Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Отзыв о фильме Юрия Быкова "Дурак" (2014)

Наверное, все помнят старый советский анекдот про сантехника, осужденного по политической статье: его вызвали в горком в связи с протечкой, а он, посмотрев на трубу, многозначительно брякнул: "Да тут всю систему менять надо!" Фильм Юрия Быкова как раз о системе, которую надо менять, но которая не может быть изменена в одночасье прекраснодушными идеалистами, сиречь дураками. У Достоевского на эту тему был написан роман "Идиот", из которого мы знаем, что русское дон-кихотство по-своему прекрасно и возвышенно, но изменить суровую реальность и окружающих людей герой с сознанием ребенка и с чисто детской тягой к справедливости напрочь не способен. То есть он меняет ее на кратчайший миг, но почти сразу же все рушится, а люди от него поспешно отворачиваются. Это происходит потому, что для такой амбициозной задачи недостаточно одного лишь безумного порыва к добру и свету, а нужно еще и геройство с умом, терпением, опытом плюс (что не менее важно!) чье-то сверхъестественное покровительство, метафизическая надстройка, "третья сила" словами Гурджиева. Иначе говоря, чтобы что-то реально изменить вокруг себя, недостаточно быть простым как голубь, но нужно еще и быть мудрым как змея (про это нераздельное единство в одном из наставлений Христа часто забывают).



Картина Быкова, действительно, хорошо рифмуется с "Левиафаном" Звягинцева, и их полезно смотреть одна за другой. Понятно, что "Дурак" уступает "Левиафану" по художественным качествам и убедительности, хотя в конечном счете и то, и другое - это русские социальные драмы, и именно так к ним и надо относиться. Но если фильм "Звягинцева" больше посвящен зависимости человека от государственной системы, его несвободе от демона Левиафана (истинно свободным он становится лишь тогда, когда у него отнимают всё до последнего), то "Дурак" Быкова скорее говорит о проблеме равнодушного и безразличного отношения людей друг к другу ("Неужели ты не понимаешь, что мы живем как свиньи и дохнем как свиньи только потому, что мы друг другу никто?!", - восклицает Никитин в ответ на реплику жены Маши). Понятно, что в обеих картинах переплетены и тот, и другой мотивы, но акценты тем не менее важны и примечательны. Звягинцев показывает, что пока люди действуют заодно и сообща - они имеют шанс на успех, но как только их отношения портятся и рушатся, никто по одиночке уже не может противостоять мощи Левиафана. У Быкова же жизненная ситуация с самого начала предельно примитивизирована до героя-одиночки, потомственного "дурака". Эта режиссерская установка выглядит более чем сомнительной. Противопоставление "положительно прекрасного" сантехника толпе порочных и беспринципных людей не кажется сколь-либо правдоподобным. В жизни такого резкого контраста почти не бывает, и уж если твое добро и бескорыстие подлинные, то они неизбежно в ком-то заронят соответствующие зерна. Если по-настоящему жить не по лжи, то со временем неизбежно появятся союзники с самых неожиданных сторон - так устроен мир. Иначе он бы давным давно разрушился, как неизбежно рушится то адское общежитие в фильме, символизирующее не просто коррумпированный город, из которого высосаны все соки жизни, но страну в целом. Характерно, что красочное описание этого упадка звучит с экрана телевизора в квартире главного героя: "Прогнившие стены, обвалившийся потолок, вездесущая плесень, - в таких условиях живут люди...".

Однако если Звягинцев ориентируется на толстовское понимание действительности, то Юрий Быков скорее на шукшинское. Его герой чем-то похож на шукшинского "чудика". Маниакальная одержимость сантехника Никитина самоотверженным служением дальним оборачивается разладом с ближними, и нельзя так уж однозначно провести водораздел - кто в нем больше нуждается: его семья или незнакомые, встречные люди. Его альтруистическое желание помогать другим в ущерб собственной семье также совсем не объясняется евангельской фразой "враги человеку - домашние его" именно потому, что самовольно взятая им на себя ответственность за жизнь 800 человек никак не снимает с него ответственности за жену и маленького ребенка (количество здесь отнюдь не переходит в качество). В конечном счете, как это видно из финала картины, помогать можно и нужно, но лишь тем, кто об этом просит или в этом, действительно, нуждается. Нельзя вытянуть из болота того, кто не хочет из него выбираться, - он лишь утянет тебя вместе с собой.

Хотя "Дурак" и посвящен памяти Алексея Балабанова, до уровня "Брата" или других шедевров мэтра ему далеко. Фильмы Балабанова могут быть какими угодно, но их нельзя назвать ни наивными, ни морализаторскими - увы, но доля того и другого непоправимо снижает художественную ценность "Дурака" (в этом смысле Быков ближе к манере Дмитрия Астрахана, чем Балабанова). Слишком затянуты отдельные сцены, мало убедительны речи персонажей в тех случаях, когда они рассказывают о себе самих - это касается и родителей Никитина, и мэра Галагановой, и прочих чиновников. Представить же себе, что опытные бюрократы, не первый год крадущие из бюджета и умеющие при этом сохранить за собой свои должности, будут под водку в присутствии посторонних свидетелей изливать друг другу душу относительно того, кто, где, когда и что "распилил", - очень трудно, почти невозможно. Вообще пафосный или жалостливый рассказ героев о себе самих напрямую с обилием всевозможных признаний (вкратце рассказать за минуту о всём своем жизненном пути) - это не самый лучший метод в кинематографе. Если не брать это в расчет, то игру актеров я бы оценил как вполне приемлемую. Особенно бы отметил актрис Дарью Мороз (жена Никитина) и Наталью Суркову (Галаганова). Есть отдельные претензии к роли матери Никитина, чрезмерно истеричной и импульсивной, но эта претензия скорее не к актрисе, а к ее заданию. То же касается и остальных - проседают не столько артисты, сколько сам замысел картины. Хорошо и вполне по-балабановски показан коммунальный быт с пьянками, воплями и битьём. Сильной получилась сцена в ресторане, где Галаганова долго и пристально смотрит в глаза Никитину, но отдельные удачные сцены не делают весь фильм. В целом, конечно, "Дурака" нельзя назвать удачной картиной из-за его чрезмерной картонности и схематичности - слишком уж он провоцирует на примитивное понимание происходящего, а оно неизбежно возникает именно потому, что сам мир, изображенный в фильме, предельно упрощен и спрямлен, причем гораздо сильнее, чем в "Левиафане" (у Звягинцева герои отнюдь не так просты и однозначны).

Вторым главным героем картины я бы назвал Федотова (Борис Невзоров) - именно он воплощает в себе почти недосягаемую цель для героя, который готов во всем ограничивать себя и свою семью, учиться несколько лет - и все в надежде занять место этого человека, ответственного за ЖКХ города ("Глядишь, место Федотова займу!" - признается он жене, в этом же его подозревают и другие: "молокосос этот. который под Федотова стопроцентно роет..."). Эта цель оказывается сомнительной во всех отношениях (очевидно, что само по себе стремление занять место другого - фатальная ошибка), кроме одного, - именно Федотов оказался единственным из чиновников, кто смог измениться в самый последний момент, проявить свою человечность и спасти Никитина, чтобы тот не оказался на его месте.

Кроме того, следует сказать, что "Дурак" прекрасно иллюстрирует заклинательную силу слов, сказанных, казалось бы, в самых обыденных ситуациях. Дети, которые появляются в картине, именуются "заразами" и "мразотой", и при этом главный герой всеми сравнивается с ребенком - "Ты что, маленький?", - твердят ему близкие люди. Но главную саморазрушительную программу в него, конечно, закладывает мать, которая называет его "дураком" (причем в какой сцене!) и произносит в адрес своих сына и мужа (такого же "дурака") одновременно материнское и супружеское проклятье: "Никогда у вас ничего путнего не выйдет, никогда!". Эта безответственность по отношению к своему слову проявляется не только в мате героя (он как раз объясним, если принять в расчет специфику его профессии), но и в его оценках происходящего: "Че, меня, грохнут что ли?!" - шутит он, не задумываясь, что уже через несколько часов окажется на волосок от смерти...

Подводя итог фильму, можно сравнить дурака-героя с шутом из карт Таро (недаром фильм начинается со сцены, в которой нам показывают длинный коридор - символ инициатического пространства). Однако путешествие быковского дурака (шута) оказалось совсем незначительным и слишком быстро закончилось ввиду причин, о которых я говорил выше. Путь Никитина оборвался, практически не начавшись, поскольку как цель, так и методы ее осуществления были ложными.

Tags: впечатления от фильмов, кино
Subscribe
promo philologist 18:46, wednesday 1
Buy for 100 tokens
Мой муж, Виталий Шкляров, гражданин США и Беларуси уже почти 7 недель находится в белорусской тюрьме как политзаключенный. Его обвиняют в том, что 29 мая он якобы организовал в городе Гродно несанкционированный митинг в поддержку арестованного лидера белорусской оппозиции Сергея Тихановского.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments