Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Гений математики Перельман – доказательство Маши Гессен

На Московском международном книжном фестивале пройдет презентации книги Маши Гессен о знаменитом петербургском математике-отшельнике



Траектория перемещений, изменений, направлений в современном культурном пространстве и обществе – такова тема VI Московского международного книжного фестиваля (10-13 июня).

Одной из ключевых точек на этой траектории можно считать книгу "Совершенная строгость. Григорий Перельман: гений и задача тысячелетия". На фестивале ожидается презентация этой первой биографии гениального российского математика-отшельника. Автор книги - Маша Гессен - в Америке считается популярным писателем, а на родине, в России, – журналистом. Ее книги, ставшие в США бестселлерами, на русском языке не издавались. Исключение составляет "Совершенная строгость". Впрочем, биография Перельмана тоже сначала появилась на английском, потом японском, корейском, иврите и только весной 2011 года была опубликована на русском языке.

Трудно сказать, что больше поражает мировую общественность в феномене Перельмана: то, что российский ученый первым решил одну из семи "задач тысячелетия" – доказал гипотезу Пуанкаре, или то, что он отказался от награды в миллион долларов и перестал общаться с внешним миром.

"Во всяком случае, именно это обстоятельство привлекло мое внимание к Григорию Перельману, – сказала Маша Гессен. - Люди, которые делали что-то в одиночку в естественных науках, жили на рубеже 19-20 веков. Я совсем не исключаю, что Перельман последний человек, который таким образом сделал свое открытие. Может быть, он последний одинокий гений: сидел один в течение семи лет и писал на бумаге. Теперь вся гениальная продукция делается командами. Это огромная машина, и часть таланта исследователя заключается в умении управлять этой машиной. Математики, правда, это всегда касалось меньше. Великие советские математики говорили, что ученому нужна только неплохая библиотека, карандаш и бумага. Но это тоже не совсем так, потому что математику еще очень нужно общение, нужно быть частью какой-то команды, каких-то институтов, чтобы обмениваться информацией, понимать, кто и где что-то сделал".

Такими "институтами" в Советском Союзе были математические олимпиады, специальные школы. Все это хорошо знакомо Маше Гессен: она сама училась в такой школе, как и ее герой. Для кого-то математические соревнования были способом блеснуть умом, но не для Перельмана, рассказала писательница в своей книге: "Он водил дружбу с математическими задачами – крепкую, но глубоко интимную. Судя по всему, Перельман работал над решением в уме, не прибегая к черновику. У него и так было чем заняться: он напевал про себя что-то, кряхтел, стучал об стол шариком для пинг-понга, раскачивался взад-вперед, выбивал карандашом ритм, водил ладонями по бедрам, пока брюки не начинали лосниться и, наконец, потирал руки. Последнее означало, что решение найдено и его осталось только записать".

"Добывать такую информацию было не просто, так как в интервью Перельман мне отказал, как и всем остальным, – вспоминает Маша Гессен. - Пришлось создавать образ этого человека по тому, что рассказывали его друзья, одноклассники, однокурсники, люди, с которыми он работал в научных институтах в Америке и России. В некотором смысле это гораздо интереснее, чем писать биографию человека, который сам с тобой общается, потому что в этом случае ты либо становишься транслятором его собственного видения себя, либо ты входишь в конфликт с этой трансляцией. То и другое не очень комфортное для писателя положение. А вот положение следопыта оказалось очень интересным".

Автору пришлось не только стать следопытом, но и на полтора года, образно говоря, сесть за парту, чтобы написать главу, посвященную математике. Гипотеза, которую Перельман, доказав, превратил в теорему, выглядит так: "Всякое односвязное компактное трехмерное многообразие без края гомеоморфно трехмерной сфере". Даже профессионалам воспринять такое нелегко: два года три команды математиков разбирали это доказательство, пытались понять, в чем состоит его стержень.

"И, кстати, вся эта интрига с отказом от награды и затворничеством Перельмана в конце концов тоже послужила математике, – считает Маша Гессен. - Больше всего выиграл, наверное, не Перельман, а Математический институт Клэя в Кембридже, который попытался вручить ему миллион. Цель была такова: привлечь внимание к важности и прекрасности математических задач. Но они не предполагали, что одна из задач тысячелетия будет решена в ближайшее время. Вдруг неожиданно появляется Перельман, "как черт из табакерки", и выясняется, что, действительно, он решил эту задачу. Появляется уникальная возможность, наконец, этот миллион вручить. А дальше разворачивается невероятный сценарий: возьмет – не возьмет, приедет на конференцию – не приедет…"

Не приехал. Не взял. Но в результате: сколько непосвященных узнали о существовании и самого Перельмана и о гипотезе Пуанкаре!.. Так что цель инициаторов премии достигнута.

Елена Андрусенко
rus.ruvr.ru



Tags: Маша Гессен, Перельман, книги, наука
Subscribe

Posts from This Journal “Маша Гессен” Tag

promo philologist december 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment