Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

На 63-м году ушел из жизни Заслуженный артист Республики Узбекистан Владимир Игоревич Баграмов.

16 июня на 63-м году ушел из жизни поэт, писатель-фантаст, драматург, автор и исполнитель авторских песен, член Союза писателей Узбекистана, Заслуженный артист Республики Узбекистан, лауреат международного литерного конкурса «Верность родному слову-2010» Владимир Игоревич Баграмов.



Прощание с Владимиром Баграмовым состоится 18 июня с 12:00 до 13:00 в Русском академическом драматическом театре имени Горького.

www.gazeta.uz

***

Нельзя стихи писать случайно,
по вольной «прихоти души»,
стихи – тревога, нежность, тайна,
и боль, рожденная в тиши.
Любое мнение не ново,
пустою фразой не греши
и не суди поэта словом,
а просто лучше напиши.

Сбегай от глупого покоя,
не надо с вечностью играть:
есть счастье – маяться строкою,
есть радость – фразу собирать.
Пусть сам Пегас твой дом отыщет,
в какой бы ни был он глуши,
и если кто напишет чище -
благослови от всей души!

***
Не поминаю Бога всуе,
жалею неказистый стих
и никогда не голосую -
нет смысла в «цифирьках» сухих.
Огульным мненьем не калечу,
в «друзья» стремиться не хочу,
на слово теплое – отвечу,
на злое – точно не смолчу.

Я не вцепляюсь в спорах в глотки -
обычный, грешный человек -
и выпил столько в жизни водки,
не переплыть иным вовек.
Люблю, когда шуршит бумага,
чураюсь новомодных слов,
и, азиатский бедолага,
люблю кишмиш, редиску, плов.
Пусть нелюдим давно, упрямо,
уверен – этот миф не ложь,
что «если рыл кому-то яму,
сам в яму точно упадёшь».
В молитве – вижу суть спасенья,
в стихах – возможности спасать,
хожу в Собор по воскресеньям.
А больше нечего сказать.

***

Как трудно в наших временах -
мир обнищал добром и светом,
и зло, привстав на стременах,
грозится гибельным стилетом.
Куда летим во весь опор
по краю пропасти бездонной?
И лезет из прокисших пор
вонючий смрад гордыни сонной.
Глаза прохожего сухи,
он не подаст бомжу седому,
а сокровенные стихи
мы поверяем домовому,
поскольку за твою строку
тихушным мнением придавят,
и всадят пику на скаку,
и наклевещут, и ославят.
Лишь при неистовой свече
нежней и ярче ночи тени,
пусть отдыхает на плече
незримый Ангел сновидений.
Вдали от пошлой суеты,
где правят бал всевластья звуки –
растут прекрасные цветы
любви, печали и разлуки.

ЗЕРКАЛО

Смотритесь в зеркало почаще -
там проявилась наша суть:
лесов загубленные чащи,
и рек отравленная муть.
Cмелее всматривайтесь в лица:
в кривой улыбке, в сетке век
земли намеренный убийца -
«царек природы», человек.
Моря в бензиновом разливе,
больная плесень ручейка,
по золотой и чистой ниве
плывет мазутная река.
Она была когда-то раем,
земля – пристанище людей;
киты, дельфины вымирают,
лысеют стаи лебедей,
и по земле гуляет вольно
седого смога полумрак…
Не потому ли миру больно,
что приютил под сердцем рак?
И он его теперь сжирает,
и не дает расправить грудь;
надежда трепетная тает,
пора бы в зеркало взглянуть
и помолиться наудачу.
Услышит Бог – и в этом суть!
Прости Земля, я тихо плачу,
что я дитя твоё – забудь.

***

Мы друг друга к весне не ревнуем,
нам завещана неба безбрежность,
осторожным сниму поцелуем
с губ твоих земляничную нежность.
Память боли вовек не излечит,
наши годы снежинками тают,
и стихов недописанных свечи
догорают в ночи, догорают.

***

Я буду приходить по ваши души
и сниться вам, подонки и воры,
мне ненависть к убийцам горло сушит,
на небе, верю, точат топоры.
Стяжатели, лихие казнокрады,
насильники, маньяки всех мастей,
я верю – Некто скрипнет дверью Ада,
впуская внутрь без пропуска «гостей».
Забвенье есть – оно придет без звука.
Есть Высший Суд, что терпеливо ждет.
И будет вечно длиться ваша мука,
огонь возмездья души обожжет.
И слепнет день, я вижу корчи мира,
горит строка, и зла не победить.
Кому нужна моя больная лира
и сколько можно чашу гнева пить?
Куда бежать от тупости и лести,
где край корысти, косности и лжи?
Печален мир без совести и чести,
где выход к свету, Боже, подскажи.

ДАР

Значит это тоже дар – разглядеть прекрасное.
Вот смотрю я на рассвет, ковшиком рука,
а по небу синему ходят кони красные,
клонят шеи стройные, щиплют облака.
Вишня за околицей белым цветом выцвела,
надышавшись допьяна пряной лебеды.
Только мне все чудится – мама в платье ситцевом
из калитки в ковшике вынесет воды.
Речка синеглазая моет ноги тополю.
Все такое нежное – сердце не унять.
Только мне все чудится – побегу я по полю
зорькой лебединою детство догонять.

***

Как бесконечна и прекрасна жизни лента,
как часто рвем ее на беды сгоряча.
На чистых улочках полночного Ташкента
поют фонтаны до рассветного луча.
Когда-то время было – чистые, тугие
Лицо прохладили ветра с семи морей.
Мы были в юности совсем-совсем другие,
наивней, проще и немножечко добрей.
Друзья уходят, к ним вовек не достучаться.
Скатилась юность, как вечерняя звезда.
Быть может, завтра мне в дорогу собираться
к конечной станции, где плачут поезда.
Мы находим и теряем.
И куда спешим – не знаем.
Нам авоську наших бед не донести.
Я разлуки не приемлю,
Тормозни, кондуктор, Землю,
Я сойду как раз у Млечного Пути.

ТАШКЕНТ

Фонтанов вязь над городом моим,
и белый цвет жасмина на бульварах –
Востока сказка, ты неповторим,
как гимн любви, как наигрыш дутара.
Цветастый мир улыбчивых людей,
тебя не зря во всех веках воспели!
Сквозь свет и ширь умытых площадей
весна ступает под свирель капели.
Я тихих улиц музыку ловлю,
я так боюсь в них оказаться лишним,
мой светлый город, я тебя люблю,
да будешь ты всегда храним Всевышним!

***

Тандыр, как приоткрытый рот,
где жар
неистовый живет,
и словно норовистый конь
на волю
просится огонь,
тихонько дразнит запах хлеба,
чернее глаз
ночного неба,
где в черных дырах вечных гнезд
ночуют птицы
синих звезд.

***

Таланты «про запас» в столы не прячьте –
поскольку, можно просто не успеть,
лелейте их, любите, с ними плачьте,
возможность дайте истину допеть.
Талант звенит, как бубен скомороха,
пусть пьян изрядно, и порой небрит,
не нам судить, что хорошо, что плохо,
но пусть талант ликует и творит.

***

Ночь шуршит листами в подоле,
звезд разброс на блюдечке вселенной…
Сколько есть поэтов на земле –
все писали о любви нетленной:
кто–то тихо, шепотом души,
кто-то в голос, кличем горлопана.
Я в твою ладонь пророс тюльпаном -
лепестки под ноги покроши.
По привычке губы прикусив,
ты ступай по ним к лучам рассвета,
нет прекрасней в участи поэта,
чем любви ликующий мотив.
Пусть она дарована судьбой,
боль строки, задумчивой и нежной -
и в мечте, и в страсти безнадежной -
женщина, воспетая тобой.
Глаз её неистовую синь
трудно передать в стихах, и все же,
ты на ночь-волшебницу похожа,
и меня вовеки не покинь.

***

Прости, что временами груб,
все это наших буден звенья,
за нежный штрих любимых губ
я жизнь отдам без сожаленья,
за твой прелестный разговор,
глаз голубую безразмерность -
пойду без стона на костер,
чтоб подтвердить любовь и верность.
Все, что врачи пророчат – ложь,
болтают, главного не зная,
я жив лишь тем, что ты живешь
не для себя, меня спасая.
Немного страшно при луне,
но этот страх, как дымка тает,
я взгляд твой чувствую во сне,
и он меня оберегает.
Смешно противиться судьбе,
одно лишь мне на свете ясно,
что все стихи мои – тебе,
живу на свете не напрасно.

mytashkent.uz

Tags: Узбекистан, литература, музыка, некролог
Subscribe
promo philologist december 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments