Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 10

Лейпциг, 12 сентября 1908 года

Есть много мифов и преданий древнего Египта, которые хорошо были известны теософическому миросозерцанию и снова будут известны ему, но которые, собственно, не передаются во внешней исторической традиции, говорящей об Египте. Некоторые из мифов исторически дошли до нас в той форме, в которой они привились в Греции, потому что большая часть греческих сказаний, не относящихся к Зевсу и его семье, перешла из Египта. И мы должны сегодня заняться всеми нужными нам преданиями, потому что современная история культуры утверждает, что в греческой мифологии, собственно, немного содержится для людей. Затем должны мы взглянуть, так сказать, на другую сторону человеческого развития, т. е. на духовную сторону; все, что мы видели на физическом плане, всегда остается фактом, событием физического плана. Но в духовной науке нас интересует не только то, что живет на физическом плане, но также и все то, что происходит в духовном мире. из теософических лекций мы знаем, что происходит с человеком между смертью и новым рождением, и мы лишь должны вспомнить, что человек в смерти переходит в состояние сознания, называемое нами Кама-Локой, где человек, хотя и став духовным существом, все же, благодаря жизни в астральном мире, вмешивается в наш физический мир.



Это время, когда человек требует нечто от физического мира, когда он страдает от того, что он уже не находится более в физическом мире. Затем наступает время, когда человек должен приготовиться к новой жизни. Состояние сознания Девахана, когда человек уже более непосредственно не связан с физическим миром, с впечатлениями. Если мы хотим представить, как отличается жизнь в Кама-Локе от жизни в Девахане, мы должны разобрать два примера. Мы знаем, что, когда человек умирает, он не сейчас же со своей смертью теряет свои желания; представим, что человек в жизни был гурманом. После смерти он не сейчас же теряет это желание наслаждения едой; человек несет это желание не в физическом, а в астральном теле. Так как человек после смерти удерживает астральное тело, то он также удерживает и желание, но ему недостает органов удовлетворения – физического тела. Стремление к еде зависит не от физического тела, а от астрального тела, и в человеке после смерти живет жажда того, что больше всего удовлетворяло его в жизни. Поэтому человек после смерти страдает до тех пор, пока он, выражаясь тривиально, не отвыкнет от наслаждения; до тех пор человек находится в Кама-Локе. Затем наступает время, когда человек более не требует удовлетворения путем физических органов; тогда он переходит в Девахан.

В той же мере, в какой человек перестает быть скованным, в той же мере возникает в нем сознание в деваханическом мире. Оно все более загорается, но это уже не сознание отдельного Я, как в этой жизни. В жизни Девахана человек чувствует себя как бы членом, как бы органом всего духовного мира. Как бы чувствовала себя рука по отношению ко всему организму, если бы она могла чувствовать, так же чувствует себя человек в своем деваханическом сознании: я член духовного мира, член высших существ, человек вместе с ними работает над космосом, он работает над произрастанием растений. Человек принимает участие в работе не из собственного расчета, но как член духовного мира. Если мы так рисуем то, что переживает человек между смертью и новым рождением, то мы не должны представлять, что события деваханического мира не подчиняются изменению. Люди втайне думают, что если наша 3емля и изменяема, то по ту сторону все пребывает неизменным. Но это вовсе не так. Если сегодня мы таким образом описали пребывание в Девахане, то это означает, что таково, приблизительно, современное состояние Девахана. Но вспомним, каким было оно, когда наши души были воплощены в Египте; тогда мы взирали на гигантские пирамиды и на наши трупы. В прежние времена совсем, совсем иначе смотрели на эту физическую сторону.

Подумайте, насколько сильно с тех пор изменился облик Земли. Проследим лишь материалистическую науку, и мы увидим тогда, как, например, немного столетий тому назад в Европе были совершенно иные животные и Европа выглядела совершенно иначе. Облик Земли постоянно меняется, т. е. человек вступает в новые отношения бытия. Это кажется каждому вполне понятным, но когда описывают духовные отношения, люди так легко верят, что то, что происходило, когда они умирали за 1000 лет до Р. Х., – что то, что переносилось по ту сторону, – было совершенно таким же, как то, что переносится, когда они умирают теперь. Подобно тому, как изменяется физический план, так же существенно изменяются пребывание в другом мире. Было совершенно иначе, чем теперь, когда Девахан вступали из египетской жизни. И там идет эволюция. Вполне естественно, что мы описываем лишь современные отношения Девахана, но сами отношения изменились. Мы должны иметь в виду это, если мы смотрим на данное нам в последних лекциях. Мы видели, как человек атлантического времени во время сна возвращался в духовный мир. Мы нашли, что все это убывало. Но если мы возвратимся еще дальше назад, то мы найдем, что тогда человек вообще жил в духовном мире.

И в древние времена не так велика разница между сном и смертью, в давно же прошедшем прошлом люди проходили через долгие периоды сна. Это совпадало с периодом, который теперь обнимает воплощение и жизнь после смерти и благодаря тому, что человек спустился на физический план, он стал также более закрепленным в этом физическом плане. Было показано, как индус взирал на высший мир, как у персов человек уже пробует завоевать физический плана в греко-латинское время человек спускается все более вниз, давая возникновение браку между духом и материей. В эту эпоху человек все более научается любить физический мир. И это изменяет все то, что мы называем переживаниями между смертью и новым рождением. Если мы перенесемся в первые времена после Атлантиды, то мы найдем, что люди имели мало интереса к физическому плану. Посвященные восхищались в высшие миры и это обусловливало то, что в человеке, который всеми мыслями, всеми чувствами чувствовал себя восхищенным наверх, в истинным мир, в действительную родину; что в этом человеке, благодаря тому, что он мало интересовался отношениями физического плана, было относительно ясное сознание в Девахане. Когда такой человек вновь воплощался у персов, он чувствовал себя более сросшимся с физической материей, и это обусловливало известную потерю в ясности сознания в Девахане.

В египетском мире, когда человек начал учиться любить внешний мир, его сознание в Девахане стало уже тусклыми смутным. Это сознание по своему роду было еще выше, чем в физическом мире, но степень его затемнялась все более вплоть до греко-латинского времени. В это время деваханическое сознание стало еще смутнее и тусклее. Это не было сознание сновидения, таковым оно не было никогда; оно является, и это нужно отметить, сознанием, которое человек сознает, деваханическое сознание может зажечься также в естественных чувствах. Итак, с ходом развития наступает затемнение этого сознания. Мистерии, главным образом, существовали для того, чтобы сделать человеку возможным обладание в духовном мире не только смутным сознанием. Представим себе, что не было бы мистерий, тогда человек обладал быв духовном мире все более затемняющимся сознанием. Лишь благодаря тому, что параллельно с затемнением сознания в Девахане шло посвящение в мистерии и вместе с этим освоение известных качеств, с помощью которых люди уже видели в духовных мирах с полной ясностью, – исключительно благодаря тому, что посвященные могли воздействовать в мифах и сказаниях, так сказать, вошел оттенок света и ясности в сознание между смертью и новым рождением.

При всем этом те, которые уже совсем погрузились в физический мир; они уже ощутили это затемнение сознания в духовных мирах, и не сказка совсем особый опыт посвященного в элевзинских мистерий. По принципу посвящения, человек уже во время жизни должен спуститься в миры духа и должен испытать происходящее там. Посвященный того времени, действительно мог получить от теней следующий опыт: " О, лучше нищий в физическом мире, чем царь в царстве теней". Это выражение создалось на основании опыта посвященных. Мы никогда не можем достаточно глубоко взять эти вещи, и мы начинаем их понимать лишь познавая факты духовного мира. Теперь мы имеем то, что было намечено вчера. Если бы не наступило ничего иного, кроме погружения в физический мир, то сознание между смертью и новым рождением становилось бы все темнее. Люди потеряли бы связь с духовным, миром. То, что я теперь скажу, есть истина, хотя она может показаться странной тому, кто хоть немного заражен какой-либо формой материализма. Если бы ничего не поступило в развитии человечества, то человечество духовно подпало бы смерти.

Но существует возможность просветления сознания между смертью и новым рождением и это просветление может быть достигнуто или путем самого развития, или же теперь в низшей степени, благодаря тому, что человек уже в этой жизни принимает участие в духовной жизни, уже имеет переживания, которые не отмирают вместе с его телами, но которые остаются связанными с ним в его вечном зерне и в мире духовном об этом заботились мистерии, для этого все духовное развитие; об этом заботились великие посвященные до Христа и более всего само То Существо, которое мы знаем, как Христа. Все посвященные были в известном отношении предтечами Христа. Явление облика Христа должно однажды быть описано. Представим себе человека, который никогда не слыхал о Христе, который никогда не мог воспринять в себя тайны Евангелия Иисуса Христа, который никогда не мог сказать себе: Я хочу пережить его Христа, живущего и действующего, я хочу принять Его заповеди. Представим себе, что Христос никогда бы не приближался к такому человеку, он никогда бы не смог принять в духовных мирах то сокровище, которое теперь должен принять человек, если он хочет избежать затемнения сознания. То, что берет человек, как представление Христа, есть сила, просветляющая сознание после смерти, спасающая человека от судьбы, которой бы обладали люди, если бы Христос не явился.

Если бы Христос не явился, то хотя бы существо человека и сохранилось, но не могло бы наступить просветление сознания. Это то, что дает особое значение явлению Христа, ибо в само зерно человека было заложено нечто, имеющее огромное значение. Событие Голгофы сохраняет человека от духовной смерти, если он идентифицирует его со своим собственным существом. Мы не должны думать, что другие великие водители человечества не имели подобного значения; дело не в том, чтобы прибегнуть к какой-нибудь исключительной догме, это было бы погрешностью против истинного, христианства, ибо тот, кто знает факты, также знает, что преподаваемое в древних мистериях было христианством. Глубоко истинны слова, сказанные Августином: "всегда давалось то, что теперь называется христианством. И в древних мистериях было долго христианство. Дело не в том, как это называть, а в том, чтобы понимать это". И как Христос обладал обликом человека, такими же были Будда, Гермес и др. подобные существа, которые, конечно, обладали пророческим совещанием грядущего пришествия Христа, обитающего в них самих. В особенности мы увидим это, если мы изучим это на облике Будды. Кем, собственно, был Будда? Мы должны затронуть нечто, что – можно затронуть, лишь будучи теософами. Люди, – также и теософы, – обычно слишком просто представляют себе тайны перевоплощения; нельзя представить себе, что душа, обитающая теперь в своих телах, в предыдущих инкарнациях воплощалась по той же схеме.

Эти тайны гораздо более сложны. Хотя Е. П. Блаватская весьма трудилась доказать, сколь сложны эти тайны, это еще не стало теперь истиной. Представляют себе просто, что душа всегда переходит в другое тело. Это не так просто. К такой схеме мы часто не можем привести историческую личность, мы должны подходить к делу много сложнее. Уже в Атлантиде мы вокруг человека встречаем существа, которых человек видел и познавал, лишь когда он, вне своих тел, был наверху в духовном мире. Уже было сказано, что он, как истинных сотоварищей мог познавать Тора, Зевса, Вотана, Бальдера. Днем он жил в физическом состоянии сознания, он познавал духовные существа, которые проходили иным, чем он, путем развития. Человек в изначальном периоде Земли не обладал таким плотным телом, как теперь; в определенное время еще не было речи о костяке, тело атланта можно было видеть физическими глазами лишь до известной степени. Но были существа, которые воплощались, например, только в эфирном теле, были и такие, которые воплощались и тогда, когда воздух еще был пронизан водным туманом. Таким был, например, позднейший Вотан. Он сказал себе: "Если человек воплощается в этой с свето-текучей материи, то и я могу это сделать". Такое существо принимает человеческий облик и сходит в физический мир. Но когда человек стал принимать более плотные формы, тогда Вотан сказал себе: "Нет, в такую плотную материю я не пойду", он остался в невидимых мирах, в неземных мирах.

Так обычно было с божественно-духовными существами. Поэтому они могли вступать в известную связь с людьми, которые встречались им, развиваясь снизу наверх. Представим себе это таким образом. Ход развития людей привел к глубочайшей точке развития. До этой точки Боги шли вместе с человеком. Затем они стали невидимыми для людей; но если люди вели жизнь по предписаниям посвященных и этим очищали свои более тонкие тела, то они известным образом шли навстречу Богам, так что человек, очистившийся во плоти, мог быть в состоянии осененном таким существом, которое не могло спуститься до физического тела – оно было слишком грубым для такого существа. И с этим человеком случалось так, что его астральное тело и эфирное становились пронизанными высшим существом, которое иначе не имело бы для себя самого человеческого облика, но которое входило в другое существо и возвещало себя через него. Зная это явление, мы не станем столь просто представлять себе инкарнацию. Может быть, человек, являющийся перевоплощением прежнего человека, который высоко развился, но является лишь сосудом для еще более высокого существа.

Так Будда был сосудом для Вотана. То существо, которое стало в германских мифах называться Вотаном, явилось снова как Будда. Будда и Вотан родственны даже грамматически. Мы можем сказать, что многое из тайн атлантического времени перешло в то, что возвещал Будда. И поэтому то, что пережил Будда, совпадает с тем, что переживали Боги в духовных сферах, и с тем, что переживали и люди, когда они сами еще были в духовных сферах. Когда снова возродилось учение Вотана, оно было учением, обращающим мало внимания на физический план, учением, которое должно было показать, что физический план есть лишь место страданий, и освобождение от него много значило, ибо много говорилось о существе Вотана в Будде. Поэтому глубочайшее понимание учения Будды выказали те, которые были наиболее поздними выходцами из Атлантиды. В азиатском населении есть расы, оставшиеся на атлантической ступени, внешне они, конечно, должны идти вместе с земным развитием. В монгольских народах осталось очень много от Атлантиды, они являются остатками древнего населения. Таким наследием в монгольском населении является неподвижность его характерных черт. Поэтому учение Будды было принято, по-преимуществу, такими народами и буддизм весьма развился среди таких народов.

Мир развивается; тот, кто может увидать это, тот не выбирает, – он говорит, что народ обладает своей религией в силу духовной необходимости; и благодаря тому, что европейское население погрузилось в физический мир, ему стало невозможным почувствовать себя в буддизме. Буддизм никогда не мог стать религией человечества. Для того, кто хочет видеть, нет ни симпатий, ни антипатий, есть факты. Так же, как неверно было бы хотеть распространить христианство из центра Азии, где еще обитают другие народы, так же был он неверен буддизм для европейского населения. Всякое религиозное миросозерцание неправильно, если оно не создано из глубочайших потребностей времени, – тогда она не может дать культурного импульса. Это вещи, которые необходимо усвоить, если хотят действительно понять вещи. Но нельзя думать, что историческое явление Будды осознало бы свое прежнее явление. Мне понадобилось бы много часов, если бы я хотел выяснить все это. Мы еще долго не охватим всю сложность исторического Будды. В Будде жило еще нечто; он не есть лишь существо, перешедшее из атлантического времени и воплотившееся в нем, – в нем, бывшим в то время человеческим Буддой; нет, он содержал еще нечто, о чем он мог сказать: "это я еще не могу охватить, это нечто, что меня одушевляет, но я лишь принимаю в этом участие.

"Это индивидуальность Христа, – существо, хорошо известное древним мистериям. Всюду указывается на того, кто придет. И Он пришел! Он снова пришел, покорясь историческим необходимостям, лежащим в основе эволюции. Он не мог бы воплотиться сразу в физическом теле. Было возможно, чтобы Он, в известном роде полусознательности, мог воплотиться в Будде; на земле же Он мог воплотиться лишь, когда физическое, эфирное и астральное тела были особым образом приготовлены. Христос имел величайшую силу действия, но воплотиться он мог лишь тогда, когда физическое, эфирное, и астральное тела были очищены и просветлены другим существом. Итак, воплощение Христа могло произойти лишь тогда, когда появилось настолько высоко развитое существо. Это был Иисус Назорей, так высоко развившийся, что он был в состоянии во время своей жизни настолько очистить свои физическое, эфирное и астральное тела, что он имел возможность на 30 году жизни оставить эти тела еще пригодными для более высокого Существа. Часто когда я высказывал мнение, что для того, чтобы Иисус мог пожертвовать свои тела, была нужна высокая ступень развития; люди возражали мне: но тогда бы это не было жертвой, а что можно представить прекраснее этого? Отлично, жертва не была бы столь велика, если бы ее так абстрагировали; но хотелось бы ответить: предположим, что каждый хочет принести жертву, но, если пожелать попробовать это, понадобились бы невероятные силы, чтобы смочь оставить свои тела, и чтобы достигнуть этих сил, необходимы жертвы. Чтобы смочь это нужно быть такой чрезвычайно высокой индивидуальностью, как Иисус Назорей. Евангелие от Иоанна указывает, где Иисус оставляет свои физическое, эфирное и астральное тела и в тройную телесность входит Сущность Христа. При крещении Иисуса на Иордане.

Тогда произошло нечто чрезвычайно важное в телесности Иисуса Назорея. Нечто само произошло в физическом теле Иисуса. Если мы хотим понять происшедшее с момента крещения, когда в Иисуса вошел Христос, то мы должны себе представить нечто, что покажется нам чрезвычайно странным, но что все же есть истина. В ходе эволюции человечества постепенно развивались органы и мы видим, что когда органы дошли до бедер, то в человеке наступили определенные функции. В становящемся все более самостоятельным существе человека также проявилось затвердение костной системы. Чем тверже становился человек, тем он становился самостоятельнее и тем больше возрастала власть смерти. В чем, собственно, лежит причина того, что тело истлевает совсем? Она заключается в том, что в человеческом теле есть нечто, что может быть сожжено – кости. Огонь имеет власть над человеческой костной субстанцией. Человек не имеет власти, – по крайней мере, сознательной власти – над своими костями. В момент, когда при крещении на Иордане, Христос вошел в тело Иисуса Назорея, в этот момент костная система этого существа была совершенно иной, чем у других людей. Случай, которого никогда не было раньше. В существо Иисуса вошло нечто, располагающее силами сжечь кости. Сознательная власть сущности Христа вошла вплоть до костей, – такой. смысл крещения на Иордане.

Этим в Землю было заложено нечто, что можно назвать владычеством над смертью, ибо смерть впервые вошла вместе с костями. Благодаря тому, что власть над костями вошла в человеческое тело, в мир вошло преодоление смерти. Этим высказывается глубокая мистерия, ибо в костной системе Христа заключается нечто, в высшей степени святое. Должно было исполниться слово Писания: "Кость Его да не сокрушится". Иначе бы в божественную власть вторглась бы власть человеческая. Здесь мы заглядываем в глубокую мистерию человечества и в тоже время мы встречаем чрезвычайно важное понятие эзотерического христианства, которое может указать на то, как христианство пронизано высшими истинами. Мы приходим к тому, что кроме того встречается нам в крещении. Благодаря тому, что существо Христа стало обитать там, где раньше было Я существа Иисуса, благодаря этому с Землею стало связано существо, раньше обитавшее на Солнце. Оно было связано с Землею вплоть до момента, когда Солнце выделилось из Земли. Христос вышел вместе с ним и с тех пор мог проявлять свою власть лишь извне. В момент крещения высокий дух Христа в полном смысле соединился с Землей.

Ранее он действовал извне, осенял пророков и действовал в мистериях; теперь Он был человеком. Если бы какое-нибудь существо могло бы сквозь тысячелетия провидеть с какой-нибудь отдаленной точки вселенной, то оно увидало бы не только физическую Землю, но также ее духовные потоки и чрезвычайные события в момент крещения Иоаннова и момент, когда на Голгофе истекла кровь. Этим астральное тело Земли изменилось в своей основе. То, что ранее действовало извне, вновь соединилось с Землей, и благодаря этому сила притяжения между Землею и Солнцем станет столь сильной, что Земля и Солнце смогут снова соединиться. Христос дал Земле возможность снова соединиться с Солнцем и быть в лоне Божества. Вот происшедшее событие, и вот его значение. Мы все больше видим, сколько значительного пришло на Землю со Христом, и благодаря этому мы можем понять, как на самом деле, путем соединения со Христом, сознание человека может быть просветлено после смерти. Если мы будем иметь ввиду это, то мы поймем, какая эволюция существует между смертью и новым рождением. Спросим же теперь, ради чего все это произошло? Человек был в лоне Божества.

Если бы он там остался, он никогда бы не достиг своего современного самосознания: он должен был встретить внешние предметы, он должен был научиться отличать себя от внешних предметов, он должен был спуститься в физический мир. Человек спустился вниз ради Я человека. Своим Я человек исходит от Богов; оно спустилась из духовного мира и стало прикованным к физическому телу, дабы это последнее могло стать ясным и светлым. То, что появилось как отвердевшее человеческое тело, дало человеку самосознающее Я, но в то же время приковало его к массе Земли и к скалистой массе. Человек раньше, чем он достиг Я, достиг физического, зоркого, и астрального тел. Когда в этих трех телах постепенно развилось Я, оно сорганизовало их. Необходимо уяснить себе, что над физическим телом работают все высшие члены человека. То, что физическое тело является таким, каково оно есть, зависит от того, что над ним работают эфирное и астральное тела и Я. Все органы физического тела в известной степени зависят от того, что изменились высшие члены. Благодаря тому, что Я становилось все самостоятельнее, изменилось также и астральное тело. Уже было сказано, что люди отличались друг от друга; то, что называется апокалиптическими животными, суть типы с преобладанием того или иного высшего члена. Я получило преобладание у человека.

Все органы теперь приспособлены к высшим членам человека. Когда Я вошло в астральное тело и пронизало его, в человеке и в животных, отделившихся позже, образовались известные органы. Например, один определенный орган зависит от того, что вообще Я сошло на Землю. На Луне с сущностью эволюции человечества не было связано никакого Я. С этим развитием связаны известные органы – желчь и печень. Желчь есть физическое выражение астрального тела; она не связана с Я, но Я действует на астральное тело и вилы астрального тела действуют на желчь. Всю эту картину посвященный объяснял египтянину так: Я-сознающий человек прикован к земному телу. Представьте себе человека, прикованного к земной скале, – так прикован он к физическому телу; и в эволюции возникло нечто, что подтачивает его бессмертие. Представьте себе функции, зависящие от печени; они возникли от того, что тело приковано к скалам Земли. Астральное тело подтачивает это. Вот образ, дававшийся в Египте ученику и перешедший в Грецию как сказание о Прометее. Но этот образ нельзя, как мотылька лишать пыли, мы должны оставить пыль на крыльях, мы должны оставить росу на цветке и не рвать и не мучить их.

Мы не смеем говорить: Прометей означает то или иное мы должны пытаться представить себе истинные факты и тогда попытаться понять картины, возникшие в сознании человека из этих фактов. Египетский посвященный вел своего ученика до ступени, когда тот мог постигнуть Я – ступень человека. Такая картина должна была сформировать его дух; но ученик не должен был касаться фактов грубыми пальцами, картина должна была стоять перед ним светлой и живой; египетский посвященный не хотел вводить в истину банальные сухие понятия, он хотел представить нечто, что он мог дать. В сказании о Прометее многое разукрасило и прикрасило творчество, и мы не смеем вкладывать сюда больше, чем дают оккультные факты относя тонкие образующие силы лишь к художественному творчеству. Мы должны еще указать на нечто. Когда человек пришел на Земле; он еще не был одарен Я. Раньше, чем Я проникло в астральное тело, им владели другие силы. Затем свето-текучее астральное тело было пронизано Я.

Раньше, чем там было Я, в человека извне посылались астральные силы от божественно-духовных существ; астральное тело было также, но было прокалено божественно-духовными существами. Астральное тело было чистым и светлым, и оно омывало то, что было в зачатке как физическое и эфирное тела; оно омывало их и протекало сквозь них. Чист был поток астрального тела; с приходом же Я, пришел эгоизм. Астральное тело потемнело, чистый золотой поток астрального тела был утерян и терялся все более до того момента, когда человек в греко-латинское время коснулся глубочайшей точки физического плана. Тогда люди должны были подумать о том, чтобы вновь обрести чистый поток астрального тела, и в элевзинских мистериях возникло то, что называлось исканием первоначальной чистоты астрального тела. Астральное тело снова представляли в его первоначально чистом, золотом потоке; этого хотели элевзинские мистерии, этого же хотели и египтяне; и одним из испытаний египетского посвященного было искание золотого потока.

Это сохранилось для нас в удивительном сказании о поисках золотого руна Язоном и аргонавтами. Мы видели развитие; вводной Земле человек обладал астральным телом, сверкающим золотом. В походе аргонавтов изображены поиски этого тела; поиски золотого руна мы должны самым точным образом сопоставить с египетским мифом. Внешне исторические факты связаны с духовными фактами; нельзя думать, что это лишь символы; поход аргонавтов действительно был также, как была и троянская война. Внешние события суть лики внутренних событий, все они являются историческими событиями. И в греческом посвящении снова внутренне возникал исторический факт – поход за золотым руном. Это то, что мы должны представить себе, и, исходя из чего мы познаем еще нечто из мистерий и найдем связь мистерий Египта с современной жизнью.


См. также:
- Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 1
- Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 2
- Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 3
- Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 4
- Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 5
- Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 6
- Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 7
- Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 8
- Рудольф Штайнер. Египетские мифы и мистерии. Лекция 9

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Египет, Штайнер, мистерии, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist november 15, 07:57 5
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments