Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Николай Солодников: "Федеральные СМИ пытаются развязать гражданскую войну"

Весь процесс внутреннего стравливания народа – искусственный, а диалог – единственный способ воспитывать людей, считает руководитель проекта «Открытая библиотека» Николай Солодников. Почему создать адекватное СМИ на территории страны сегодня невозможно и кому выгодно закрыть «Диалоги» Солодников рассказал в интервью Лениздат.Ру. В прошлом Николай Солодников – преподаватель истории мировой культуры и литературы и тележурналист «100 ТВ», а сейчас – замдиректора Центральной городской библиотеки им. Маяковского, старший научный сотрудник музея Анны Ахматовой (куратор музея Иосифа Бродского) и зампредседателя Российского книжного союза в Петербурге. Одно из самых известных мероприятий его проекта «Открытая библиотека» – ежемесячные «Диалоги», гостями которых уже побывали Галина Тимченко, Владимир Мединский, Александр Сокуров, Алексей Венедиктов, Александр Невзоров, Светлана Сорокина и другие известные персоны.


Фото: http://www.the-village.ru

– Ваша инициатива пригласить на «Майские диалоги» Мустафу Найема закончилась угрозами в адрес организаторов и гостей, сопротивлением штаба «Антимайдана» в Петербурге, в конце концов, встречу пришлось отменить и пригласить других спикеров. Вы ожидали, что ситуация может развиваться так?

– Нет, совершенно не ожидали. Я думаю, что это скорее моя ошибка, потому что отношения России и Украины – это серьезная болевая точка для страны в целом. Но когда живешь в кругу людей, которые разделяют твои взгляды, то не очень серьезно относишься к людям других взглядов. А, как оказалось, эти «другие» на самом деле очень серьезно и болезненно воспринимают какие-то вещи, в том числе и приезд Мустафы Найема. Я по-прежнему считаю, что этот диалог должен был бы состояться и пошел бы на пользу всем. Но когда я пообщался с людьми, для которых приезд Найема был совершенно невозможен, то понял, что для них это действительно живая рана, что они совершенно по-другому на это смотрят. Наверное, чтобы этот диалог состоялся, нужно было провести какую-то подготовительную работу. Я ни в коем случае не умаляю достоинств всяких «Антимайданов», которые писали на нас доносы губернатору, но в целом вижу здесь и свою вину.

- Но ведь и на предыдущих диалогах было много острых разговоров об Украине, о том, когда закончится путинская власть, о цензуре, много жесткой критики властей. Почему до «Майских диалогов» все было тихо?

– Раньше к нам никогда не приезжал человек, который представляет реальную украинскую политику и журналистику. Причем скорее политику, потому что был Павел Шеремет, были ребята, которые находились в зоне боевых действий – Лойко, Олевский и многие другие. Но Мустафа в данном случае – человек, который реально занимается политикой, хотя нам он был интересен в первую очередь как журналист. Кроме того, надо же еще понимать, что у нас события и повестка дня меняются с каждым часом. То, что было возможно два месяца назад, на сегодняшний день возможным не представляется.

– Вы упоминали, что против вашего проекта «активизировался ряд СМИ, принадлежащих крупному холдингу». О чем речь?

– Достаточно посмотреть публикации, которые выходили за три-четыре дня до «Майских диалогов», чтобы увидеть, кто бросал на этот вентилятор разного рода ложь и сплетни. Это крупный холдинг, мы все его знаем.

– Еще вы говорили о некой отмашке на закрытие проекта со стороны власти. Это какая-то конкретная угроза или пока только мнение?

– Те СМИ, которые «мочили» «Майские диалоги», ничего не делают случайно. Эти люди не самостоятельны. Они получают приказ от главного редактора, а тот получает приказ там, где все такие главреды их получают. Я знаю, что к нам в Петербурге относятся чуть ли не как к оплоту «пятой колонны». Хотя в «Диалогах» принимали участие Шевченко, Мединский, Прилепин…. Те, кто сегодня создают нам новый телеканал «Ракета». Самая главная наша проблема в том, что мы независимые. У нас нет хозяина. У нас нет человека, который выполняет волю Кремля, Смольного и так далее. Эта независимость раздражает. Тем более, охват прочтения и просмотров растет с каждым разом. Видимо, что-то с этим нужно было сделать. С Мустафой Найемом подвернулась удобная история, вот они и решили за нее схватиться. Но когда те же самые представители общественных патриотических организаций, попав в зал, получили возможность задавать свои вопросы, стало очевидно, что это совершенно уникальная площадка, где возможно разговаривать. А все стравливание нас и людей других взглядов – искуственная схема.

– Как вам кажется, несмотря на крайне напряженную атмосферу в зале, «Диалоги» в мае удались?

– На мой взгляд, они были очень тяжелыми. У них был очень тяжелый фидбэк. Я знаю, что Тимченко и Сокуров (заменившие Познера и Найема в последний момент. – Прим. Лениздат.Ру) всему очень глубоко сопереживали. Но, мне кажется, это были одни из самых выдающихся «Диалогов». Потому что люди, которые пришли рвать и метать, в итоге вставали и просили прощения за излишне громкое поведение своих товарищей. И было видно, как менялись их лица в процессе ответа спикеров на их вопросы. Не могут представители уникального народа ненавидеть друг друга, несмотря на все наши разные взгляды. Это противно человеческой природе. И весь процесс стравливания, все попытки нас разъединить – они искусственные. Когда мы все оказываемся в одном помещении и разговариваем, оказывается, что точек соприкосновения очень много. Мы можем быть «правыми» и «левыми», но, например, все мы думаем, что российские солдаты, которые погибают на необъявленной войне, должны быть похоронены с почестями. Диалог в этом плане получился, потому что это был разговор, а не бойня. Он был тяжелый, нервный, эмоциональный, но он получился. Если бы это было телевидение, был бы совершенно другой эффект. Представляете вот такой вот диалог на федеральном канале? Если бы такие разговоры там проводились хотя бы раз в неделю на протяжении полугода, я вас уверяю, мы бы имели совершенно другую страну.

– Так можно воспитывать в людях умение разговаривать друг с другом?

– Так можно воспитывать в людях что угодно, в том числе патриотизм, о котором так много сегодня говорят. Патриотизм должен заключаться в том, что ты гордишься своей страной не выборочно, а гордишься всеми, кто живет на ее территории, всей страной целиком. В любой стране мира живут разные люди, с очень разными политическими взглядами. Но при этом есть взаимное уважение друг к другу и гордость за свою страну. А у нас на протяжении последних двух лет федеральные СМИ пытаются просто развязать гражданскую войну. Выдавить всех, кого возможно, а оставшихся – практически уничтожить.

– Как вам удается договариваться с такими именитыми спикерами?

– Во-первых, «Открытая библиотека» – это интересный проект. Во-вторых, у нас есть определенная репутация. Люди, которые один раз приняли участие, потом приезжают как зрители, например. С кем-то завязываются дружеские отношения, это эффект цепной реакции. Например, Светлане Сорокиной понравилось у нас, она приехала домой и два дня рассказывала, как здесь было хорошо. Это вопрос репутации. Кроме того – это же прямой эфир – то, по чему все соскучились. Это живая аудитория. Все привыкли выступать перед профессиональной аудиторией или студентами. А здесь люди совершенно разные: от подростков до пенсионеров, от «левых» до «правых». Очень разные социальные группы. Люди приходят в библиотеку и чувствуют себя в ней как дома, потому что здесь неважно, сколько у тебя денег в кармане.

– Вам очень повезло с библиотекой им. Маяковского. Есть ведь другие примеры – как «Ткачи» в последний момент отменяли встречу с политологом Станиславом Белковским…

– С Белковским ситуация очень простая. Их финансирует Ходорковский, и поэтому их гоняют как коз по всей стране. А к нам Ходорковский не имеет никакого отношения, так зачем нас гонять?

– Тем не менее библиотека идет на мероприятие, которое гипотетически может быть конфликтным...

– Мы начали наши отношения с Маяковкой задолго до «Диалогов». Дата рождения проекта «Открытая библиотека» – 2012 год. Мы уже третий год работаем, и пока я еще являюсь заместителем директора этой библиотеки.

– «Диалоги», насколько я понимаю, не монетизируются вообще никак. Но какой-то бюджет должен быть для такого проекта?

– Мы делаем его за свой счет. За горящие глаза и за свой счет.

– Можно ли представить проведение таких мероприятий где-то еще? Вы уже как-то говорили, что если библиотека им. Маяковского откажется, то идти будет некуда.

– Мы бы искали другие площадки, потому что у проекта уже есть имя. Мы продолжаем держаться за Маяковку, потому что нам не хочется как-то выделять группы, которые будут более близки нам или какой-то определенной площадке. Музей, библиотека – это идеальное пространство, мы их исторически воспринимаем как свои. Как только ты переносишься в театр, коворкинг или еще куда-то, тут же возникают психологические проблемы. Нечего надеть, не можешь себе позволить купить чашку кофе в буфете, неудобно добираться… Масса всяких «но», с которыми нужно как-то бороться. Легко ли было заполучить людей в Маяковку? Нет. Нам до сих пор каждый раз сыплются просьбы найти зал попросторнее, потому что людей приходит в десять раз больше, чем Маяковка способна вместить. Но между нами есть какая-то верность, есть партнер, который уже значит больше, чем выгода. И Маяковке это тоже нужно, для них это тоже предмет гордости. Нет ни одной больше библиотеки в стране (а может быть, и в мире, ввиду нашей уникальной политической ситуации), где бы происходило что-то подобное. Которую раз в месяц брали бы штурмом люди, которые хотят попасть внутрь.

– То есть настрой у вас, несмотря на проблемы, боевой?

– Конечно, мы идем вперед! Политическая ситуация у нас крайне тяжелая. И внутренняя, и внешняя. Но мы ни в коем случае не выступаем как провокаторы. Мы не рассчитываем ни на какой скандал, это просто чушь собачья. Наоборот, наша задача – консолидация общества. Это попытка разместить в одном здании людей кардинально разных взглядов. Я понимаю, что предварительно нужно разговаривать и с теми, и с другими. Меньше всего хочется быть членом клуба, в котором ты уже и так состоишь. Это неинтересно, непродуктивно, в этом вообще нет никакого смысла. Мы так и проживем всю жизнь, общаясь только с теми, с кем находим общий язык, а страна продолжит двигаться в том направлении, в котором двигается. Если мы хотим какой-то консолидации общества, каких-то перспектив, какого-то горизонта, который будет вселять в людей надежду, чтобы они могли принять решение остаться в стране, не уезжать – для этого нужно продолжать диалоги с теми, кто тебя не понимает и не разделяет твоих взглядов. Это крайне важно. Я уверен, что рано или поздно какого-то рода диалоги, которые нам представлялись невозможными, состоятся. У диалогов есть одна цель – не революция, а разговоры, выработка каких-то единых принципов, которые позволят нам всем вместе жить в одном городе и стране.

– А сейчас в нашей петербургской журналистике, которую вы хорошо знаете в том числе и по работе на «100 ТВ», вообще есть какой-то диалог?

– Диалог? Не знаю. Я вообще очень скептически отношусь к петербургским СМИ, даже как человек, который проработал в них на протяжении последних пяти лет. Я, честно говоря, не готов серьезно об этом говорить. Потому что сейчас в городе есть совершенно неработоспособный Союз журналистов, как и во всей стране – скорее, это какая-то изначально утопическая затея. Не знаю, где можно говорить о Союзе журналистов – в Европе, в Америке, где-то, где можно всерьез говорить о журналистике. Журналистика либо есть, либо ее нет.

– А в России ее нет?

– На мой взгляд, в стране есть одно настоящее СМИ – это «Медуза», которая продолжает уникальную историю «Ленты.Ру». Плюс, у них есть возможность писать о России, не являясь российским СМИ, а находясь на территории Риги. Поэтому они могут позволить себе то, чего никто не может себе позволить. Другое дело, что по сравнению с теми, кто кормится из чужих рук и лап, они очень ограничены в средствах, потому что, как известно, не финансируются ни какими-то олигархами, ни кем-то еще. Все остальное, что позиционируется как независимое, – оно, конечно, очень условно независимое, потому что есть инвесторы, а если есть инвесторы, значит, есть какие-то отношения с властью, если есть отношения с властью, значит, СМИ являются проводником тех или иных вещей со стороны власти. Что касается петербургских СМИ – я не готов плакать о судьбе «100 ТВ», я не склонен переоценивать его значение для города даже в период моей работы там.

Беседовала Катерина Яковлева
Читать полностью: https://lenizdat.ru/articles/1130102/

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Открытая библиотека, СМИ, Солодников, диалог
Subscribe

Posts from This Journal “Солодников” Tag

promo philologist january 19, 03:00 1
Buy for 100 tokens
Текст приводится по изданию: Адлер М. Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений / Мортимер Адлер; пер. с англ. [Ларисы Плостак]. — 6-е изд. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2019. — 340 с. Давайте попытаемся не путать цели со средствами. Великие книги читают не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments