Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 1

Лейпциг, 2 сентября 1908 года

Если мы спросим себя, чем должна быть для людей теософия, то из всех чувствований, образованных нами в ходе нашей теософской жизни, мы дадим всегда следующий ответ: теософия должна для нас стать путем к высшему развитию нашего человечества, человечности в нас. Этим мы в известном отношении для каждого думающего и чувствующего человека ставим само собою понятную жизненную цель, которая заключает в себе наряду с высшими идеалами также и раскрытие в нашей душе важных сил. В сущности лучшие люди всех времен ставили себе вопрос: не может ли человек привести и раскрытию то, что заложено в нем? И давались самые разнообразные ответы. Но может быть, мы не найдем ответа более короткого и более убедительного, чем ответ, данный Гете в его "Тайнах", истекающий из его глубокого убеждения: "От сил, все живое связующих сил, свободен лишь тот, кто себя победил". Несказанно многое и глубокий смысл заключен в этих словах, которые ясно и отчетливо указывают нам то, в чем лежит вопрос любого развития.



Дело в том, что человек развивает свое внутреннее ощущение, когда он выходит за пределы самого себя. Благодаря этому мы, так сказать, поднимаемся над нами самими. Душа, которая побеждает себя, находит над собой путь к высшим благам человечества. Об этой высшей цели теософии необходимо напомнить, если мы намерены заняться темой, именно подобной той, которая интересует нас теперь. Она уведет нас от обыденного горизонта жизни к высшим возможностям. Мы должны проследить отдаленное прошлое, если мы беремся за тему, простирающуюся от древнего Египта, до нашего времени. Мы должны проследить тысячелетия и то, что мы намереваемся сделать, поистине есть то, что должно отвечать глубочайшим возможностям нашей души. Но лишь кажется, что это отдаляет человека от вершин жизни, от того, что ему непосредственно дано: именно этим он и приводит к тому, что ежечасно занимает его. Человек дол жен от повседневной нужды, от того, что несет ему каждый день уйти к лицезрению великих событий и лишь тогда он впервые найдет то, что его душа охраняет как святыню. Быть может, странным покажется указание, что должна быть найдена связь между древним Египтом – временем пирамид и сфинкса, и нашей эпохой. Вначале может показаться невероятным то, что наше время лучше поймется, если мы оглянемся далеко назад.

И именно поэтому должны мы поверить о многообъемлющих временах, хотя в тоже время это даст вам возможность, которую мы ищем: возможность выйти за пределы самих себя. Поэтому теософу, который основательно занимается элементарными понятиями теософии, не может показаться странным искание связи между отдаленными эпохами. Ибо для нас основным убеждением является то, что человеческая душа всегда возвращается, что переживание между рождением и смертью для людей повторяется. Для нас всегда было самым близким учение о перевоплощении. Подумав над этим, мы можем спросить: да, души, которые живут в нас теперь, уже раньше жили; разве невозможно, чтобы они некогда жили в древнем Египте, что в нас – души, которые некогда видели гигантские пирамиды и загадочного сфинкса? На этот вопрос нужно ответить утвердительно. Часто обновлялась картина, и наши души уже видели древние памятники культуры, которые они вновь видят теперь. В сущности, это те же самые души, которые жили раньше; они прошли сквозь позднейшие эпохи и вновь явились в наше время. Но мы знаем, что нет жизни, которая бы оставалась бесплодной; мы знаем, что пережившее душою остается в ней в виде сил, темперамента и выявляется вновь в позднейших воплощениях. И то, каким образом мы смотрим теперь на природу; то, каким образом воспринимаем мы все приносимое нашим временем; то, каким образом воспринимаем мы теперь мир – все это было заложено в древней стране пирамид.

Так теперь воспринимаем мы физический мир, как были образованы в то время. Мы должны тщательно исследовать это таинственное сплетение далеких эпох. Если мы хотим воскресить глубочайший смысл этих лекций, то мы должны углубиться далеко назад в наше земное развитие. Мы знаем, что земля часто изменяется. Пройдя назад через старые культуры, мы можем углубиться еще далее, в седые времена человечества вплоть до времен, когда земля имела иной вид, чем теперь. Мы придем к той эпохе, когда на нашей земле произошла великан катастрофа, в которой действовали силы воды и которая изменила весь земной облик. Если же мы пойдем назад еще дальше, то мы придем к тем древним временам, когда земля имела совершенно другой облик, – мы придем к тем временам, когда то, что ныне образует дно Атлантического океана, было страною над поверхностью воды. Мы придем к той эпохе, когда наши души жили в совершенно иных телах, чем теперь, – мы придем к древней Атлантиде. Древние времена, о которых внешняя наука нам может дать еще весьма мало сведений. Страны Атлантиды погибли благодаря великой катастрофе. Выступили иные формы. Человеческие тела приняли иные формы. Души, которые теперь живут в нас, жили также и в древней Атлантиде. Водная катастрофа обусловила и внутреннее движение народов Атлантиды, переселение народов с запада на восток. Это движение было особенно сильно перед гибелью Атлантиды, мы сами шли с запада на восток через Ирландию, Шотландию, Голландию, Францию и Испанию.

Так, шли народы на восток и заселили Европу, Азию и Сев. Африку. Не следует думать, что последнее переселение народов с западав областях, которые оно определило мало-помалу как Азию, Европу и Африку, не встретило никаких народностей; почти вся Европа, северная часть Африки и большая часть Азии уже были заселены. Эти страны были заселены не только с запада, они были заселены уже ранее, так что это переселение уже встретило чуждое поселение. Мы должны представить себе, что когда все успокоилось, образовались особенные культурные отношения. Например, вблизи Германии была область, где с катастрофы, бывшей за тысячелетия до нашего времени, жила наиболее продвинутая вперед часть всего земного человечества. Эта часть прошла под предводительством великой индивидуальности через Европу до Средней Азии, и оттуда в различные страны были посланы культурные колонии. Одна из колоний послеатлантического времени возникла благодаря тому, что группа людей была послана в качестве колонистов в Индию, встретила население, жившее там с древних времен и имевшее культуру; когда колонисты пришли туда, они основали, много тысячелетий тому назад, первую послеатлантическую колонию, – согласно скудным сведениям внешних документов, ибо эти сведения относятся ко времени позже на тысячу лет. В этих важных собраниях мудрости, которые мы называем собраниями Вед, – в этих Ведах мы имеем последний отзвук того, что осталось от ранней индийской культуры, которая руководилась сверхземными сущностями Риши*. Культура особого рода, о которой теперь мы можем иметь лишь слабое представление, ибо Веды являются лишь отблеском той древней индийской культуры.

За этой ступенью следует другая – вторая культурная эпоха послеатлантического времени, культура, из которой позже вытекла мудрость Заратустры, культура, из которой вышла персидская. Долго длилась индийская культура, долго длилась и культура персидская, закончившаяся Заратустрой. Затем под влиянием колонистов, посланных в страну Нила, возникает культура, которую мы можем определить четырьмя именами: халдео-египетско-ассиро-вавилонская культура. В Передней Азии, в северной части Африки создалась та культура, которую мы называем третьей послеатлантической, которая достигла своей вершины в поразительной науке неба халдеев и в культуре Египта. Затем наступает четвертая эпоха, развивающаяся на юге Европы, эпоха греко-латинской культуры. Ее заря нашла отражение в песнях Гомера, и эта культура показывает нам то, что должно было выявить себя в греческом искусстве. Она дает нам столь поразительнее искусство творчества. К ней принадлежит и Рим. Пятая эпоха – это наша. Четвертая длилась от 800 г. до Р. Х. вплоть до XII столетия после Р. Х. С этих пор мы имеем пятую культуру, за которой последует шестая и седьмая. Теперь мы увидим, что существует своеобразный закон, который объяснит нам действие чудесных сил сквозь эти культуры. Посмотрим сперва на первую эпоху индийской культуры, и мы увидим, что позже она в новом облике вспыхнет в седьмой культуре. Древняя Индия выявится в ней, в новой форме таинственные силы воздействуют на это. Вторая культура, названная нами персидской, возродился в шестой культуре.

Когда наша культура будет изжита, мы увидим в шестой культуре возродился религия Заратустры. В этих лекциях мы увидим, что в нашей пятой культуре известным образом повторится третья египетская культура. Четвертая культура стоит посредине, она сама в себе – ни за собой, ни перед собой она не имеет сравнений. Чтобы лучше охватить этот таинственный закон, необходимо сказать еще следующее. Мы знаем, что в Индии существовало нечто чуждое современному человеку в его туманном сознании – деление на касты: каста жрецов, каста воинов и т. д. Такое строгое разделение чуждо для современного сознания. Но в первой послеатлантической культуре это не было чуждым, но понятным само собой. Тогда не могло существовать ничего иного, кроме разделения человечества, сообразно различным особенностям души, на четыре ступени. В этом не ощущалось жестокости, ибо люди направлялись своими руководителями, чей авторитет само собою делал правильным все их требования. Тогда говорили, что руководители, получившие в Атлантиде воспитание от божественных существ, могли видеть, на какое место должен быть поставлен человек и такое деление людей было совершенно естественным.

Совершенно иное деление людей будет в седьмой культуре. В первой культуре побуждение к делению истекало из авторитета; в седьмой культуре будет иначе, люди будут группироваться повещественным признакам. нечто подобное мы находим у муравьев; они образуют государство, которое в своем удивительном строении и в своих удивительных качествах выполняет относительно неслыханную задачу, невозможную ни в каком человеческом государстве. Но там есть именно то, что чуждо людям: деление на касты; каждый муравей выполняет свою задачу. Уже теперь можно предположить, что люди поймут, что в подобном делении на группы заключается спасение человечества, и что они найдут возможным разделение труда и благодаря этому – равноправие; человеческое общество приобретет удивительную гармонию. Это возможно проследить в анналах будущего. Так возродится древняя Индия. И подобным же образом некоторые особенности третьей культуры возродятся в пятой. Если мы взглянем ближе на то, что является нашей непосредственной темой, то мы увидим огромную область, мы увидим гигантские пирамиды, загадочного сфинкса, и мы увидим, что души, принадлежавшие древним индусам, воплощавшиеся в Египте, воплощены теперь.

И если мы рассмотрим немного в частностях общую характеристику, то перед нами выступят два явления, которые нам укажут, что подобное повторение может быть заложено уже в сверхземном. Мы видели закон повторения в различных культурах, но он является для нас бесконечно значительным, если мы проследим его в духовных областях. Все мы знаем картину, мы, конечно, все можем вызвать в своей душе эту картину, которая благодаря известным причинам находится именно в Германии. Это Сикстинская мадонна. Может быть, все мы, глядя на эту картину, которая воспроизведена бесчисленное число раз, удивлялись поразительному единству, разлитому во всем облике; быть может, в лике матери, в своеобразном парящем движении образа мы ощущали нечто, мы прониклись также и глубоким выражением глаз младенца. Оглянувшись вокруг на облака, из которых выступают бесчисленные ангельские головки, мы были охвачены еще более глубоким чувством, которое делало для нас более понятной всю картину. Я знаю, что сейчас я скажу нечто рискованное: если кто-нибудь глубоко и серьезно посмотрит на младенца на руках матери и на облака за ним, которые образуют головки ангелов, то он получит следующее представление. Это Дитя не родилось естественным образом, оно одно из тех, что парят в облаках. Этот ребенок Иисус не что иное, как облачный образ, ставший немного плотнее.

Если бы такой ангел слетел с облаков на руки мадонны, это было бы именно тем самым ощущением. Если мы оживим в себе содержание этого чувства, то наш взгляд расширится, он освободится от узкого понимания естественных взаимоотношений бытия. Именно такая картина может расширить узкий взгляд до понимания, что некогда могло быть иначе, короче, в этой картине мы может увидеть глубокую связь человеческих сил с духовными силами Это сокрыто в ней. Если мы обратим наш взгляд и Египту, то мы увидим нечто подобное. Египтяне имели Изиду, – тот облик, к которому относятся слова: "Я то, что было, что есть, что будет. " Глубокая тайна, скрытая под густым покрывалом, открывается в облике Изиды, телесной божественной духовности, – Изиды, которая открывает себя духовному сознанию древнего египтянина, подобно нашей мадонне с младенцем Иисусом – с младенцем Горусом. И благодаря тому, что Изида дает нам нечто, несущее вечное в себе, мы вспомним наше ощущение при взгляде на мадонну. Глубокая тайна лежит в Изиде – тайна, заложенная в духовном. Воспоминание о Изиде есть Мадонна. Изида вновь восстала в Мадонне. Таково это взаимоотношение.

И еще иную связь можем мы теперь указать. Вспомним отношение египтянина к умершим; мы вспомним о мумиях, о том, что египтянин придавал значение сохранению внешней физической формы. Мы знаем, что египтянин наполнял такими мумиями гробницы, в которых он сохранял видимую внешнюю форму, и что он клал в могилу известную утварь и его имущество. Должно было сохраняться то, чем обладал человек в физическом. Этот обычай все более выявлялся, и он обрисовывает египетскую культуру. Это не могло оставаться без последствий для души. Подумаем о том, что наши души жили в телах египтян. Конечно, наши души были в мумиях. Мы знаем из ранее сообщенных данных, что человек, освобождаясь после смерти от тела, обладает иным сознанием, не оставаясь в бессознательном состоянии. Если он хочет, то может смотреть вниз, если теперь он не может смотреть наверх, то тогда он может смотреть вниз, в физический мир. Не безразлично, сохраняется или распадается тело. Сейчас мы увидим это таинственное взаимоотношение; благодаря тому, что в древнем Египте тело сохранялось надолго, души переживали нечто определенное. Они знали свое тело, они были связаны с ним, они имели форму своего тела перед собою, и это было важно для них, ибо после смерти душа полна от печатлений. Отпечатление, произведенное мумифицированным телом глубоко запечатлевалось, и сообразно этому отпечатлению формировалась душа. Эта душа, пройдя через ряд воплощений, теперь живет в нас.

Не бесследно прошло то, что душа после смерти видела свое тело, что благодари этому она все снова возвращалась к этому телу; это все не безразлично. Плод этого возвращения вниз выступает в пятой культуре; это склонность, которую имеют души, полагать слишком большую ценность во внешней культуре. Все, что мы теперь называем привязанностью к материи, произошло потому, что души некогда могли видеть свое собственное воплощение. Благодаря этому человек научился любить физический мир, благодаря этому теперь так часто говорится, что Важно лишь это тело между рождением и смертью. Подобные взгляды не создаются из ничего. Но нельзя лишь критиковать культуру мумий, но нужно рассмотреть необходимость, связанную с постоянно возвращающимся воплощением души. Люди не могли бы выявить себя без мумий. Если бы египтяне не имели культа мумий, то теперь бы человек потерял всякий интерес к физическому миру. То, что человек устроил теперь свой мир таким образом, то, что теперь он видит его так, как делаем это мы, есть следствие того, что египтяне сохраняли мумии; ибо эта культура возникла под влиянием посвященных, которые могли предвидеть.

Не ради причуды сохраняли мумии, тогда человечество вели высокие индивидуальности, которые устроили то, что было важно. Это было построено на авторитете. В школах посвящения знали, что наша культура связана с древней. Эту таинственную связь имели жрецы, и они учредили мумифицирование для того, чтобы души проникались мыслью, которая из низшего внешнего мира ищет духовного опыта. Так* проникаем мы в глубокие тайны, открывающиеся в культурных течениях. Мы лишь коснулись этих тайн, ибо то, что мы указали в Мадонне как воспоминание об Изиде, и то, что видели мы в мумифицировании, лишь слабый намек на действительное духовное взаимоотношение . Но мы еще глубже проникнем в эти отношения, мы рассмотрим не только видимое внешнее, но и то, что лежит в основе внешнего. Внешняя жизнь протекает между рождением и смертью, но гораздо более долгую жизнь переживает человек после смерти; то, что мы называем Кама-лока. Переживания в Кама-локе не вполне сходны с переживаниями здесь в физическом мире. Что переживаем мы, будучи египтянами, в другом мире? Если мы надолго остановим наш взор на пирамиде, если мы обратим его на сфинкса, то мы поймем, что та жизнь, которую переживала между рождением и смертью наша душа, протекала совершенно иначе и что нет смысла сравнивать ее с современной жизнью.

И еще многообразнее, чем внешние переживания, были переживания между смертью и новым рождением. Во времена египетской культуры душа переживала иное, чем во время Греции, Карла Великого или в наше время. То же относится и к духовному миру: то, что теперь переживает человек между смертью и новым рождением есть нечто совершенно иное чем то, что переживал древний египтянин, когда со смертью он слагал свой внешний облик. И подобно тому, как мумифицирование продолжилось в причинах современного мышления, подобно тому, как внешняя жизнь повторилась из третьей в пятую культуру, подобно этому происходит акт развития в том таинственном мире между смертью и рождением. И это мы рассмотрим, и здесь мы отыщем таинственную связь. И тогда мы свяжем нечто вместе, чтобы действительно понять то, что живет в нас, – то, что является в нас плодом той древнею культуры. Конечно, это сведет нас в глубокие шахты лабиринта земного развития, но благодаря этому мы вполне познаем отношение между тем, что строил египтянин, что думал халдей, и тем, чем мы живем теперь. То, что действовало тогда, мы вновь освежим в том, что окружает нас, что нас интересует в окружающем нас. Духовно и физически мы найдем объяснение этой связи. И тогда мы увидим, как подвигается вперед развитие, как четвертая культура является чудесным связующим звеном между третьей и пятой. Итак, наша душа подымется к полным значения взаимоотношениям мира, и плодом этого будет глубокое понимание того, что живет в нас.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Египет, Штайнер, антропософия, мифология, теософия, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist 02:08, Воскресенье 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments