Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Наталия Малаховская. Разрушение страха (май 1990 года)

Наталия Львовна (Анна Наталия) Малаховская - деятельница феминистского движения, писательница, художник, исследовательница русских сказок, автор книг: "Возвращение к Бабе-Яге" (2004), "Апология на краю: прикладная мифология" (2012) и др. В 1979 г. была одной из основательниц совместно с Татьяной Мамоновой и Татьяной Горичевой альманаха «Женщина и Россия», журнала «Мария» (была одной из инициаторов, издателей и литературным редактором этих изданий, переведённых в 1980-1982 годах на многие языки). После высылки из СССР в 1980 г. живет и работает в Австрии.



Разрушение страха

Переменам, происходящим в нашей стране – и не во сне, а наяву – удивляться уже давно перестали. Попробовал бы кто-нибудь ещё совсем недавно предсказать, что сбудется всё то, что произошло на самом деле – его бы высмеяли, как прекраснодушного мечтателя. Однако, не все наши перемены – к лучшему. Некоторые из них вызывают у нас настоящий ужас. Волосы дыбом становятся, когда слышишь и читаешь о нашем родном, доморощенном фашизме. Откуда что взялось? И это в наши-то дни! Наученные горьким опытом второй мировой войны – всемирной войны против фашизма – мы сами лезем в ту же самую петлю. Вот теперь Германия «объединяется», сама с собой разделённая, пытается стать чем-то целым. А почему она разделена-то была? И разве не то, что в этой стране называли «любовью к Родине», «национальным инстинктом», привело к тому, что почти полвека существовало две Германии, и порядочному человеку и до сих пор стыдно признаваться, что он – немец? Не ожидает ли и наших потомков та же судьба?

Однако, ни ужасаться, ни отводить глаза в сторону, ни стараться загнать в подсознание мысли на эту неприятную тему, - ничто не поможет нам избежать коричневой ямы позора. Если что нас сейчас может выручить – так это трезвый взгляд в лицо опасности. Откуда она пришла? Возможно ли с нею бороться? И если да, то что для этого необходимо рпедпринять? Во время предвыборной компании в Ленинграде мне приходилось видеть на улицах фашиствующих кликуш с обезумевшими от страха глазами. Нет, не самодовольные господа из «Памяти» с их круглыми бородками и гнойным тщеславием – истинная движущая сила нарастающей в нашей стране волны нацизма. Эти господа – только нечистая пена, мелькающая по верху огромной, с ног сшибающей волны. А волна эта – никакой не национализм и даже не ненависть к другим народам сама по себе; всё это – только одежда поднимающейся волны, а сама волна – это мутящий рассудок и затмевающий все чувства человека СТРАХ. Он вырывается, как из дымовой трубы, из подвалов подсознания бывших нормальных людей, из их диких речей.

Теперь они несут нечто, уму не постижимое. Вы ему – аргументы? Но к чему ему ваши аргументы? Он себе уже всё доказал. Страх подомнёт их под себя, как он уже подмял под себя обломки рассудка тех людей, устами которых он теперь вопит. Надо не аргументы подбирать, а до сердцевины этого несчастья добраться, до самого тёмного, скрывающего своё истинное лицо страха – и выкорчевать его с корнем! Вместо вопроса о том, откуда взялся в нашей стране фашизм, надо поставить другой вопрос: откуда взялся и постоянно берётся этот подспудный и, может быть, не у вех ещё вырвавшийся наружу страх?

Страх начинается в раннем детстве, когда ребёнок боится оторваться от тепла домашнего очага. Такой ребёнок бежит вспять: лучше затаиться в углу, чем видеть всё новые и чужие лица. Всё, что будет снаружи, будет не своим, чужим и угрожающим. Ребёнок может забиться в угол и остаться в этом углу навсегда. Лицом к стене – к защитной стене. Что же такое – защитная стена? Это может быть стена родного дома, а может быть и стена, отделяющая тебя от широкого, шумящего снаружи мира. Всякая палка о двух концах, и защитная стена становится преграждающей границей. Преодолеть, сломать эту стену или же остаться навсегда под её уютной тенью – вот в чём весь вопрос.

Этот вопрос может быть вопросом психического нездоровья отдельного человека. Такие люди есть везде, в любом обществе, в любой стране. Они бессознательно используют любую возможность убежать от самих себя, от возможности свободы, - любая организация подходит для этой цели, будь то школа или армия, будь то общественная работа или церковь. Повсюду им нужна такая правда, которая сидит в удобной норке и не рыпается. Везде они ждут, что им растолкуют и в рот положат всё то, что им знать «положено», что некто другой, которого они считают высшим, более достойным существом, сначала разжуёт для них правду, высосет из неё все опасные, обжигающие соки жизни, а потом положит им в рот сладковатую кашицу.

Вопрос не в том, откуда берутся такие люди, а в том, почему их оказалось так много в нашей стране. И даже страшная война с гитлеровским фашизмом не смогла привить народу отвращения к этой мерзкой идеологии. Калёным железом прижигали, и всё же... Ещё живо поколение, на себе испытавшее ужасы фашизма, а выросших после войны тянет в ту же сторону. И это – именно теперь, когда одна за другой рушатся всяческие стены, границы и перегородки. Не странно ли это?

Есть люди, для которых разрушение стены – это счастье и праздник. Но много ли таких? Не большинство ли горюет о тихом затхлом углу? О разжёванной кашице так называемых «политинформаций»? Если заглянуть в такого человека, кого увидишь? Ребёнка, с детства забитого в непременную «форму», приученного стоять по стойке «смирно!». Ребёнка, которому с измальства с презрительной усмешкой внушалось: «Твои мнения никого не интересуют. Вот кончишь школу, кончишь институт, поступишь на работу, вот тогда...» А «тогда» от мнений-то уже ничего не оставалось. Они все умерли, не успев родиться. Что тогда оставалось – это своего рода тоска. Тоска по Стене.

Вернёмся к ней ещё раз. Изнутри она пахнет молоком и домашним уютом. Снаружи ощетинилась колючей проволокой и солдатскими штыками, чтобы никого не пропустить ни туда, ни обратно, - ни-ни. Люди за этой стеной вырастали только физически: тело становилось всё выше и сильней, а сознание, согнутое с раннего детства, оставалось недоразвитым и крошечным, как искалеченное японское деревце «бонзай» или как искалеченные ножки китайских девочек. Сколько их, людей с таким искалеченным сознанием? Сколько их, побоявшихся в детстве сказать своё мнение – о чём угодно, ну хоть о стихах какого-нибудь классика? И сколько раз каждый из них промолчал, столько раз он согнул своё сознание, своими руками превратил себя в существо, неспособное стать взрослым.

Так где же спасение, если столько людей уже переломали себя изнутри, превратили себя в частицу послушной испуганной массы? У страха глаза велики. Я вспоминаю женщину лет сорока с всклокоченными (словно бы дыбом вставшими) волосами, которая у предвыборных плакатов вопила: «Не выбирайте из «межрегиональной группы»! Вы что? Из-за них к нам ведь Шолом-Алейхем приедет, едет уже!» И упокаивающие слова какого-то молодого человека о том, что Шолом-Алейхем уже давно умер, а едет к нам только театр его имени, на гастроли, не производили на неё никакого впечатления. Всё тот же мутный, вставший на дыбы страх пылал из её ошалелых глаз. Чем помочь этой женщине, этой бывшей девочке, забитой в коричневую форму раз и навсегда?

Ей уже ничем не поможешь. Её уже ничем не успокоишь. Никакие лекарства, никакие гипнотизёры не выпрямят изогнутое тельце недоразвитого сознания, утонувшего во мраке собственного подземелья. Помочь можно только тем девочкам и мальчикам, которые ещё не превратились во взрослых людей. Будущим женщинам и мужчинам можно помочь сейчас, можно помочь им разрушать эту двуликую Стену: ту, что изнутри кажется доброй, родной, защищающей, но которая на поверку оказывается Стеной страха. Ведь только при условии, что человеку разрешается быть не таким, «как все», остаётся надежда, что не все пойдут в одну гибельную сторону.

1990, май.

Прислано автором для размещения в литературном блоге Николая Подосокорского

Tags: Малаховская, Шолом-Алейхем, фашизм
Subscribe

promo philologist janvier 5, 18:18 2
Buy for 100 tokens
Вихров А.Н. Наполеон. Жизнь и судьба. - Москва: Аякс-Пресс, 2021. - 504 с.: ил. Купить книгу: https://www.labirint.ru/books/783822/ Аннотация: Книга создана по мотивам выставки, посвященной 250-летию со дня рождения Наполеона Бонапарта. Она проходила в Москве и была организована на основе…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment