Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Семинар о современной ролевой поэзии (Наталья Васильева), 3 марта 2015 г.

3 марта 2015 года, во вторник, в 18-00 в ИМЛИ РАН (ул. Поварская, д. 25а), в комнате № 13 в рамках серии заседаний семинара отдела теории литературы "Чтения по композиции текста", посвященных теме роли фэнтези в современной культуре, пройдет семинар, посвященный анализу стихотворений, принадлежащих современной ролевой поэзии.



На примере подборки стихотворений известного в толкиновском фэндоме автора Натальи Васильевой (Ниенна, Элхэ Ниэннах) мы будем говорить о следующих темах:
- «я помню». В фэндомской поэзии Ниенна во многом является основоположником этой темы – во всяком случае, человеком, впервые заговорившем о подобной возможности открыто.
В таких стихотворениях история либо рассказана от имени персонажа, либо в ее основе – возможность помнить то, что случилось когда-то не с нами. С темой «я помню» связано
- погружение в персонажа
- «чужая правда». В таких стихах читателям предлагается посмотреть своими глазами на неоднозначную ситуацию; зачастую история изложена со стороны «темных сил» - тех, кто в
толкиновском каноне считается врагами.
- тема игры
- универсальные концепты и понятия – то, что делает стихотворения понятными вне толкиновского фэндома

Об авторе: Наталья Васильева родилась в Москве; окончила МГЛУ (Московский государственный лингвистический университет). В настоящее время работает литературным переводчиком. Член толкиновского фэндома с 1991 года. Пишет песни с 1992 года. Многие песни Натальи Васильевой, написанные в начале — середине 1990-х годов, напрямую связаны c Ардой – миром толкиновского Средиземья. В 1995 году совместно с Натальей Некрасовой (Иллет) опубликовала первую версию «Чёрной книги Арды». В 2000 году вышла вторая редакция книги (уже без участия Иллет), в 2008 году — третья.

На семинаре предполагается разобрать следующие стихотворения:

Ниенна (Элхэ Ниэннах; Наталья Васильева)

Перед боем

Через час настанет рассвет -
Запоют боевые трубы,
Через час настанет рассвет -
Ярче молний вспыхнут мечи;
И заклятьем клятва звучит,
И клинка касаются губы...
Через час настанет рассвет -
Догорает сердце свечи.

Через час настанет рассвет -
Отзвенят железные струны...
Что пророчат звездные руны? -
Славу - павшим, живущим - боль.
Через час настанет рассвет:
Самый старший и самый юный -
Через час настанет рассвет -
Принимают последний бой.

Через час настанет рассвет -
Краткий миг перед Битвой Гнева;
Через час настанет рассвет,
Но - прекрасным и скорбным сном -
В черной чаше святое вино,
И звучит: "Перед Артой и Эа -
Через час настанет рассвет -
Ныне ваши сердца - одно".

Через час настанет рассвет,
И взовьются черные птицы,
И в открытые звездам лица
Равнодушно посмотрит Смерть;
Через час настанет рассвет -
Горький ветер к восходу мчится.
Стон сквозь зубы - последняя весть:
- Повелитель! Нас больше нет!..

Павших воинов имена
Не воскреснут грозным знаменьем;
Чашу смерти испить до дна -
Участь тех, кто спорил с судьбой.
Вьюжный ветер оплачет нас,
И не будет нам погребенья,
И рассвет звенящей трубой
Возвещает - последний бой.


Из Книги Екклесиаста

Время всякой вещи на земле:
Время хлеб растить и сжать колосья -
Что колоколов многоголосье
Искрам, угасающим в золе?.. -
Время всякой вещи на земле.

Время дописать свою строку,
Время уклоняться от объятий,
Время для лобзаний и распятья,
Время - на костер еретику:
Пламенем вписать свою строку.

Время пиру, время и чуме:
Каждому положен свой предел,
Княжьей ли короною владел,
Или жизнь влачил в нужде и тьме.
Время пиру, время и чуме.

Цепи или злато на руках,
Кто взойдет на трон, а кто на плаху -
Всяк живущий сотворен из праха,
И в свой час отыдет он во прах:
Что от нас останется в веках...

Время убивать и исцелять,
Время сеять - время вырвать с корнем...
Коль во многих знаньях много скорби,
Для чего нам скорбь преумножать?
Время строить, время разрушать.

Время благовестью и хуле;
Кровью пыль дорожную пятнаем,
Жемчуг на попрание бросаем
И иглою пишем на стекле -
Время всякой вещи на земле.

Так сказал мудрец Екклесиаст:
Все - томленье духа, суесловье;
За слова, оплаченные кровью,
Медного гроша никто не даст -
Clay will go to clay and dust to dust.

Мысли - ледяной ожог виску:
Бросить на неструганные доски
Вырванную из души строку... -
Гул затих. Я вышел на подмостки...


Пир победителей

Лишь сегодня отпылал погребальный костер -
Я в последний раз взглянул князю Верных в лицо...
Где твое благородство и честь, Нуменор? -
Ныне время власти шакалов и псов.
Лишь сегодня волей Валар было слово твое,
Да немного, видно, нужно, чтобы все позабыть.
В королевские одежды подлеца обрядить -
Верно, этого довольно, чтобы стать королем.
А факелы чадят, по кругу - чаши с вином,
На камзол короля с пальцев капает жир,
А на челе его сияет - Элендилмир,
И, если б губы не в кровь - как было б смешно!
Ну, так смейся, если можешь, и все позабудь,
Что кровь, что вино - лей под ноги в грязь!
..То ли тризна, то ли пир, то ли - древняя жуть -
Это шабаш упырей - над трупами в пляс.
Что ж, была наша вера в жемчугах да в шелках,
В золотом шитье, в драгоценных камнях,
А сорвали покров - белизна костяка
И хохочущий череп - властительный прах.
Стала честь наша - шлюхой на господском пиру,
Нашу доблесть покупают - были б деньги да власть! -
И если древние боги на свете живут,
Пусть подарят нам смерть, пусть помилуют нас.
Но кому теперь молиться, кого проклинать,
Кто затеял эту травлю, кто науськал собак,
И кого вопрошать, если правду сказать
Может - лед зеркал да Проклятый Враг...
Так давно уже расколоты все зеркала,
Чтоб не видеть в них ухмылок довольных скотов.
Ветер бьется в пыли - перебиты крыла:
То ли морок, то ли в кубке и вправду кровь...
...Так рождаются сказанья о победе над Тьмой,
Восхваления сливаются в голодный вой,
И во славу победителей кубки звенят...
Обнеси, Судьба, этой чашей меня.


Ничто не вечно

Король надменный многих покорит -
Руины разоренных городов
Дорогу победителя отметят;
Он - бог земной, покуда здесь царит:
Пройдут века - и прах его следов
Развеет без следа забвенья ветер.
Пусть короною увенчан,
Вознесен людской молвой -
Под луной ничто не вечно,
Кроме Вечности самой.
Под луной ничто не вечно,
Кроме Вечности самой.
Воителя рука была тверда,
Ему награда - чаша короля,
И подвиги его в балладах славят.
Пока в бою щадит его судьба,
Но ляжет он в курган средь ковыля -
Добычею забвенья слава станет.
Жизнь горька и быстротечна:
Утром - пир, а к ночи - бой...
Под луной ничто не вечно,
Кроме Вечности самой.
А менестрелю - ярмарочный гул,
Придворный блеск - или топор и плаха:
Посмевший петь безумец дерзновенный,
Он растревожил песнями толпу,
Hо струны отзвенели - горстью праха
Он стал на берегах реки Забвенья.
Все баллады, песни, речи
Станут прахом и золой:
Под луной ничто не вечно,
Кроме Вечности самой.
Философу - кабак или костер
Или - колпак придворного шута,
Когда не в башню из слоновой кости...
Забвенья неизбежен приговор:
Что мысли наши? - тлен и суета,
Мы в этом мире странники и гости.
И сгораем мы как свечи
В храме истины святой...
Под луной ничто не вечно,
Кроме Вечности самой.
Но если прах все то, что мы вершим,
Зачем берется кто-то за перо,
А кто-то вновь перебирает струны?
Мы веруем в бессмертие души,
Мы искрами взлетаем над костром
И воскрешаем память в древних рунах.
Знаком Памяти отмечен -
Словно уголья в горсти...
Под луной ничто не вечно,
Кроме вечного Пути.


Мир, которого нет
"Сын мой!
Никаких островов нет..."
М.Щербаков)


Нет никаких островов, никаких миров
кроме этого мира - нет:
Память твоя - это зыбкий туман, это рябь на воде,
это ветер оставил след.
Нет ни пути среди звезд, ни крыл за спиной -
не со-прикоснуться рукам:
Мы же не дети, чтоб верить легендам и книгам,
мечтам и забытым снам.

Мы же не дети - послушай, ведь это игра,
ведь это всего лишь - Игра:
Звезды не могут петь, и нечего слушать,
сидя в ночи у костра.
Лютней не станет гитара, дерево - сталью,
скалою - зеленый склон:
Все это - старая сказка, не-бывшая тайна,
печальный забытый сон.

Так почему же опять мы стремимся в тот мир,
который - не может быть,
Зная, что это игра, что закрыта дверь,
что в мечте невозможно жить?
Это - попытка к бегству: от тусклого неба,
от пыли, асфальта и стен
Вырваться к звездному свету в стремленье нелепом
разрушить реальности плен.

Но никаких островов, никаких миров,
кроме этого мира - нет.
Так почему мы готовы из теплых квартир
бежать в этот звездный бред?
Так почему же мы ищем в придуманных сказках
истин извечных след?
Как мы могли поверить в тот горький и светлый
мир-которого-нет?
Как мы посмели видеть тот горький и светлый
мир, которого нет?..
...как мы сумели вспомнить тот горький и светлый
мир...


Игра (Посвящается ХИ-92)

Мы не помним
Ни правил ее, ни законов,
Но она
Начинается как война,
В которой - беда побежденным:
Игра.
Мы не помним
Пока еще слова "приказ",
Но сейчас
Встанут рядом в последний раз
Светлый воин - и Черный:
Парад.
Между нами еще - ни союзов, ни битв,
И врагов еще нет пока -
А дорога пылит, дорога пылит
Под колесами грузовика...
Игра.
Кружка чая - замена кубку с вином,
И палатка - вместо шатра,
И пока, согреты одним костром
Все мы вместе; завтра с утра -
Игра.
И мы можем еще собраться и петь
У одного костра...
Через день наступит Игра.

Мы не знаем,
С кем завтра в бою сойтись,
И пока
Рукоять не сжимает рука,
Но окончит мирную жизнь -
Игра.
Мы не знаем,
Кто завтра падет на войне,
И кем
Он будет завтра отпет,
С кем поставит спина к спине
Игра.
Нас еще не развел всемогущий Рок,
Не назначил мастер цены
За подлый удар, за серый клинок,
За разбитые хрупкие сны.
Игра.
Понарошку - кровь, понарошку - боль,
Понарошку - память и смерть...
Не бывает лишь подлости игровой:
Пусть покажет, каков ты есть,
Игра.
А пока - мы можем собраться и петь
У одного костра:
Через день наступит Игра.


Дом

Привет тебе, мой печальный дом -
Тяжелое небо за тусклым стеклом,
Тяжелый дым над последним костром,
Открытое горло под острым серпом...
Привет тебе, мой далекий дом -
Прими меня, мой нездешний дом -
Развеянный западным ветром дым,
Застывший безмолвьем предсмертный стон,
Долина, одетая пеплом седым,
Костер в ночи - мой сгоревший дом...
Прости меня, мой усталый дом -
Мой замок, что выгорел, как душа:
Лишь только опавшие листья шуршат
Сгоревшей страницей, легким крылом.
Прости меня, мой покинутый дом...
В тоске по дому - прощай, мой дом.
Я дождь ловлю пересохшим ртом,
И кровью моей, как густым вином,
Наполнен кубок ушедших времен;
По серым камням бессильным вьюном
Как струйка дыма - горчащая грусть:
Прости меня, мой покинутый дом -
Тот дом, в который я не вернусь,
Где белые свечи и теплый свет -
Тот дом, которого больше нет.


Песня на пиру

"Как унылы баллады твои, менестрель!
Или радости ты не встречал на пути?
Веселит сердца золотистый хмель -
Эй! велите же чашу ему поднести!
Пой, мальчишка, - по звонким струнам ударь,
Чтобы в жилах взыграла горячая кровь!
Наградит тебя щедро за труд государь -
Так воспой же героев великих боев."

Дорожить бесполезной жизнью - смешно,
Если все потерял в последнем бою. --
Залпом пьет менестрель золотое вино: --
- Что ж, славить так славить... и я вам спою. --

Славь святую любовь! - так взойдут Еретик
И его госпожа - на единый костер:
Сталь оков и огонь обвенчают двоих,
Станет словом обряда для них - приговор.
Пламя к небу рванется - два алых крыла,
Память дымом истает, костер догорит:
От великой любви - только прах да зола,
Только ветер поет, да ворон кружит.

Славь великих героев! Тому же, кто смог
От воителей Света спасти свой народ,
Рухнет, словно проклятье, на горло клинок,
И его голова - гляди! - над аркой ворот.
И его не оплачут ни мать, ни отец:
Он ветрами отпет и дождями обмыт.
Вот - великих героев достойный конец!..
Только ветер поет, да ворон кружит.

Благородство восславить мне песня велит,
Но покончить с врагом - что покончить с войной:
Что за дело, коль Враг безоружным стоит? -
Примешь грудью удар, да в спину - второй.
А в слепых небесах - солнца мертвый оскал:
Победителя чести закон тяготит -
Так рази же смелей! - пусть над теми, кто пал,
Только ветер поет, да ворон кружит.

...Спета песня, король; мы сойдемся в цене -
Менестрелю за песни ты платишь сполна:
Голова ли на плаху, отрава ль в вине -
За врагов твоих чашу я выпью до дна!..
...Отзвенела струна, как шута бубенцы -
Скоро жалкий безумец навек замолчит,
Нынче крови сполна налакаются псы!..

Только ветер поет, да ворон кружит...


Солдаты

...Он был таким же, как и я -
Лишь только чуть смуглее кожа.
Теперь он - корм для воронья:
Не то, чтоб мне он был врагом,
Но у войны один закон,
И он от века непреложен.

Неведома нам цель войны -
За нас решают те, кто - выше.
Со смертью мы обручены,
А у нее один закон:
Сегодня - ты, а завтра - он...
И в громе битвы стон не слышен.

Глаза нам залил едкий пот,
От жажды трескаются губы,
И бесконечен наш поход,
А у него закон один:
Иди, пока хватает сил
И воют боевые трубы.

Не помним мы имен богов,
Давно молитвы позабыты,
Не опьяняет кровь врагов,
За смерть друзей уже не мстим,
И часто не хватает сил,
Чтобы похоронить убитых.

И снова грязь на сапогах,
И неба медь над головою,
И сталь мечей у нас в руках.
А для солдат закон один,
И не дожить нам до седин
В пути - от боя и до боя.

Предания не сохранят
Ни пыль дорог, ни запах пота -
Лишь полководцев имена:
В веках прославлен командир,
Ведь много нас, а он - один.
В Империи солдат без счета.

...Ну, что же, нам не привыкать:
Ведь кто-то должен выполнять
И эту грязную работу.

Молва

В чем моя вина? - в черном с серебром.
В чем моя война - словом, не мечом...
В чем моя печаль - темное стекло...
Было и... - Прощай... - было, да прошло.
Тяжесть многих бед - да на плечи мне:
Горек этот хлеб, да другого нет.
Крылья лжи легки, да молва быстра:
От одной строки - к пламени костра.
В чем моя беда? - не склоню колен.
Мертвая вода, стылый холод стен...
Крылья лжи пестры - ярче радуги:
Ярые костры - кому - радостью?
Ввысь бы - да крыла переломаны,
Пепел да зола - кружат вороны...
Хоровод виллис привела молва:
Рано собрались - я еще жива!
Без оружья бой - мне ли - выстоять?
Против всех - одной: это - истина;
Помощи молить не пристало мне...
Что скажу? - "Прости... как устала я..."


Пламя во Тьме

Покой и мир земли обетованной
Нам за победу даровали Валар:
Мы покидали Эндор навсегда.
Земель Забытых огненные раны
В тоске морские волны омывали,
А наши корабли вела - Звезда...
Примет карой вечность изгнанья
Тот, кто шел дорогой иною:
Мы - во Тьме рожденное Пламя -
Так стремились сердцем к покою,
Мы - Вот Тьме рожденное Пламя.
Прошли года - но непокой скитаний
Нас, избранных богами, не оставил:
Мы строили на верфях корабли,
Мы мыслили себя - учителями,
Но утверждали истину мечами,
Когда не покорялись дикари.
Королями себя считали,
Поклонялись стали и силе...
Мы - во Тьме рожденное Пламя -
Это пламя кровью гасили.
Безумья признак - неповиновенье.
Мы принесем безумцам избавленье:
Душа костром да будет спасена!
И все же - рано праздновать победу:
Ведь даже здесь не каждый верен Свету,
И даже здесь смущает души Тьма.
И взлетают к небу кострами
Те, чьи нам непонятны речи...
Мы - во Тьме рожденное Пламя -
Так спешили от Тьмы отречься...
...На милость Валар тщетны упованья,
И мы вкусили горький хлеб изгнанья -
Дни славы нашей не вернуть назад.
Мы лишены бессмертья благодати,
И Проклятый Изгнанник - наш создатель,
Хотя об этом Мудрые молчат.
Мы отвергли все то, что знали,
Слепо веруя в мудрость Света,
Но - во Тьме рожденное Пламя -
Мы когда-нибудь вспомним - это:
Мы - во Тьме рожденное Пламя...


Tags: ИМЛИ, Толкин, литература, поэзия, семинары, филология, фэнтези
Subscribe
promo philologist декабрь 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →