Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Николай Подосокорский. «Варвары духа» берут в кольцо

"Новая газета" опубликовала мою статью о скандале вокруг постановки оперы "Тангейзер": http://www.novayagazeta.ru/arts/67841.html

Выпуск № 32 от 30 марта 2015

«Варвары духа» берут в кольцо

Светский характер государства поставлен под сомнение

Скандал вокруг постановки режиссером Тимофеем Кулябиным оперы Вагнера «Тангейзер» в Новосибирском театре оперы и балета важен не столько сам по себе, сколько как новый эпизод в широком наступлении на свободу творчества в России. Он выявил вовсе не конфликт верующих с неверующими или РПЦ с либеральной интеллигенцией, а гораздо более фундаментальный спор о пределах свободы в России. В этой истории мы имеем дело с очередным демонстративным и циничным тестированием государства на его светскость и общества на его подверженность тоталитаризму, и от результатов этого тестирования будет во многом зависеть поведение власти по отношению к нам в дальнейшем.




Провинциальный скандал на службе у Святой инквизиции

Важно отметить, что если в 2012 году в знаменитом деле Pussy Riot речь шла все же о формальном «вторжении» феминисток на территорию РПЦ, то теперь мы имеем дело уже с прямым вторжением РПЦ в традиционно секулярные сферы искусства, хотя подобные попытки предпринимались ею и ранее. Однако при ближайшем рассмотрении все оказывается гораздо сложнее, поскольку нынешняя история вокруг «Тангейзера» имеет несколько уровней понимания.

Самое простое объяснение заключается в довольно банальном стремлении местного митрополита усилить свое влияние на региональные элиты, прикрываясь нормами существующего закона, по которому «верующие» имеют в нашем государстве больше прав, чем остальные граждане. К счастью, далеко не в каждой епархии РПЦ до последнего времени возникали подобные скандалы, хотя, конечно, ни для кого не стала неожиданностью очередная агрессия внезапно оскорбившихся в Великий пост «православных верующих». И все-таки должен был найтись конкретный митрополит Новосибирский и Бердский Тихон (Емельянов), который почему-то решил, что настал его «звездный час» и который воспринял борьбу с «Тангейзером» как исключительно значимое для него лично дело.

Архиерей сразу же занял максимально жесткую позицию, пытаясь нащупать границы своих возможностей. Он требовал уголовно наказать «кощунников», жаловался на них во всевозможные инстанции: от губернатора и ФСБ до Следственного комитета и Генеральной прокуратуры, настаивал на исключении оперы «Тангейзер» из репертуара местного театра, поставил на уши не только местную, но и всю российскую общественность. В итоге дело «Тангейзера» вмиг стало резонансным и символичным, а его значение вышло далеко за рамки отдельного региона.

Митрополит Тихон очень точно рассчитал момент для наступления, поскольку был безоговорочно поддержан как церковной, так и светской властями, хотя у каждой из них были на то свои мотивы. Здесь мы переходим на другой уровень понимания этой истории — намеренное использование рядового провинциального скандала федеральными игроками. РПЦ решила через этот конфликт усилить свое влияние в российском обществе в целом, практически наделив себя функциями и полномочиями Святой инквизиции. Вспомним, что еще в январе 2014 году глава синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин призывал власти законодательно запретить любые проявления «кощунства» в искусстве, и в частности в театре. Еще ранее, в 2011 году, он призывал к моральному суду над произведениями мировой классической литературы, в частности, предлагая проверить на педофилию книги Владимира Набокова и Габриэля Гарсии Маркеса. Схожее обвинение Чаплин предъявил 23 марта и новосибирской постановке оперы «Тангейзер», заявив, что ее следует проверить на содержание порнографии и пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних.


Ловушки из духовных скреп

Светская же власть посчитала, что для нее в нынешних условиях будет полезно посеять дополнительные страх и неуверенность среди творческой интеллигенции и усилить контроль за деятелями культуры, известными своей всегдашней тягой к свободомыслию и космополитизму. В отсутствие четкой государственной идеологии функцию сдерживания и подавления «излишней» свободы в обществе выполняют всевозможные табу, нарушение которых влечет за собой уголовное преследование и общественное порицание с причислением к «врагам народа», «национал-предателям», «пятой колонне», гражданам второго сорта. Эти табу, хотя и оправдываются защитой пресловутых «традиционных ценностей» и «духовных скреп», на самом деле не имеют для власти никакого ценностного значения, кроме одного — использования их в нужный момент в качестве эффективного инструмента для манипуляции общественными настроениями и наказания любого инакомыслящего, который почему-то стал ее раздражать или представлять потенциальную опасность. 24 марта губернатор Новосибирской области Владимир Городецкий, комментируя ситуацию вокруг «Тангейзера», призвал с уважением относиться к православным традициям: «Эти ценности надо беречь как зеницу ока. И поэтому хочу обратиться к руководителям и организаторам культурных мероприятий и других общественных мероприятий воздержаться от противостояния тем ценностям».

Подобных ловушек за последние годы кремлевскими политтехнологами было создано немало, и очень трудно, занимаясь активной общественной деятельностью, не угодить ни в одну из них, никого и ни на что не спровоцировать, учитывая повышенную обидчивость определенных групп населения. Ограничения эти известны: запрет на «пропаганду» суицида, нетрадиционных сексуальных отношений, недопустимость сообщения детям «вредной» для них информации, ответственность за оскорбления ветеранов Великой Отечественной войны или их военного подвига и многое другое, включая уголовное наказание за «оскорбление чувств верующих». Размытость формулировок того, что следует считать «пропагандой» и «оскорблением чувств», создает почву для самых немыслимых злоупотреблений в судебных инстанциях и раскручивания невиданной истерии по этому поводу в обществе, умело создаваемой государственными СМИ. А именно для этого подобные табу и внедрялись в массовое сознание — чтобы граждане заранее чувствовали себя кругом виноватыми и постоянно усиливали свою бдительность и самоцензуру. Разумеется, речь пока не идет о тотальном преследовании всех, кто нарушил определенный запрет, но избирательно власть может покарать абсолютно любого, если это ей зачем-то нужно.


Рассерженные прихожане берут Минкульт

Вовсе не случайно и то, что Министерство культуры, вообще-то призванное защищать культурных деятелей от всяческих притеснений, полностью поддержало претензии РПЦ к авторам театральной постановки. 18 марта на сайте Минкультуры был опубликован поистине исторический документ — «Позиция Минкультуры по итогам общественных слушаний по поводу конфликта вокруг оперы «Тангейзер». Чего стоит, к примеру, вот эта грозная фраза: «Минкультуры России считает недопустимым вольное или невольное выражение неуважения к традиционным ценностям, проявленное руководством театра и режиссером-постановщиком, и указывает директору театра Б.М. Мездричу на недостаточность контроля за возглавляемым им учреждением». Как можно считать недопустимым «невольное выражение неуважения к традиционным ценностям»? Что это вообще такое?!

Или вот еще один замечательный фрагмент из «Позиции Минкультуры…»: «К сожалению, руководством театра были проигнорированы первые протесты общественности. Это привело к эскалации конфликта, его переходу из публичного пространства в формат судебных разбирательств, что также представляется нам излишним и неконструктивным». Всем, кто видел фотографии протестующей «православной общественности» Новосибирска, вышедшей на улицу с лозунгами «Позор предателям Родины!», «Кулябин, Мездрич, Терешкова и Кузин рвут духовные скрепы!», «Прогони кощунника, и удалится раздор!» — сразу же вспоминается знаменитое: «Это — не народ? Это хуже народа! Это лучшие люди города!» То есть ведомство Владимира Мединского недвусмысленно дало понять, что «общественность» для него— это вовсе не те представители интеллигенции, которые выступили в защиту «Тангейзера», а среди них были и Александр Сокуров, и Олег Табаков, и Евгений Миронов, и Галина Волчек, и Марк Захаров, и Борис Гребенщиков, и Владимир Юровский, и многие другие известные люди (к слову сказать, интернет-петиция в защиту режиссера собрала к настоящему времени в общей сложности почти 50 тысяч подписей), а те «оскорбленные верующие», кого так легко согнать на митинг под оскорбительными лозунгами для травли инакомыслящих...

Вообще «Позиция…» Минкультуры полна противоречий. С одной стороны, в ней говорится: «Не покушаясь на свободу творчества, мы, безусловно, полагаем...» А с другой стороны, чуть ниже: «Минкультуры считает правильным внести в постановку необходимые изменения, а также принести публичные извинения всем, чьи религиозные чувства были задеты. Не считая цензуру допустимой, мы напоминаем о нашем праве, более того — обязанности в рамках реализации Основ государственной культурной политики принимать в крайних случаях административные и финансовые меры в отношении государственных учреждений культуры, в том числе — лишать финансирования подобные постановки». Последняя цитата особенно примечательна — это фактически признание в том, что государственная цензура в России все-таки есть, хотя ее наличие в документе и отрицается. Особенно же замечательно требование: «...принести публичные извинения всем, чьи религиозные чувства были задеты». Здесь даже не говорится о чувствах именно прихожан РПЦ, а просто обо всех людях, «чьи религиозные чувства были задеты».

Все это доказывает, что «оскорбленные верующие» — это не представители конкретной конфессии, трепетно относящиеся к своим святыням (а у последователей разных религий и святыни разные), а некое условное обозначение подконтрольных групп людей, задача которых оскорбляться тогда, когда укажут, и тем, на что им укажут. Недаром в «Позиции Новосибирской епархии Русской Православной Церкви по поводу ситуации с вариацией оперы «Тангейзер», особо подчеркивается, что «позиция православных верующих жителей Новосибирска поддержана руководителями религиозных организаций традиционных религий России города Новосибирска и Новосибирской области, а также президиумом Центрального духовного управления мусульман России и муфтием Москвы, Центрального региона и Чувашии, членом Общественной палаты РФ Альбиром Кургановым». В этой же логике выдержано и заявление депутата Госдумы Иосифа Кобзона, сделанное им 16 марта в Чите: «Я человек не православный, но в данном случае считаю, что постановщики спектакля должны извиниться перед православной церковью... Суд их не наказал, к сожалению. Я бы наказал». То есть речь идет не о волеизъявлении «православных верующих», а о спекулировании конкретных церковных и светских функционеров и политиков.


Тьма сгущается

Одним из первых на абсурдность предъявляемых к «Тангейзеру» претензий обратил внимание в своем блоге протодиакон Андрей Кураев, справедливо заметивший, что «Иисус появляется в фантазиях персонажа оперы. Причем либретто называет этого персонажа и его фильм скандальными». Иными словами, речь идет не о непосредственном мнении режиссера, а о художественном вымысле. Как поясняет очевидные вещи Кураев: «Нельзя Гайдая, режиссера «Бриллиантовой руки», обвинять в пропаганде сатанизма за то, что его персонажи несколько раз кряду говорят «Черт побери»...» Позднее эксперты-религиоведы Владимир Винокуров и Борис Фаликов также не нашли оскорбления христианских символов в новосибирской постановке вагнеровской оперы. Оправдательный приговор Кулябину вынес и мировой суд Центрального района Новосибирска...

Однако доводы противников постановки «Тангейзера» опираются на совсем иную логику, которую принято называть религиозным фундаментализмом, или попросту — мракобесием. Ведь вспомним, что другому театральному режиссеру, Валерию Гришко, сыгравшему архиерея в фильме «Левиафан», самарская «православная общественность» предъявила обвинение в том, что эта его роль в кино стала «циничной и грязной пародией на русский православный епископат» и что она «оскорбляет всех верующих людей и, по сути, есть не что иное, как фиглярское издевательство над российской властью и основной конфессией нашей страны — святым православием».

Травля Гришко во многом похожа на травлю Кулябина и Мездрича своей кажущейся абсурдностью, да и гневное письмо против него также подписал ряд настоятелей православных храмов и депутатов, причем все это происходило на фоне оголтелой информационной атаки на фильм Звягинцева. Возмущенные ролью Гришко консервативные деятели также апеллировали к Министерству культуры как к своему союзнику: «Нам непонятно такое двуличие: как можно жить за счет бюджетных средств, получать от власти все преференции и в то же самое время участвовать в изощренном поношении российской власти и православной церкви? Очень хочется, чтобы наш Минкульт разрешил эту странную и нездоровую ситуацию, которая вводит в недоумение абсолютное большинство наших земляков-самарцев, искренне любящих свою Родину и почитающих ее многовековые исторические традиции».

Таким образом, ничего принципиально нового из истории вокруг «Тангейзера» мы не узнали, кроме того, что женская промежность, на фоне которой был изображен Христос на постере к фильму «Венерин грот» (по сценарию его снимал перенесенный в современность Тангейзер), сама по себе является немыслимым оскорблением для «истинных верующих». Сразу вспомнилась инициатива экспертов Роскомнадзора годичной давности о том, чтобы спрятать от детей находящиеся в музеях «обнаженные» скульптуры. Инициативу насчет музеев приостановили, а вот в Новосибирском театре авторы «Тангейзера» были вынуждены заменить «провокационный» постер на белый лист, как бы иллюстрируя старый советский анекдот: «А чего еще писать-то? И так все понятно!»

Вместе с тем «Тангейзер» важен для всех сторонников свободы творчества как еще одна линия обороны, сдав которую сейчас, мы вскоре окажемся в еще более плотном окружении «варваров духа», прикрывающихся узко понятыми ценностями религии как своим знаменем и оправдывающих любые злодейства ради торжества их идеологии. Недаром уже и гуманизм объявлен «религией антихриста», и светский характер государства, гарантированный Конституцией, поставлен под сомнение с видимого одобрения власти, и прокуроры начинают рассуждать в суде, как дипломированные искусствоведы, и Минкульт требует от художников извинений за оскорбление религиозных чувств. Тьма сгущается, а отступать дальше просто некуда.

Николай ПОДОСОКОРСКИЙ,
историк, литературовед, —
специально для «Новой»

Tags: Вагнер, Кулябин, Мездрич, Новая газета, Новосибирская область, Подосокорский, РПЦ, клерикализация, опера, театр
Subscribe
promo philologist october 15, 15:20 14
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья! Меня номинировали на профессиональную гуманитарную и книгоиздательскую премию "Книжный червь". На сайте издательства "Вита Нова" сейчас открыто онлайн-голосование на приз читательских симпатий премии. Если вы хотите, то можете меня там поддержать:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments