Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Как срывают мероприятия "Открытой России" в Петербурге

21 марта состоялась четвертая встреча петербуржцев с гостем «Открытой России». В Петербург приехал Станислав Белковский. Вы будете смеяться, но и тут без сюрпризов не обошлось... Евгения Литвинова о новых приключениях "Открытой России" в Петербурге.

Первый раз – это был шок. Первую встречу в рамках дискуссионного проекта «Открытой России» в Петербурге пытались сорвать, когда была заявлена онлайн-конференция с Михаилом Ходорковским. Тогда ОМОНовцы под предлогом поиска бомбы большую часть зрителей не пустили в гостиницу, а журналистов обманом затащили в другой корпус. В арендованном зале отключили электричество, затем на всю гостиницу врубили оглушительную музыку, а заканчивалась дискуссия под вой сирены. Я – потрясенная происходящим – звонила знакомым: скорее рассказать об этом светопреставлении, об этом страхе властей при упоминании Ходорковского и «Открытой России», превратившем дискуссию о прошедших и предстоящих выборах в абсурдистский спектакль.



Второй раз всё было уже привычнее: во время онлайн-встречи с Сергеем Гуриевым не работал интернет. Оказалось, какие-то шибко грамотные люди, знающие схему городских коммуникаций, перерубили кабель, лишили интернета всю гостиницу. Простенько и со вкусом. Третий раз – встреча с Леонидом Волковым. На этот раз специальные люди пришли в зал с глушилками. Теперь они бывают даже портативные. Вот он – прогресс! Глушилка – почти забытое слово из моего советского детства. Но всё возвращается в стране, которая движется не вперед, а по кругу.



Сегодня состоялась четвертая встреча петербуржцев с гостем «Открытой России». В Петербург приехал Станислав Белковский. Вы будете смеяться, но и тут без сюрпризов не обошлось. Зал был арендован заранее – за две недели до мероприятия. Однако внезапно отель отказал в аренде. Пришлось искать новое помещение. Нашли, договорились, заплатили – потом отказ, возврат денег. Такая история повторялась десять(!) раз. Последнее арендованное помещение оказалось внезапно занятым буквально накануне встречи. Белковский должен был выступить перед петербуржцами в пятницу вечером, а в четверг пришел отказ. Срочно перенесли встречу на 14:00 субботы и арендовали зал в «новом, современном, креативном пространстве – Ткачи» (так они себя рекламируют). И не врут. Креатива было – выше крыши.

Часть ОМОНовской программы по противодействию «Открытой России» в Петербурге я не видела. О том, как различными хитроумными способами Белковскому мешали доехать до Ткачей, рассказали сам Станислав Белковский, Андрей Пивоваров и Владимир Кара-Мурза. Всё-таки, в 14:15 им удалось добраться до нас.

Сама я была в Ткачах без четверти два. Здание окружали многочисленные знакомые и незнакомые. И вестибюль уже был полон. Но дальше продвинуться не удалось. Несмотря на заключенный контракт, хозяева помещения не пустили нас в зал. Разговаривать с нами они тоже не стали: переговоры вел охранник, изъясняющийся подозрительно знакомыми словами: «Освободите помещение! Вы мешаете проходу граждан!» Мы, конечно, никуда не уходили. Ждали Белковского, Пивоварова и Кара-Мурзу. Когда им удалось, наконец, преодолеть все ловушки, расставленные между Московским вокзалом и Обводным каналом, началась долгожданная встреча прямо в вестибюле Ткачей. Но там мы оставались недолго: нас-таки выгнали из здания.

Пришлось обосноваться на крыльце. Белковский выбрал неожиданный формат: читал стихи, а между стихами отвечал на вопросы петербуржцев. Успел прочесть отрывок из Маяковского («Облако в штанах»), из Ахматовой («Поэма без героя»). Когда перешел к Бродскому, зазвучала ОМОНовская волынка: «Ваше собрание незаконно. Предупреждаем об ответственности…» и т.д. Стихи на крыльце читать – это собранием теперь называется. Усердие ОМОНовцев понятно: жизнь трудная, кризис, всюду сокращения.

Мы вернулись в здание и пошли в кафе «Клаустрофобия». Сначала нас приняли нормально. Мы тоже не планировали ни с кем конфликтовать. Я успела заказать чай, кто-то – кофе. Тут нас догнал всё тот же охранник, запугал администрацию кафе, и хорошенькая девушка начала орать: «Убирайтесь! Валите отсюда!», а потом набросилась и побила Костю Куортти, который вел съемку. Пришлось уйти из Ткачей окончательно.

Последним пристанищем «Открытой России» оказалось маленькое симпатичное кафе с доброжелательным барменом, не испугавшимся нагрянувшей толпы и разговоров «о политике». Недостаток кафе заключался лишь в его размере: часть собравшихся не влезла и вынуждена была ждать остальных на улице. Прозвучал вечный русский вопрос: «Что делать?» Ответ Станислава Белковского: «Не бояться, когда страшно. Не расходиться, когда требуют расходиться». Пока мы были в кафе, у машины Андрея Пивоварова разрезали два колеса.

http://www.cogita.ru/news/debaty/belkovskii-ne-boyatsya-kogda-strashno-ne-rashoditsya-kogda-trebuyut-rashoditsya

Tags: Белковский, Открытая Россия, Санкт-Петербург, Ходорковский, репрессии
Subscribe
promo philologist декабрь 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments