Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 6-й доклад, часть 2

Базель, 20 сентября 1909 г.

Но древнееврейский народ также должен был быть удержан в своем развитии до определенного момента, до появления Принципа Христа. Он должен был быть огражден от откровения Будды, он должен был быть, так сказать, задержан в некоем незрелом состоянии культуры. Потому внутри древнееврейского народа должны были существовать личности, которые постольку, поскольку они были людьми, не могли принять в себя всю полноту существа такой индивидуальности, которая могла представлять "Закон". Внутри древнееврейского народа не могла появиться индивидуальность, подобная Будде. Была лишь возможность прийти к закону путем озарения извне, ибо Моисей обладал эфирным телом Заратустры и мог воспринимать то, что не было рождено в его собственной душе. Древнееврейский народ не обладал возможностью родить закон из своего собственного сердца. Но дело Моисея должно было быть продолжено так, чтобы в определенный срок оно могло бы дать нужный плод. Поэтому в древнееврейском народе были явлены такие индивидуальности, как пророки и провидцы. Одним из замечательных провидцев был Илия.



Илия должен был стать в еврейском народе как бы блюстителем того, что было учреждено Моисеем. Но из народной массы не мог родиться человек, целиком вплетенный в то, что содержал в себе закон Моисея, что можно было воспринять лишь путем откровения извне. То, что мы охарактеризовали как необходимое для индийской эпохи, как своеобразную природу Бодхисатвы, - это должно было также выступать все снова и снова и в еврейском народе. И в нем также должны были быть индивидуальности, не вполне погруженные в человеческую личность, находившиеся одной частью своего существа в земном человеке, другой же - в духовном мире. Такой индивидуальностью был Илия. То, что находилось на физическом плане как личность Илии, содержало лишь часть всего существа Илии. Я Илии не могло полностью проникнуть n физическое тело Илии. Его нужно назвать личностью, "исполненной Духа Святого". И было бы невозможно вызвать в мире явления, подобного Илие, посредством обыкновенных простых сил, какими обычно вызывается появление в мир человека.

Обычно, когда человек должен вступить в мир, физическое человеческое существо развивается в материнском из физических процессов таким образом, что в определенный момент индивидуальность, воплощавшаяся уже ранее, просто соединяется с этим физическим существом. У обычного человека развитие течет по обыкновенному руслу, не затрагивая тех особых сил, которые лежат вне обычного пути. Но с такой индивидуальностью как Илия дело обстоит иначе. В этом случае затрагиваются другие силы, работающие над той частью индивидуальности, которая остается в духовном мире. На такого человека должно быть оказано воздействие извне. Потому, воплощаясь в мире, эти индивидуальности появляются инспирированными, гонимыми духом. Они являются экстатическими личностями, далеко превосходящими то, что им может подсказать их обыкновенный разум. Таковыми являются все пророки Ветхого Завета. Их ведет дух, и их Я поэтому не всегда может дать себе отчет в том, что оно делает. Дух обитает в личности, но получает силы извне.

Такие личности по временам уединяются, и тогда происходит то, в чем нуждается такая личность: отходит часть Я, и Дух глаголет свыше. В экстатических, бессознательных состояниях такое существо внимает вдохновению свыше. Этой способностью особенно отличался Илия. То, что жило в нем в течение его земной жизни, что произносили его уста, на что указывали его длани, - все это исходило не только из той части его существа, что жила в нем, но это были также откровения божественно-духовных существ, стоящих за Илией. Перевоплощаясь, Илия должен был соединиться с телом ребенка, рожденного Захарией и Елизаветой. Из Евангелия мы знаем, что мы должны воспринимать Иоанна Крестителя как перевоплощенного Илию.(Мф. 17, 10-13). Но эта индивидуальность в своих прежних перевоплощениях не приучилась при посредстве заложенных в ней при нормальном течении жизни сил развить все то, что должно было быть развито.

При обычном течении жизни во время развития физического человеческого тела в материнском лоне пробуждается внутренняя сила Я. Но это не было сделано индивидуальностью Илии в прежние времена, ибо она не спускалась еще столь низко долу. Я Илии приводилось в движение путем воздействия извне, а не посредством своих собственных сил, как это бывает обычно. И теперь это должно было повториться. Сильнее выступившим из духовного мира, уже приближенным к земле, является Я этого существа, которое теперь гораздо больше связано с землей, нежели те существа, которые дотоле водили Илией. Теперь должен был быть создан переход к слиянию духовных течений Будды и Заратустры. Все должно было быть обновлено. Теперь должна была действовать извне сущность, связанная с Землей и ее развитием так, как и был связан с ней Будда, соединенный с натановским Иисусом посредством своего Нирманакайя. Эта сущность, связанная, с одной стороны, с землей, а с другой, ведь опять-таки отозванная, ибо действовала только в Нирманакайя, жившем "по ту сторону" земли, ибо она была снова вознесена и парила над головой натановского Иисуса, она должна была теперь действовать извне и раскрывать силы Я Иоанна Крестителя.

Итак, Нирманакайя Будды действовало на развитие силы "Я" Иоанна так, как ранее духовные силы действовали на Илию. В те времена существо Илии в известные моменты впадало в экстатическое состояние, тогда говорил Бог, исполняя его Я реальной силой, которую Илия мог затем сообщать внешнему миру. Теперь было вновь духовное существо, которое как Нирманакайя Будды парило над натановским Иисусом; теперь оно воздействовало на Елизавету, когда она должна была родить Иоанна: привело в движение зародыш Иоанна в теле матери на шестом месяце беременности и пробудило его Я. Итак, эта сила, поскольку она теперь стояла ближе к Земле, повлекла за собой уже не просто вдохновение, но истинное формование Я Иоанна. Под влиянием посещения Марии, Я Иоанна Крестителя пришло в движение. Таким образом, Нирманакайя Будды действовало пробуждающе и высвобождающе - вплоть до физической субстанции - на Я бывшего Илии - Иоанна Крестителя. Чего же должны мы ожидать теперь?

Подобно тому, как некогда в девятом веке до нашей эры Илия произносил мощные слова, бывшие в действительности "словами Бога", подобно тому, как указующий жест его длани был, по существу, указом самого Бога, в тот момент, когда оживало все, что было заключено в Илие, то же самое должно было произойти с Иоанном Крестителем. Все, что заключалось в Нирманакайя Будды, влияло как вдохновение на Я Иоанна Крестителя. То, что открывалось Евангельским пастухам, что парило над натановским Иисусом, это распространило свою силу на Иоанна Крестителя. И его проповедь была прежде всего возрожденной проповедью Будды. При этом выявляется нечто в высшей степени своеобразное, долженствующее глубоко влиять на нашу душу. Вспомним Бенаресскую проповедь, в которой Будда говорит о страданиях в жизни и об освобождении от них при помощи "восьмичленного пути", к которому должна стремиться человеческая душа. Тогда Будда возвестил то, что он познал как "восьмичленный путь".

Часто к этой проповеди Будда присовокуплял следующее: "До сих пор вы имели учение браминов, которые говорят о том, что они происходят из самого Брамы и уверяют, что вследствие происхождения от этого благородного источника они обладают особым преимуществом перед всеми остальными людьми. Они говорят, что человек ценен именно благодаря происхождению. Я же говорю вам, что ценность человека зависит исключительно от того, что он совершает из себя самого, а вовсе не обусловлена его происхождением. Человек становится достойным великой мудрости мира лишь благодаря тому, что совершил он из себя самого как индивидуальный человек". Потому-то Будда и возбуждал гнев браминов, что указывал на личные качества человека, говоря: "Истинно говорю вам, можно сколь угодно называть себя брамином, но не в этом дело, а в том, чтобы человек собственными личными силами сделал себя просветленным". Это, хотя и не буквально, было смыслом многих проповедей Будды. И обычно в продолжение он указывал на то, что человек, постигший мир страданий, способен ощущать сострадание и сделаться утешителем и помощником, а также может принимать участие в судьбе других, ибо он знает, что воспринимает наравне с ними их страдание и боль.

И теперь Будда, облеченный в Нирманакайя, осеняющий натановского Иисуса, продолжил свою проповедь, вкладывая свои слова в уста Иоанна Крестителя. То, что говорил Иоанн, было инспирировано Буддой. И следующие, например, слова Иоанна звучат как непосредственное продолжение проповеди Будды: "Вы называете себя потомками тех, которые в служении духовным силам именовались сынами Змеи, и ссылаетесь на мудрость Змеи; кто вам дал право на это? Думаете ли вы принести достойные плоды покаяния, говоря: Отец наш - Авраам? - Не говорите: отец наш Авраам." И здесь Иоанн продолжает проповедь Будды: "Но стремитесь сделаться истинными людьми в тех условиях, в какие поставила вас жизнь. Истинный человек может быть воздвигнут на месте, попираемом вашей ногой. Поистине, Бог может из камней воздвигнуть детей Аврааму" (Лк. 3, 7 - 8). И затем он говорит, поистине продолжая проповедь Будды: "У кого есть две одежды, поделись с тем, у кого нет никакой" (Лк. 3, 11). "Пришли к нему и спросили: Учитель, что нам делать? (Лк. 3, 12) - в точности, как монахи однажды пришли к Будде, чтобы спросить: что нам делать? Все эти изречения выглядят как слова Будды или их продолжение.

Так проявляются существа на физическом плане, разрушая преграды времени. Устанавливая эти вещи, мы познаем единство религий и духовных провозвестий. Мы учимся понимать истинную сущность Будды не тогда, когда держимся общепринятого, а когда прислушиваемся к тому, что Будда действительно говорил. В пятом-шестом веке до нашей эры Будда говорил то, что мы знаем из его Бенаресской проповеди. Но уста Будды не умолкли. Он продолжает свою проповедь даже тогда, когда находится вне физического плана, инспирируя своим духовным телом Нирманакайя. И из уст Иоанна Крестителя слышим мы то, что хочет сказать нам Будда шесть веков спустя после своего воплощения в физическом теле. Таково единство религий. Каждую религию в ходе развития человечества мы должны брать в соответствующий момент и в ней искать живое, но не мертвое, ибо все развивается далее. Это мы должны учиться понимать и постигать. И тот, кто из уст Иоанна Крестителя не слышит речений Будды, подобен человеку, который, посадив однажды росток розы, и затем, когда последний, взойдя, покрывается цветами, не желает видеть то, что этот розовый куст произошел из посаженного им ростка, и говорит: "Это нечто совершенно другое". В действительности же то, что жило в ростке, цветет теперь в розах. То, что жило в Бенаресской проповеди, расцвело в Иорданской проповеди Иоанна Крестителя.

Так мы научились познавать другую индивидуальность в существе Иоанна Крестителя, о которой столь проникновенно говорит нам автор Евангелия от Луки. Мы учимся познавать это Евангелие лишь тем, что мы действительно проникаем к пониманию каждого слова в том смысле, в каком оно употреблено. В своем вступлении Лука говорит, что хочет пересказать сообщение тех, кто был "личнозрящими". Но эти последние видели не просто то, что происходит на физическом плане, но истинные духовные соотношения, которые давались в откровениях всех времен. Тот же, кто видит лишь события физического плана, скажет: за пять-шесть веков до нашей эры в Индии жил человек, бывший сыном царя Суддходаны и прозванный Буддой, жил также некогда Иоанн Креститель. Такой человек не видит того, что тянется от одного к другому. Ибо это можно увидеть лишь в духовном мире. Лука же говорит, что он рассказывает со слов "видевших", свидетелей. Недостаточно лишь принять то или иное слово религиозного провозвестия - мы должны научиться читать его в истинном свете. Выступающие при этом индивидуальности должны совершенно ясно стоять перед душой.

А это может случиться лишь тогда, когда мы знаем все, что впитали в себя. Одно должно быть еще сказано: индивидуальность, которая не спускалась на землю, должна развиваться в смысле тех способностей, коими обладает тело, в котором она воплощена. И воплощающееся существо должно с этим считаться. Предположим, что сегодня захотело бы воплотиться некое высокое существо; ясно, что оно могло бы рассчитывать лишь на то, чем сегодня может обладать человеческое тело. Познать истинную сущность такой индивидуальности может лишь ясновидящий, наблюдающий то, как сплетаются сокровенные нити внутри существа. Подобное существо, стоящее на высокой ступени развития, должно, однако, с самого детства работать над созданием такого зрелого тела, при посредстве которого в определенный момент развития могло бы выявиться то, чем было это существо в прежних воплощениях. Если такое существо должно пробудить в людях совершенно особые ощущения, то этому должно соответствовать и его земное воплощение так, чтобы его тело могло вынести то, что является содержанием его миссии. В духовных мирах это выглядит совершенно иначе, чем в физическом мире. Если какое-либо существо хочет возвестить людям исцеление от боли, освобождение от страданий, то для того, чтобы найти истинные слова, соответствующие человеческим чувствам, оно должно оценить всю глубину страданий.

То, что позже смогло сказать существо, скрытое в теле натановского Иисуса, было благовестием для всего человечества. Это было нечто, что должно было увести человечество от прежнего узкого кровного родства. Не отнять должно было оно кровное родство, не отринуть то, что станет между отцом и сыном, между братом и сестрой. Оно должно было присоединить к любви кровных родственников всеобщую человеческую любовь, связывающую души независимо от уз кровного родства. Все это должно было принести миру существо, явленное позднее в натановском Иисусе. Оно должно было принести такую любовь, такую углубленность любви, что не имеет ничего общего с тем, что связано с кровным родством. Но для этого существо, обитавшее в теле натановского Иисуса, должно было впервые узнать на земле, что означает не ощущать никаких кровных связей, не быть связанным с другими кровными узами. Лишь тогда оно действительно могло без примесей ощутить то, что действует от человека к человеку. Прежде всего оно должно было почувствовать себя совершенно свободным от всех кровных связей. Индивидуальность натановского Иисуса должна была сделаться не только "безродным" человеком, как Будда, который ушел с родины на чужбину, но прежде всего она должна была себя почувствовать свободной от всех кровных связей, даже возможностей каких-либо кровных связей. Она должна была ощутить всю глубину страданий, которые только может испытать одинокий человек, простившийся со всеми своими близкими. Индивидуальность, живущая в натановском Иисусе, должна была предстоять миру из глубин великого одиночества и несемейности. Кем же было это существо?

Мы знаем, что оно обитало до двенадцатилетнего возраста в соломоновском Иисусе; это была индивидуальность, дух Заратустры, ранее живший в соломоновском Иисусе. Отец его умер рано, и мальчик остался сиротой. Кроме него в этой семье были братья и сестры. Он остается в этой семье, пока Заратустра пребывает в теле соломоновского Иисуса. Достигнув 12-ти лет, он покидает эту семью, мать, братьев и сестер, и переходит в тело натановского Иисуса. Затем умирает Мать последнего, а затем и отец. И, приступая к своему служению в мире, он простился со своими кровными родственниками. Он не только совершенно осиротел, не только покинул братьев и сестер, но он должен был как существо Заратустры также отказаться от возможности основать свою собственную семью, иметь собственных потомков.

Ибо существо Заратустры покинуло не только отца и мать, братьев и сестер, но также собственное тело, перейдя в тело натановского Иисуса. Это существо подготовляло воплощение другого, еще более высокого Существа, долженствовавшего возвестить человечеству из тела натановского Иисуса великий призыв к всеобщей человеческой любви. И когда Мать и братья пришли к этому Существу, и когда ему передали: "Мать и братья Твои стоят снаружи и желают Тебя видеть", - то Оно могло из глубины души Своей, не оскорбляя ничьего благочестия, сказать, чтобы не было недоразумения, перед всем народом: "Это не они!", - ибо Заратустра покинул даже свое собственное тело, связывавшее его с этой семьей. И, указывая на тех, кто был с Ним в живом душевном родстве, Он поистине мог сказать: "Вот эти люди, внимающие словам Господа и исполняющие их, - они Мои мать и братья". (Лк. 8, 20 - 21). Столь буквально надо брать слова религиозных источников.

Для того, чтобы иметь возможность возвестить всеобщую человеческую любовь, надо было однажды воплотиться как Существо, которое могло действительно испытать покинутость во всем касающемся кровных связей. К этому Существу устремляются наши чувства, как бы по-человечески приближаясь к Нему, спустившемуся с горних духовных высот и выражающему все испытанное и выстраданное им как обыкновенным человеком. Потому-то наши сердца стремятся к Нему. И чем духовнее мы будем Его постигать, тем сильнее будут стремиться к Нему наши сердца и тем радостнее будет ликование наших душ.


См. также:
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 1-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 1-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 2-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 2-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 3-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 3-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 4-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 4-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 5-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 5-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 6-й доклад, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Штайнер, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist декабрь 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments