Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 10-й доклад, часть 2

Базель, 26 сентября 1909 г.

Итак, существовало два вида проникновения в духовный мир: один, представителем которого был Соломон и явившаяся к нему "царица Савская", "царица Южная", и другой, обозначавшийся "знамением Ионы", т. е. древняя инициация, при коей человек, выключенный на три с половиной дня из внешнего мира, достигал мира духовного. Далее Христос говорил: "Здесь более, чем Соломон, и более, чем Иона", (Лк. 11, 31 и 32), указывая на то, что в мир вступило нечто новое. Теперь уже духовное не сообщается просто эфирному телу человека путем внешнего откровения, как это было с Соломоном, но и не сообщается эфирному телу изнутри путем внутреннего откровения, сообщаемого особо подготовленным астральным телом человека эфирному телу, как это было у тех, кто отмечен "знамением Ионы". Ныне наступит момент, когда созревшее человеческое Я связуется с небесами, ибо силы небес связуются теперь с девственной частью человеческой души, принадлежащей небу, и которую человек губит, если отвращается от Импульса Христа, и наоборот, которой он содействует, когда пропитывается тем, что струится из Импульса Христа.



Таким образом, Христос Иисус включил в свое учение, в духе Евангелия от Луки, то, что как новый элемент появилось тогда на земле. И мы видим, что палестинское событие изменило все древние методы провозвестия духовного царства. Потому-то Христос Иисус, обращаясь к тем, которые благодаря известной подготовке могли хотя отчасти понимать Его, говорит: "Истинно, между вами есть люди, которые могут видеть Царствие Божие не только посредством Соломонова способа, т. е. путем откровения, или путем посвящения в смысле Ионы; если бы такие из вас не достигли бы ничего иного, то в этом воплощении они никогда не увидели бы Царствия Божьего; они умерли бы, не успев узреть его". Это означает, что такие люди не увидят Царствия Божьего до смерти, если они не будут посвящены, но тогда они должны пережить некое состояние, подобное смерти.

Этими словами Христос хотел показать, что существуют и такие люди, которые до своей смерти, посредством этого нового, вступившего в жизнь элемента могут увидеть Царствие Божие. Ученики сперва не поняли, о чем, собственно, говорит Христос. Он же хотел сказать им, что это именно они должны быть теми, которые до своей естественной смерти, а не той, которую переживают при посвящении, должны узнать тайну Царствия Небесного. Поистине удивительно то место Евангелия от Луки, где Христос, говоря о высоком откровении, замечает: "Говорю же вам истинно, есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие". (Лк. 9, 27). Но они все-таки не поняли того, что именно они, окружавшие Христа, были предназначены испытать могучее влияние этого Я, влияние Принципа Христа, посредством Которого они должны были непосредственно проникнуть в духовный мир. Духовный мир должен был им открываться без знамений Соломона или Ионы. - Произошло ли это в действительности?

Непосредственно за этими словами следует Преображение, когда три ученика - Петр, Иаков и Иоанн - вводятся в духовный мир и им является то, чему в духовном мире соответствуют Моисей и Илья, и, наконец, Само Духовное, обитающее во Христе Иисусе. (Лк. 9, 28 - 36). На один момент они заглядывают в духовный мир лишь для того, чтобы получить доказательство того, что в духовный мир можно проникнуть и без знамения Соломона или Ионы. Но сейчас же выясняется, что они лишь начинающие ученики, ибо они засыпают тотчас, как только властью всего происшедшего они были вырваны из своих физических и эфирных тел. Потому-то Христос Иисус находит их спящими. Этим путем Христос указывает на третью возможность проникнуть в духовный мир помимо знамений Соломона и Ионы. Тот же, кто тогда понимал знамения времени, знал, что Я должно развиваться, что теперь оно должно быть непосредственно инспирировано, что теперь божественные силы должны были непосредственно воздействовать на Я.

В то же время должно было быть показано, что тогдашние люди, даже если они были лучшими представителями человечества, не были способны воспринять в себя Принцип Христа. Начало в этом отношении должно было быть положено "Преображением", и в то же время надо было показать, что и ученики не способны вполне воспринять Принцип Христа. Поэтому, когда они хотели использовать этот Христов Принцип и исцелить человека, одержимого злым духом, силы тотчас оставили их и исцеление не удалось. Христос указывает тем самым на то, что они пока лишь начинающие, и говорит: "Я принужден еще долго оставаться с вами, пока вы научитесь переносить ваши силы на другого человека". (Лк. 9, 41). И Он исцеляет того, кого не смогли исцелить Его ученики. Далее Он указывает еще раз на тайну, скрывающуюся за всем этим: "Ныне настало время, когда Сын Человеческий будет предан в руки человеческие", т. е. ныне наступило время, когда то, что должен был развить из себя человек, исполняя свою земную миссию, должно постепенно проникать в людей, когда человеческое Я должно было быть передано человеку, дабы он смог в высшем образе узнать Христа. "Вложите вы себе в души слова сии: Сын Человеческий будет предан в руки человеческие. Но они не поняли слова сего, и оно было закрыто от них, так что они не постигли его". (Лк. 9, 44 - 45).

А теперь разве многие поняли эти слова? Но постепенно люди будут все более понимать эти слова о том, что Я - Сын Человеческий - должен был тогда быть передан людям. Далее Христос Иисус поясняет эти слова: современный человек является продуктом тех древних сил, которые были действенны тогда, когда люциферические существа еще не внедрялись в человека, но после появились люциферические силы и повлекли человека вниз. Все это отразилось на способностях, которыми обладает человек. Благодаря всему тому, что происходит из зародыша, к сознанию человека присоединилось то, что его влечет к низшим сферам.

Человек - двоякое существо. То, что он развил в себе до сих пор как сознание, - это всецело проникнуто старым, проникнуто люциферическими силами. Лишь то в человеке, где царит бессознательное и что является последним остатком развития Сатурна, Солнца и Луны, когда еще не было люциферических сил, лишь эта часть человека является ныне девственной его частью. Но эта часть может связаться со всем человеком лишь путем того, что должен развить в себе человек посредством Христова Принципа. Современный человек является поначалу продуктом наследования, слиянием того, что происходит от зародышей. И, развиваясь таким образом, человек с самого начала является двойственным. И эта двойственность уже проникнута люциферическими силами. До тех пор, пока человек еще не озарен своим собственным самосознанием, пока он своим собственным Я не в состоянии проникнуть в различие между добром и злом, - до тех пор он являет нам сквозь позднейшие наносы свою прежнюю природу. Лишь то, что является в современном человеке еще детским, есть последний остаток того существа, которое принадлежало человеку до тех пор, пока он не подпал под влияние люциферических существ.

Таким образом, в современном человеке мы имеем "детскую" часть и "взрослую" часть. Последняя пронизана люциферическими силами, которые оказывают на ее влияние с первого момента зарождения. Люциферические силы пронизывают также и ребенка, т. е. в обыкновенной жизни в человеке уже не проявляется то, что было заложено в него еще раньше, до люциферического влияния. Но это должно быть заново пробуждено силою Христа. Она должна связаться с лучшими силами детской природы человека. Она не должна связываться со способностями, испорченными человеком, с тем, что происходит из простого интеллекта рожденного существа; она должна соединиться с детской природой человека, исходящей из древности, т. е. с лучшим, что есть в человеке. Сила Христа должна возвродить это и исходя из этого оплодотворить все остальное. "Пришла же им мысль, кто из них был больше", - т. е. кто из них более пригоден для восприятия Христова Принципа. "Иисус же, видя помышление сердца их, взяв дитя, поставил его перед Собою и сказал им: кто примет это дитя во имя Мое - т. е. тот, кто во имя Христа соединяется с тем, что осталось от долюциферических времен, - тот Меня принимает, а кто примет Меня, тот примет пославшего Меня", т. е. Того, Кто послал на землю эту часть человека. (Лк. 9, 46 - 48). Здесь подчеркивается великое значение этой оставшейся детской части человека, которую необходимо оберегать и охранять.

Современный человек имеет в действительности хорошие природные данные. Можно приложить все усилия, чтобы развить в себе эти задатки, в чем обычно человек и преуспевает. Но так, как мы это делаем теперь, мы обращаем мало внимания на то детское, что осталось еще в человеке, ибо именно на этом обходном пути, через оставшееся детским должны быть согреты силой Христа остальные человеческие способности. Детское мы должны сделать мудрым, чтобы исходя из этого и другие способности снова стали мудрыми. В этом отношении каждый несет в себе детскую природу, которая, если она жива, обнаруживает восприимчивость к слиянию с Христовым Принципом. Силы же, находящиеся под люциферическим влиянием, как бы высоки они сами по себе ни были, все-таки, если они действуют одни в человеке, отклонят и высмеют все то, что может жить на земле как сила Христа; Сам Христос предсказал это заранее.

Так проясняется перед нашей душой смысл нового провозвестия в духе Евангелия от Луки. Когда древний посвященный, носивший на лбу знак Ионы, выступал среди людей, то в нем признавали того, кто возвещал духовные миры. Но лишь специально обученные люди могли по внешнему виду судить об этом. Нужны были особенные подготовления к тому, чтобы понять "знамение Ионы". Нужна была новая подготовка для того, чтобы приготовить новый способ познания, новый способ развития души для нового знамения, которое было больше знамений Соломона и Ионы. Современники же Христа Иисуса могли понимать лишь древний способ посвящения. Одним из наиболее известных способов был способ Иоанна Крестителя. Людям было совершенно чуждо все то, что Христос Иисус принес в мир как нечто совершенно новое, то, что Он искал человеческие души среди тех, которые выглядели совсем не так, как представляли себе таких людей раньше. Они предполагали, что Христос должен сидеть среди тех, кто шли путем древнего праксиса, и полагали, что именно им должен Он возвещать Свое учение. Потому они не могли понять, как может Он сидеть с теми, кого они считали грешниками. Он же сказал им: "Если бы Я возвещал то новое, что Я принес в мир, древним способом, если бы на место древней формы не явилась бы иная, то Я был бы подобен тому, кто ставит новую заплату на ветхом платье или наливает молодое вино в старые мехи, то же, что Мною даруется человечеству - это более, чем знамение Ионы или Соломона, и оно должно быть влито в новые мехи, в новые формы. И ныне все должны стремиться к тому, чтобы постигнуть это новое провозвестие в его новой форме". (Лк. 5, 36-37).

И те, которые должны были постигнуть это, те должны были понять это не посредством того, чему они научились, но посредством могучего влияния Я, посредством того, что было излито в них из духовной сущности Христа. Но к этому были предназначены не те, которые подготовлялись в смысле древнего учения, а те, которые прошли через ряд воплощений и несмотря на то, что казались простыми людьми, могли понять излитую в них Христом силу веры. Потому и им также должно было быть явлено некое знамение, которое и было дано прилюдно. То, что на протяжении 1000-летий происходило в храме мистерий - прохождение через "мистическую смерть", - это должно было открыто произойти на мировой арене. Все то, что таинственно происходило в великих храмах посвящения, это выступило теперь наружу и предстало перед миром как единственное событие Голгофы. Интенсивным образом выступило перед человечеством то, что обыкновенно происходило с посвященными в три с половиной дня, в течение которых совершалось древнее посвящение. Потому знакомый с сущностью события на Голгофе должен был описывать его таким образом, каким оно было в действительности: древнее посвящение, ставшее историческим фактом и поставленное на передний план мирового развития.

Вот что произошло на Голгофе. То, что немногие посвященные видели раньше в храмах посвящения, когда проходили через состояние подобное смерти, благодаря которому они убеждались в том, что духовное всегда будет преобладать над физическим, что духовно-душевное человека принадлежит духовному миру, - все это должно было теперь единожды произойти перед лицом всего человечества. Посвящение, вынесенное на арену мировой истории, - вот что означает событие Голгофы. Но тем самым это посвящение совершилось не только для тех, кто был близок к этому событию, но и для всего человечества. И то, что излилось тогда с Креста на землю, - это излилось для всего человечества. Поток духовной жизни исходит из тех капель крови, которые вытекли тогда на Голгофе из ран Христа, и проникает во все человечество. То, что как мудрость исходит из древних провозвестников, должно было теперь как сила излиться в человечество через Христа. Именно в этом и заключается огромная разница между событием Голгофы и учениями других основателей религии.

Необходимо более глубокое понимание, чем обычное современное человеческое понимание, для того, чтобы постигнуть все то, что произошло тогда на Голгофе. В начале земного развития человеческое Я было физически связано с кровью. Кровь является внешним выражением человеческого Я. Люди все больше усиливали бы свое Я, и, если бы не появился Христос, то они пошли бы по пути развития эгоизма. События на Голгофе спасли человечество. Что должно было излиться? То, что явилось излишней субстанцией Я, т. е. кровь. Кровь, излившаяся из ран Христа на Голгофе, должна была служить продолжением того, что началось на горе Елеонской: капли пота, как кровь, падали с чела Спасителя. Истекшая тогда кровь является знамением того, что как излишек эгоизма в человеческой природе должно быть принесено в жертву. Поэтому мы должны глубже проник нуть в духовное значение жертвы, принесенной на Голгофе. То, что произошло на Голгофе, - это не может понять химик, т. е. человек, изучающий это событие чисто внешним, интеллектуальным путем. Если бы кто-нибудь химически исследовал кровь, излившуюся на Голгофе, то он нашел бы в ней те же вещества, что и в крови других людей. Тот же, кто исследует эту кровь путем оккультного изыскания, убеждается в том, что эта кровь, по существу, является другой кровью; благодаря преизбытку крови люди должны были бы проникнуться эгоизмом, если бы на землю не пришла бесконечная любовь, и оккультный исследователь находит эту любовь пронизывающей кровь Христа. И целью автора Евангелия от Луки было именно описать, как пришла в мир, благодаря Христу, эта бесконечная любовь, которая постепенно должна была изгнать из человеческой души эгоизм. Каждый из Евангелистов описывает именно то, что соответствует сияющей перед ним цели.

Если бы мы могли заглянуть еще глубже в соотношения отдельных Евангелий, мы увидели бы, как исчезают все противоречия, на которые указывает материалистическое исследование, так же точно, как на наших собственных глазах пропали все противоречия в предыстории Иисуса из Назарета, когда мы познали все то, что относилось к биографии Иисуса. Каждый из Евангелистов описывает то, что ближе всего к его точке зрения. Поэтому Лука описывает то, что восприняли благодаря особой подготовке "самозрящие и свидетели Слова". Он описывает струящуюся, изливающуюся любовь, прощавшую даже то ужаснейшее, что может произойти в физическом мире; с Креста раздались слова, являющиеся выражением идеала этой любви - прощение злейшего, что могло быть совершено: "Отче, прости им, ибо не ведают, что творят". (Лк. 23, 24). Он, свершивший на Кресте Голгофы, бесконечное из своей бесконечной любви, умолял о прощении распявших Его.

И еще раз Евангелия говорят нам о силе веры. Следует укрепить то, что заключено в человеческой природе, что должно излиться из нее. Одного присутствия этого довольно, чтобы отторгнуть человека от чувственного мира, как бы сильно он не был с ним связан. Представим себе человека, который в силу совершенных им всевозможных преступлений тесно сросся с чувственным миром и этим же чувственным миром был приговорен к наказанию; представим себе, что он все-таки спас в себе то, что может в нем зародить силу веры, тогда он будет отличаться от другого, который не в состоянии зародить в себе этого, - так же, как отличались друг от друга два разбойника. Один человек лишен веры, над ним приведен в исполнение приговор. У другого есть эта вера, как слабый огонек, просвечивающий в духовный мир, - и такой человек не может потерять связи с духовным. Поэтому ему должно быть сказано: "Так как ты знаешь, что ты связан с духовным миром, еще сегодня ты будешь со Мною в раю". (Лк. 23, 43). Так звучат слова с Креста по Евангелию от Луки, слова веры и надежды в истине и любви.

Человек, проникнутый любовью, струившейся с Креста Голгофы, может посмотреть вглубь будущего и сказать: "Постепенно все земное развитие должно видоизмениться таким образом, чтобы обитающий во мне дух шаг за шагом преобразовывал бы все физическое земное бытие". То, что было до люциферического влияния - Принцип Отца. Дух, воспринятый нами, - мы постепенно возвратим Отцу. Но весь наш дух мы пронижем Принципом Христа, и наши руки станут выражением того ясного отчетливого образа, что живет в нашей душе. Так же, как наши руки созданы не нами, но Принципом Отца, - они будут проникнуты Принципом Христа. По мере того как человек будет переходить от воплощения к воплощению в то, что совершает человек в своем внешнем теле, будет постепенно струиться то, что излилось в него из Мистерии Голгофы, вплоть до Принципа Отца, - так что весь внешний мир будет проникнут Принципом Христа. Люди станут переживать ту невозмутимость, что прозвучала с Креста и что ведет к высочайшей надежде в будущем, к идеалу: пусть возродится во мне вера и любовь; тогда во мне будет жить вера и любовь, и я знаю, что когда они сделаются достаточно сильными, они пропитают собой все внешнее. Я знаю, что тогда Принцип Отца будет проникнут ими. Надежда будущего человечества примкнет к вере и любви, и люди поймут, что в будущем они должны будут приобрести эту невозмутимость. Если только есть во мне вера и любовь, я смогу надеяться, что то, что во мне живет от Христа Иисуса, будет постепенно передаваться внешнему миру. И лишь тогда люди поймут слова, высоким идеалом прозвучавшие с Креста: "Отче, в руки Твои передаю дух Мой". (Лк. 23, 46).

Так звучат слова Любви, Веры и Надежды в Евангелии, которое описывает нам, как в душе Иисуса из Назарета соединились два прежде обособленных духовных течения. То, что до тех пор было дано человечеству как мудрость, это влилось в него как душевная сила, как высокий идеал Христа. Задачей человеческой души является необходимость все лучше понять то, что нам возвещено таким провозвестием как Евангелие от Луки, для того, чтобы человеческой душе все живее звучали проникновенные слова, раздавшиеся с Креста. Когда в людях разовьются духовные способности, дарованные духовной наукой, то они будут чувствовать, что с Креста прозвучало не что-то мертвое, но живое Слово. Тогда люди скажут: "Мы начинаем понимать, что живое Слово заключено в Евангелии от Луки". Так духовная наука должна постепенно раскрывать то, что скрыто в религиозных источниках.
Конечно, по отношению к Евангелию от Луки целого цикла докладов недостаточно для того, чтобы раскрыть все.

Многое осталось необъясненным, не говоря уж о том, что в источнике с таким всеобъемлющим содержанием многое должно остаться необъясненным. Но, идя по пути, указанному этими докладами, вы сможете все глубже проникать в Евангелие от Луки, и ваши души будут все более созревать для восприятия скрытого за внешним живого Слова. Духовная наука, или теософия, - учение не новое. Это прежде всего инструмент для постижения того, что было дано человечеству. Она дает возможность понять религиозные источники христианского откровения. Если вы ее поймете в этом смысле, то не будете более говорить: есть христианская теософия, а есть теософия иная. Есть лишь одна теософия, или духовная наука, одно средство для возвещения истины. Мы применяем его для того, чтобы дать человечеству сокровище духовной жизни. Одну единственную духовную науку мы применяем для объяснения и Бхагавад-Гиты, и Евангелия от Луки. Это и составляет великое преимущество духоведения, что оно может проникать в любое духовное сокровище, дарованное человечеству, оно не ограждается ни от какого провозвестия, дарованного человечеству.

Евангелие от Луки проникнуто инспирацией любви, и все то, что вы учились познавать посредством духоведения в Евангелии от Луки, будет стремиться в вашу душу и даст вам возможность не только взирать на тайны окружающего, на то, что открывает нам духовные подосновы бытия, но и понять то, что скрывается за проникновенными основополагающими словами: "И на земле мир, в человеках благоволение", т. е. мир в человеческих душах, в которых обитает благая воля. Ибо Евангелие от Луки изливает горячую любовь в человеческую душу, благодаря которой обретается мир на земле. Этот мир есть прекраснейшее из отражений, могущих возникнуть, когда божественные тайны открываются земле. То, что может быть явлено, это должно отразиться на земле и, как отражение, вновь подняться в духовные миры. Если мы научимся понимать духовную науку именно в этом смысле, она откроет нам тайны божественно-духовных существ и духовного бытия, и отражение этого откровения будет жить в наших душах как любовь и мир - прекраснейшее отражение, отдающее Земле то, что струится с высот.

И так мы можем принять слова Евангелия от Луки, прозвучавшие тогда, когда Нирманакайя Будды струила свои силы на натановского младенца Иисуса. Откровения изливаются из духовных миров на землю, они отражаются в человеческих сердцах как любовь и мир в той мере, в какой люди раскрываются тому, что Принцип Христа подлинно раскрывает в центральной точке человеческого существа, в его Я, - поистине доброй воле. Это ясно звучит из следующих слов Евангелия от Луки, когда мы их верно понимаем: "Откровения духовных миров из высей и их отражения в человеческих сердцах несут мир тем людям, которые в ходе земного развития хотят раскрыть в себе благое воление".


См. также:
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 1-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 1-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 2-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 2-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 3-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 3-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 4-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 4-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 5-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 5-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 6-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 6-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 7-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 7-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 8-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 8-й доклад, часть 2
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 9-й доклад, часть 1
- Рудольф Штайнер. Евангелие от Луки. 9-й доклад, часть 2

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Штайнер, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist november 15, 07:57 5
Buy for 100 tokens
С разрешения издательства публикую фрагмент из книги: Ирина Зорина. Распеленать память. СПб.: Изд-во Ивана Лимбаха, 2020. — 560 с., ил. ISBN 978-5-89059-395-5 Купить книгу: https://limbakh.ru/index.php?id=8062 Аннотация: Книга Ирины Николаевны Зориной — из разряда подлинных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments