Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Мария Снеговая об избирательности репрессий

Автор — политолог, докторант Колумбийского университета (Нью-Йорк)

В известной статье «От репрессий к репрессиям» Сергей Гуриев и Олег Цывинский приводят данные американского политолога Кристиана Давенпорта из Университета Мичигана, показавшего, что репрессии напрямую зависят от их же предыдущего уровня. Если репрессии однажды начались, их очень сложно остановить. Начавшееся в России в 2012 г. закручивание гаек к 2015 г. приобрело серьезный размах. Но особенность нынешних репрессий — их непоследовательность и избирательность. Оппоненты системы по-прежнему более-менее свободны в высказываниях. Репрессионный вентиль продолжает раскручиваться: после абсурдного процесса посажен брат Навального, «Дождь» вытеснен из арендовавшегося им помещения, не рекомендован к трансляции большинством спутниковых и кабельных операторов и отрезан от рекламных доходов, снят с эфирного вещания томский независимый телеканал ТВ2. Но все еще сохраняются относительно независимые медийные и социальные площадки для выражения альтернативных мнений. Есть ли логика у избирательной цензуры? Часть теорий, пытающихся объяснить поведение режима, подчеркивают его сложную природу: чиновники обычно не получают четких указаний из Кремля и вынуждены действовать на свое усмотрение — того посадить, этого отпустить. Для сторонних наблюдателей это создает впечатление хаотичности, невыстроенности и непродуманности системы.



Похоже, российский режим активно заимствует китайский опыт. Принимаются нарочито размытые, неопределенные формулировки законов, под которые можно подвести что угодно. А можно и не подвести. Случай Давыдовой связан с принятыми в ноябре 2012 г. поправками к УК, расширившими понятие «госизмена» (к ней стало относиться «оказание финансовой, материально-технической, консультационной или иной помощи» иностранному государству, международной или иностранной организации). Это любой контакт с иностранцами, даже интервью газете может стать «госизменой» (а может и не стать). К этому типу относятся и законы про «экстремизм», разжигание розни, оскорбление религиозных чувств, отрицание Великой Победы и проч. Никто не планирует последовательно применять все эти законы. Но их избирательное применение позволяет наказать резких оппонентов системы и приструнить остальных. Наказание «Дождя» за вопрос про блокаду и предупреждение РБК за изображение стопки журналов — это целенаправленные способы активизации механизмов страха и самоцензуры. Чтобы неповадно было.

Эта логика объясняет, почему власти не сажают Алексея Навального, когда сидят другие оппоненты режима. Или почему продолжают функционировать независимые медиа, критикующие власти. Уничтожение всех и вся — слишком затратная и опасная стратегия (при отсутствии механизмов выпуска пара кипящая кастрюля может взорваться). Заменяя механические репрессии психологическими, запугивая людей избирательностью наказания и убеждая оппонентов в бессмысленности сопротивления, система превосходно решает задачу «эффективного контроля»: он работает изнутри людей. Постепенно врастая в нас, механизмы самоцензуры делают нас самих частью репрессивной системы.

Читать полностью: http://www.vedomosti.ru/opinion/news/39007661/strah-i-samocenzura

Tags: репрессии, цензура
Subscribe
promo philologist december 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment