter.ru/archive/13965

Tags: Татьяна Щербина, Франция
Subscribe
promo philologist 18:46, Среда 1
Buy for 100 tokens
Мой муж, Виталий Шкляров, гражданин США и Беларуси уже почти 7 недель находится в белорусской тюрьме как политзаключенный. Его обвиняют в том, что 29 мая он якобы организовал в городе Гродно несанкционированный митинг в поддержку арестованного лидера белорусской оппозиции Сергея Тихановского.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments