Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 11-й доклад

Берлин, 1 июня 1908 г.

Это была, конечно, рискованная область, в которую мы направились в последний раз, когда обратили свое внимание на известного рода существ, которые, несомненно, имеются в нашей действительности как духовные существа, но которые, все же, известным образом выпадают из правильного хода нашей эволюции, и собственное значение которых заключается как раз в том, что они известным образом выпадают из эволюции. Эта была область элементарных существ. Мы рассмотрели элементарных существ, которых просвещенный ум нашего времени рассматривает, конечно, как предельное суеверие, но которые именно благодаря тому положению, какое они занимают в Космосе, будут играть не в таком уж далеком будущем значительную роль в нашем духовном развитии. Мы видели, как образуются эти элементарные существа, являясь, так сказать, неправомерными, оторвавшимися частями групповых душ. Нам достаточно только вспомнить о том, что мы сказали в конце последнего рассмотрения, и перед нашим духовным взором тотчас же встанет сущность этих элементарных созданий. Мы указали на одну из последних образовавшихся форм этих элементарных существ. Мы сказали, что каждой животной форме или, если мы будем говорить в общих чертах, каждой совокупности однородных существ соответствует групповая душа.



Мы сказали, что эти групповые души играют в астральном мире известным образом ту же роль, как наши человеческие души – поскольку они наделены Я – в физическом мире. В сущности, человеческое Я есть спустившееся с астрального плана до физического плана групповое Я. Благодаря этому оно стало индивидуальным Я. Животные Я находятся, как правило, и теперь еще на астральном плане, а то, что мы имеем как отдельных животных индивидов здесь на физическом плане, это имеет на физическом плане только физическое тело, эфирное тело и астральное тело, а Я оно имеет в астральном мире, причем так, что одной породы животные являются как бы членами группового Я этих животных. Благодаря этому мы можем представить себе, что то, что называется рождением и смертью в человеческой жизни, для животных не имеет того же значения. Ибо когда отдельное животное умирает, то групповая душа или групповое Я остается живым. Это совсем то же самое, как если бы – в случае, если бы это было возможно – человек потерял руку и мог снова ее вырастить. Его Я не сказало бы: я умерло от потери руки; – но оно почувствовало бы, что обновило один из своих членов. Так групповое Я львов обновляет один из своих членов, когда отдельный лев умирает и заменяется другим. И мы можем понять, что для групповой души животного рождение и смерть имеют совсем не то значение, как для человека в современном цикле развития. Групповая душа животных различает превращения, метаморфозы, различает, так сказать, обособление членов, которые протягиваются тогда в физический мир, потерю этих членов и их обновление.

Но мы сказали, что существуют отдельные формы животных, которые слишком далеко идут в обособлении и не могут уже послать обратно на астральный план все то, что они принесли на физический план. Ведь у умирающего животного все, что тогда отпадаст, должно целиком раствориться в окружающем мире.. И наоборот, то, что одухотворяет и одушевляет животное, должно излиться назад в групповую душу, чтобы потом вновь протянуться вниз и вырасти в нового индивида. Но существуют животные формы, которые не могут послать все опять назад в групповую душу, и эти отдельные части, которые оторвались, обособились от групповой души, ведут тогда изолированное существование как элементарные существа. А так как наша эволюция прошла через различнейшие формы и ступени, и на каждой ступени обособлялись эти элементарные существа, то вы, конечно, можете себе представить, что мы имеем вокруг себя очень много различного рода элементарных существ, в том, что мы называем прилегающим к нам сверхчувственным миром.
Если, например, просвещенный человек скажет: нам говорят здесь об элементарных существах, называемых сильфами или также лемурами; ничего подобного не существует! – то ему следовало дать ответ, звучащий, конечно, неожиданно и парадоксально: ты не видишь этого только потому, что замыкаешь себя от развития тех органов познания, которые убедили бы тебя в бытии этих существ. Но спроси пчелу, или, другими словами, душу пчелиного улья!

Она не могла бы замкнуться от бытия сильфов или лемуров! Ибо элементарные существа, которые обозначаются этими названиями, держатся на совершенно определенных местах – именно, где происходит известное соприкосновение животного и растительного царств, но и то не везде, а только в тех местах, где это соприкосновение происходит при известных условиях. Когда бык ест траву, то, несомненно, также происходит соприкосновение животного царства с царсгвом расгительным; но это соприкосновение риулярное, спокойное, лежащее в правильном ходе эволюции. Совсем в другой области мировой эволюции лежит то соприкосновение, которое происходит между пчелой и цветком, и именно потому, что в организации нчела и цветок гораздо дальше отделены друг сгг друга, и затем снова соединяются, причем при соприкосновении пчелы и цветка развивается совершенно особая чудесная сила – конечно, лишь для оккультно-видящего.

К числу наиболее "интересных" – если мы можем употребить это выражение, но у нас так мало подходящих слов для таких тонких вещей – к числу наиболее "интересных" наблюдений духовно-сверхчувственных миров принадлежит тот своеобразный аурический покров, который образуется всегда в то время, как пчела или другое подобное насекомое вбирает в себя сок цветка. Необыкновенное своеобразное переживание, какое бывает у пчелки, когда она впитывает сок цветка, развивается не только в жевательных органах или в теле пчелы, по то, что возникает как вкусовой обмен между пчелой и цветком, распространяет вокруг как бы своего рода небольшую эфирную ауру. Каждый раз, когда пчела вбирает цветочный сок, образуется эта маленькая эфирная аура, и каждый раз, когда нечто такое происходит в сверхчувственном мире, приближаются существа, которым это нужно. Они притягиваются к этому, так как находят здесь, если мы опять-таки можем употребить грубое выражение, свою пищу.

Однажды по другому поводу я сказал уже: собственно, нас совсем не должен бы трогать вопрос о том, откуда берутся все те существа, о которых здесь говорится. – Где только дается повод для появления определенных существ, там они всегда и появляются. Когда человек распространяет вокруг себя злые, недобрые ощущения, то эти злые недобрые ощущения являются тем, что живет, окружая его, и привлекает к себе существ, которые здесь имеются и которые только этого и ждут, как какое-нибудь физическое существо ждет пищу. Однажды я сравнил это с тем, что в чистой комнате нет мух; когда же в комнате имеются всякие остатки еды, то они тотчас же появляются. То же самое со сверхчувственными существами – достаточно только дать им пищу. Когда пчела высасывает цветочный сок, то она распространяет маленькую эфирную ауру, к которой притягиваются эти существа, особенно когда где-нибудь на дереве садится целый пчелиный рой и потом улетает с пережитым вкусовым ощущением в теле.

Тогда весь пчелиный рой окутан этой эфирной аурой, но также и совершенно пронизан этими духовными существами, которые называются сильфами и лемурами. Именно в таких пограничных областях, где, так сказать, приходят в соприкосновение друг с другом различные царства, имеются эти существа, и они действительно играют некоторую роль. Они имеются именно не только тогда, когда возникает указанная выше тонкая эфирная аура; они, я хотел бы сказать, не только лишь насыщаются – но они испытывают также голод, и этот голод они выражают тем, что направляют соответствующих животных в соответствующие места. Они являются известным образом как бы их руководителями. Так видим мы, что эти существа, которые, скажем так, порвали свою связь с иными мирами, с которыми они были прежде связаны, получили взамен этого замечательную роль. Они стали существами, которые могут быть употреблены на благо в других мирах. Несомненно, при этом устанавливается некоторого рода организация: они подчинены высшим существам.

В начале сегодняшнего рассмотрения было сказано, что не так далеко уже то время, когда человеку будет крайне необходимо знать об этих существах. Не в столь уже отдаленном будущем наука примет особое направление. Наука будет становиться, так сказать, все более и более чувственно-физической, будет ограничиваться исключительно описанием внешних физически-чувственных фактов. Наука ограничится грубо материальным, хотя в настоящее время еще сохраняется примечательное переходное состояние. Ибо в науке был период настоящего грубого материализма. Он не так далеко позади за нами. Теперь этот грубый материализм почитают возможным лишь те, кто стоит на совсем дилетантской точке зрения, хотя из мыслящих умов только немногие пытаются поставить на место его что-то другое. Мы видим, как появляется целый ряд абстрактных теорий, в которых справедливо указывается на сверхчувственное, на сверхтелесное. Но ход событий и власть фактов целиком опрокинет именно эти удивительные, фантастические теории, выставляемые теми, кто не довольствуется физической наукой; и в один прекрасный день ученые окажутся в поразительной ситуации по отношению к этим теориям. Все эти тонкие измышления о все-существе и все-одушевленности тех или иных миров, все эти спекуляции будут целиком отброшены, и в руках у людей не останется ничего, кроме чувственно-физических фактов из областей геологии, биологии, астрономии и т.д. Выставляемые ныне теории будут самыми недолговечными; и для того, кто может хотя бы несколько проницать специальный ход науки, открывается картина абсолютной пустоты чисто физического горизонта.

И тогда придет время, когда человечество в лице большего числа своих представителей созреет для признания тех сверхчувственных миров, о которых говорится в духовной науке или в теософическом мировоззрении. Такое явление, как жизнь пчел, в связи с тем, что можно узнать из сверхчувственных миров, предлагает удивительный ответ на загадки бытия. Но и, с другой стороны, эти вещи имеют большое значение: для человечества будет все более необходимо понять сущность групповых душ. Ибо познание этой сущности групповых душ будет играть большую роль также и в чисто внешнем развитии человечества. – Если мы вернемся в развитии на много тысячелетий назад, то найдем самого человека еще как существо, принадлежащее к групповой душе. Развитие человека на Земле идет от групповой душевности к индивидуальной душе. Человек продвигается все дальше вперед, благодаря тому, что его одаренная Я душа все ниже спускается в физическое и имеет в физическом возможность стать индивидуальной. Мы можем наблюдать различные этапы в развитии человечества. Тогда мы увидим, как групповая душа становится постепенно индивидуальной.

Пойдем, например, во времена первой трети атлантического культурного развития. Жизнь человечества является там совсем другой. В телах, в которых мы тогда были воплощены, наши души переживали совсем другие процессы. Мы можем направить свой взгляд на один процесс, который играет важную роль в жизни человека и как отдельного существа, и как социального индивида, и который прошел с того времени через огромное изменение: это смена сна и бодрствования. В древние атлантические времена вы не переживали бы такой смены бодрствования и сна, как теперь. Что же является здесь характерным отличием, по сравнению с современным человечеством?

Когда физическое и эфирное тело лежат в постели, а астральное тело и Я выходят из них, тогда то, что мы называем современным сознанием, погружается в неопределенную темноту. Утром, когда астральное тело и Я снова входят в физическое и эфирное тела, пользуются опять физическими органами, это сознание вновь загорается. Этого состояния дневного бодрствования в сознании и ночного сна в бессознательности не было прежде. Было скорее так, если мы можем употребить это сравнение – для тогдашних отношений это было не вполне так, мы можем его употреблять для состояний, в которых человек был связан со своим физическим телом, -что когда человек днем погружался в свое физическое тело, насколько тогда это было возможно, то он совсем не видел физических существ и вещей в таких очертаниях, как теперь; но он видел все в неопределенных, расплывающихся вовне контурах, подобно тому, как когда вы идете в тумане по улице и видите фонари, окруженные туманными кольцами. Так воспринимал человек в те времена все вещи.

И если таково было дневное состояние, то каким было ночное состояние? Когда ночью человек выходил из физического тела, то он не впадал в абсолютную бессознательность. Это было только другого рода бытие сознания. В те времена человек воспринимал еще в своем окружении духовные события и духовных существ, хотя и не с такой уж точностью, как в действительном ясновидении, но как бы в последних остатках его, сохранившихся от древнего ясновидения. Днем человек жил в мире с неопределенными, расплывающимися, туманными очертаниями. Ночью он жил среди духовных существ, которые окружали его, как теперь его окружают дневные предметы. Так что не было резкой границы между днем и ночью; и то, что содержат в себе сказания и мифы, является не плодом народной фантазии, но воспоминаниями о переживаниях, которые древний человек имел в своем тогдашнем состоянии сознания в сверхчувственном мире. Вотан, или Зевс, или другие божественно-духовные существа, которые признавались тем или другим народом, не были созданиями фантазии, как это утверждается за зеленым столом ученых. Утверждать это может лишь тот, кто никогда не знакомился с сущностью народной фантазии. Народу совсем не приходят на ум такого рода персонификации. Это был опыт древних времен. Вотан и Тор были существами, с которыми человек общался, как теперь он общается со своими собратьями-людьми; и мифы и сказания именно суть воспоминания из времен древнего ясновидения.

Но мы должны уяснить себе, что с этим вживанием в духовно-сверхчувственные миры было связано еще нечто другое. В этих мирах человек не чувствовал себя индивидуальным существом. Он чувствовал себя членом духовных существ; он, так сказать, принадлежал к высшим духовным существам, как нам принадлежат руки. То слабое чувство своей индивидуальности, какое имел тогда человек, он получал, когда погружался в свое физическое тело, когда на короткое время он эмансипировался, так сказать, от хоровода божественно-духовных существ. Это было началом его чувства индивидуальности. Это была та эпоха, когда человеку стало вполне ясно, что он имеет групповую душу; он почувствовал себя погружаемым в групповую душу, когда покидал свое физическое тело и вступал в сверхчувственное сознание. Это была эпоха, когда с огромной силой в человеке выступало сознание своей принадлежности к групповой душе, к групповому Я.

Рассмотрим второй этап развития человечества – промежуточные этапы мы опускаем, – тот этап, на который указывает история патриархов Ветхого Завета. О чем там, в сущности, говорится, об этом мы уже упоминали. Мы указали причину, почему патриархи, Адам, Ной и т.д. имели такую долгую жизнь. Они имели такую долгую жизнь благодаря тому, что память этих людей была совсем другой, чем память наших современников. Ибо память современного человека стала также индивидуальной. Человек теперь помнит о том, что он пережил с момента рождения – часто с гораздо более позднего момента. В древние времена это было не так. Тогда переживания отца, деда, прадеда, какие они имели между рождением и смертью, были таким же предметом воспоминания для человека, как и его собственные переживания между рождением и смертью. Каким бы странным это ни показалось современному человеку, но действительно были времена, когда существовало такое воспоминание, которое выходило за пределы отдельного индивида и охватывало в прошлом все родственное по крови. И если мы спросим себя, какие внешние знаки указывают на существование такого рода памяти, то мы найдем их именно в таких именах, как Ной, Адам и т.д. Под ними подразумеваются не отдельные индивиды в пределах между рождением и смертью. Человек, который обладает памятью, замкнутой в пределах между рождением и смертью, дает одно имя этому одному индивиду. Прежние имена охватывали собой весь ряд поколений, уходивших так далеко в прошлое, как далеко уходила память, как далеко шел назад поток крови, пробегавший через поколения.

Адам есть не что иное, как имя, которое держалось так долго, как долго человек мог себя помнить. Кто не знает, что прежде имена давались совсем иным образом, тот никогда не поймет сущности этих вещей. Представьте себе, что предок имел двух детей, каждый из них имел снова двоих, следующее поколение также двоих и т.д. У всех память восходила назад вплоть до предка, и они чувствовали себя едиными в памяти, которая, так сказать, объединялась вверху в одной точке. И народ Ветхого Завета выразил это в словах, имевших одинаковое значение для каждого отдельного человека, исповедовавшего Ветхий Завет: "Я и отец Авраам одно". Так отдельный человек чувствовал себя укрытым в сознании групповой души, в отце Аврааме.

Сознание, которое даровал человечеству Христос, выходит за эти пределы. Я в своем сознании непосредственно связано с духовным миром, и это выражается в словах: "Прежде нежели был Авраам, Я есмь". Тогда приходит импульс, пробуждающий Я со всей полнотой в отдельном индивиде. Так видим мы второй этап развития человечества, эпоху групповой души, которая находит свое высшее выражение в кровном родстве поколений. Народ, который особенно развил это, придает исключительное значение тому, чтобы постоянно подчеркивать: как народ, мы имеем одну общую групповую народную душу. Таков был именно народ, державшийся Ветхого Завета. Поэтому консервативный элемент этого ветхозаветного народа с особой силой противился провозглашению "Я есмь", индивидуального Я. Кто читает Евангелие от Иоанна, тот может руками, "духовными руками" осязать, что это так. Достаточно только прочесть рассказ о беседе Иисуса с Самарянкой у колодезя Иаковлева. Там ясно показано, что Христос Иисус приходит также и к тем, которые не связаны с кровным родством. Возьмите хотя бы слова: "Как Ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки, ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются". Если действительно войти в это и в особенности если войти в это медитативно, то постепенно можно прийти к тому, чтобы увидеть, как человечество продвинулось вперед от групповой души к душе индивидуальной.

История, как она создается теперь, без сомнения, создается чисто внешне. Эта современная история во многих отношениях является "fable convenue", так как она пишется на основании документов. Но представьте себе, что нечто должно быть описано на основании документов, и что важнейшие документы потеряны! Тогда сообщение делается на основе случайно имеющихся, сохранившихся документов. Для того, что совершается в духовной действительности, не нужно никаких документов, ибо оно записано в непреходящей и верной Акаша-хронике. Но чтение в Акаша-хронике затруднительно, так как внешние документы являются даже препятствием для прочтения духовных "записей". Однако мы все-таки можем видеть, что и во времена, очень близкие уже к нашему времени, происходило это развитие от групповой души к индивидуальной душе.

Кто рассматривает историю духовно, таг должен будет признать в раннем Средневековье в высшей степени важный момент. В прежнее время человек, хотя бы только внешне, был включен в какую-либо группу. В гораздо большей степени, чем это может представить себе современный человек, в начале Средневексь вья человек получал признание и значение также и в смысле своей рабочей силы от своих родственных и других связей. Являлось, так сказать, совершенно естественным, что сын занимался тем же, чем и отец. Затем пришло время великих изобретений и открытий. Мир предъявлял все больше требований к личной деятельности человека, и этот последний все больше отрывался от прежних связей. Выражение этого мы видим в течение всего Средневековья в образовании известного типа городов, который прошел по всей Европе. Мы можем теперь еще отличить города, которые были образованы по этому типу, от тех, которые развивались на других основаниях.

В середине Средневековья произошел дальнейший переход от групповой души к индивидуальной душе. Если мы посмотрим в будущее, то мы должны сказать: все больше и больше эмансипируется человек от всякой групповой душевности, все больше и больше он обособляется. Если бы вы могли оглянуться на более ранние фазы развития человечества, то увидели бы, что те культуры были, так сказать, монолитны, например, египетская и римская. Теперь такие монолитные культуры имеются в весьма слабой степени. Человечество спустилось теперь до той точки, где не только нравы и обычаи, но даже мнения и верования стали индивидуальными. Среди нас есть уже люди, которые высший идеал видят в том, чтобы каждый человек имел свою религию. Иному преподносится идея, что когда-нибудь должно наступить время, когда сможет существовать столько же религий и истин, сколько людей.

Человечество не пойдет этим путем развития. Оно пошло бы этим путем, если бы последовало тому импульсу, который исходит от материализма. Это привело бы к дисгармонии, к раздроблению человечества на отдельных индивидов. Но оно не пойдет этим путем только в том случае, если люди примут такое духовное течение, как духовная наука. Ибо что тогда наступит? Выступит та великая истина, великий закон, что индивидуальные истины, находимые более внутренним способом, являются в то же время наиболее общеприменимыми.
Я уже однажды указывал: в настоящее время всеобщее согласие имеется только в отношении материалистических истин; ибо они суть наиобщие. Но никто не может сказать, что он находит математические истины путем внешнего опьгга. Они все находятся путем внутреннего понимания. Когда хотят показать, что три угла треугольника составляют вместе 180¦, то это делают таким образом, что проводят через вершину линию параллельно к линии основания и располагают три угла веерообразно; тогда угол а = d, b = е, с равен сам себе; таким образом, три угла равны развернуто му, равны 180¦. Кто один раз понял это, тот знает, что так должно быть всегда; точно также, один раз поняв, он знает, что трижды три есть всегда девять; я не думаю, чтобы кто-нибудь захотел искать это путем индукции.

Эти наиболее общие истины, арифметические, геометрические, были найдены внутренним путем, и все же люди о них не спорят. Относительно них господствует абсолютное согласие, ибо человек теперь достиг возможности понимать эти вещи. Согласие отсутствует лишь до тех пор, пока чистая истина затемняется страстями, симпатиями и антипатиями. Придет время, хотя оно отстоит от нас еще очень далеко, когда человечество будет все более и более охвачено познанием мира внутренних истин. Тогда водворится согласие, несмотря на всю индивидуализацию, несмотря на то, что каждый будет находить истину в самом себе. Если бы в настоящее время математические истины не были так очевидны, то, конечно, страсти затрудняли бы путь к их признанию. Если бы это зависело от жадности, то, разумеется, иная хозяйка голосовала бы за то, что дважды два пять, а не четыре. Но эти вещи настолько ясны и понятны, что не могут быть поколеблены симпатиями и антипатиями. Все большие области будут охватываться такого рода истинами, и все больше согласия войдет в человечество через такое понимание истины. Человек произошел из групповой душевности, и постепенно все больше эмансипировался от нее. Если вместо отдельных душ мы будем рассматривать группы, то получим единства семейные, племенные, народные и, наконец, расовые. Расе соответствует групповая душа. Все эти групповые связи древнего человечества таковы, что человек из них вырастает и чем дальше мы продвигаемся вперед, тем больше понятие расы теряет свое значение.

В настоящее время мы стоим в переходном моменте; то, что является расой, мало-помалу совершенно исчезает, и вместо этого выступит нечто совсем другое. Люди, которые, как это было указано, постигнут духовную истину, будут объединяться по свободной воле. Это будут объединения позднейшего времени. Связи прежних времен таковы, что человек в них родится. Человек родится в своем народе, в своей расе. Впоследствии мы будем жить в связях, которые люди будут устанавливать сами, группируясь соответственно точкам зрения, на которых они с полным сохранением своей свободы и своей индивидуальности, сольются в известного рода единсгва. Понимание этого необходимо для того, чтобы правильно познать сущность такого явления, как Теософское Общество. Теософское Общество должно быть примером этой свободной связи людей, несмотря на то, что оно далеко еще от своей цели. Это всего лишь попытка создать такого рода связь, в которой люди объединились бы вне различия прежней групповой душевности; в будущем возникнет много таких объединений. Тогда мы должны будем говорить уже не о расовых связях, а о связях, образуемых общностью интеллектуальных, эстетических, моральных точек зрения.
Благодаря тому, что люди свободно сольют воедино излучения своих чувств, образуется нечто вновь выходящее за пределы одного отдельного человека.

Отдельный человек имеет свою индивидуальную душу; она никогда не утратится, после того как она однажды была достигнута. Но благодаря тому, что люди сходятся в свободных объединениях, они группируются вокруг некоторых центров. Тогда чувства, которые сливаются в одном центре, дают, в свою очередь, повод известным существам действовать наподобие групповой души, но совсем в другом смысле, чем прежние групповые души. Все прежние групповые души были существами, которые делали человека несвободным. Эти же новые существа сочетаемы с полнейшей свободой и индивидуальностью людей. И мы смеем даже сказать, что в известном отношении их бытие питаемо человеческим единодушием; и от самих человеческих душ будет зависеть, дадут ли они случай возможно большому числу этих высоких душ спуститься вниз к людям, или они не сделают этого. Чем больше люди будут разъединяться, тем менее возвышенные души могут сходить в человеческую область. Чем больше образуется связей и чем больше развивается общность чувств при полной свободе, тем более возвышенные души CMOiyr сходить в человеческую область и тем скорее одухотворится земная планета.

Таким образом, мы видим, что если человек хочет вообще получить представление о будущем развитии, то он должен правильно понять именно характер групповой души, так как иначе может случиться, что его индивидуальная душа после слишком долгого обособления на Земле не найдет пути к соединению с другими, упустит случаи к соединению и станет благодаря этому некоторого рода элементарным существом: и эти элементарные существа, возникшие из людей, были бы весьма недобрыми существами. Между тем как возникшие из прежних царств элементарные существа являются очень полезными в устроении нашей природы, эти человеческие элементарные существа совсем не обладают таким свойством.
Мы указывали, что в известных пограничных областях возникают подобные обособившиеся существа; и они возникают также на границе при переходе от групповой душевности к свободным групповым связям на основе эстетичсски-морально-интсллсктуалного единства. Везде, где выступают такого рода связи, имеются эти групповые существа.
Если бы вы имели случай рассматривать известные места, например, в источниках, где внизу лежит камень, и сверху на нем растет мох, и там образуется своего рода грань между растением и камнем и над этим сочится вода – это также необходимо – тогда вы увидели бы, как то, что называют нимфами и ундинами, есть нечто вполне реальное; это проявляется здесь с особенной силой.

Там, где сталкиваются металлы и другие образования земного царства, лежат целые пуч: ки тех существ, которых называют гномами. Четвертую группу представляют собой саламандры. Это как бы самая молодая порода в ряду всех элементарных существ; но, тем не менее, они весьма многочисленны. По большей части это суть существа, которые обязаны своим происхождением процессу отмежевания от групповых дунь Эти существа также ищут себе питание и находят его там, где человеческое царство вступает не в нормальное, но в отклоняющееся от нормы отношение к животному царству. Кто осведомлен в такого рода вещах, тот знает, что элементарные существа и именно элементарные существа вполне доброкачественного рода – развиваются благодаря фамильярным отношениям между всадником и его конем. В особенности же благодаря душевным отношениям известных людей к группам животных образуются чувства, мысли и волевые импульсы, которые дают пищу этим саламандрообразным элементарным существам. Это можно наблюдать, в частности, в связях, возникающих между пастухом овец и овцами, и вообще у пастухов, живущих в тесном общении со своими животными.

В чувствах, которые развиваются при интимных отношениях между человеком и животным, находят себе пищу известные саламандрообразные элементарные существа, которые держатся там где нечто подобное возникает. Эти сущесгва также довольно умны и, без сомнения, обладают природной мудростью. У пастухов образуются способности, благодаря которым эти элементарные существа Moiyr нашептывать человеку то, что они знают; и иные рецепты, исходящие из этих источников, имеют свое происхождение в том, что было указано выше. Во всяком случае, вполне возможно, что человек, находящийся в таких условиях, окружен как бы тонкими духовными существами, которые наделяют его знанием, о каком не снится нашим теперешним умникам. Все эти вещи вполне обоснованны и Moiyr наблюдаться с помощью методов, которые может развивать оккультная мудрость.
В заключение я хотел бы отметить еще другое явление, которое может вам показать, что известные вещи, которым дается теперь лишь часто абстрактное объяснение, проистекают во многом из более глубокой мудрости.

Я уже говорил прежде, что в атлантические времена, когда люди ночью выходили из своего тела, то жили среди тех духовных существ, которых они называли богами. Эти люди шли путем погружения в физическое тело. Но существа, которых они почитали как богов, например, Зевс, Вотан, идут другим путем развития. Они не доходят вниз до физического тела: они не касаются физического мира. Но также и здесь имеются известные переходные состояния. Человек возник именно благодаря тому, что все его душевное и духовное существо уплотнилось до физического тела. У человека групповая душа вся целиком направилась вниз на физический план, и физическое тело человека стало отпечатком групповой души. Предположим, что существо такого рода как Зевс – которое являегся несомненно реальным – так сказать, только слегка касается физического плана, лишь немного входит в него. Это подобно тому, как если бы вы замочили водой при погружении только самый край шара.

Так в атлантическую эпоху известные существа были только затронуты физическим миром. Физические глаза не видели того, что остается духовным, астральным, эфирным. Видимой становится только та малая часть, которая выступает в физическом. Из таких восприятий возникла символика мифологии. Когда орел является символом Зевса, то это происходит оттого, что зевсова природа орла является той точкой, головкой, где существо высших миров коснулось физического мира. Большинство образов из мира птиц суть обособившиеся части развивающихся существ сверхчувственного мира. И как с орлом Зевса, с воронами Вотана, так же обстоит дело во всех тех случаях, где символика ведет к оккультным фактам. Многое станет для вас более понятным, если в различных областях вы привлечете к рассмотрению сущность, действие и развитие передовых душ.
Это я хотел сегодня предпослать нашим последующим рассмотрениям, чтобы тем самым иметь для них законченную основу.


См. также:
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 1-й доклад
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 2-й доклад
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 3-й доклад
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 4-й доклад
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 5-й доклад
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 6-й доклад
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 7-й доклад
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 8-й доклад
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 9-й доклад
- Рудольф Штайнер. Воздействие духовных существ в человеке. 10-й доклад


Вы также можете подписаться на мои страницы в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy
и в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky

Tags: Штайнер, теософия, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist july 4, 18:41 6
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья, я принял участие в конкурсе профессионального мастерства книжной премии «Ревизор–2020» в номинации "Блогер года". Вы можете поддержать меня и мой книжный блог в интернет-голосовании, открытом на сайте журнала "Книжная индустрия" (регистрация там…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments