Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Как развивалась Турция после военного переворота 1980 года

Из монографии Н.Г. Киреева "История Турции XX век" (М.: ИВ РАН, 2007)

12 сентября 1980 г. высшее военное руководство страны взяло власть в свои руки. Созданный генералами Совет национальной безопасности (СНБ) во главе с начальником генерального штаба К. Эвреном распустил парламент, отстранил от власти правительство С. Демиреля, приостановил деятельность политических партий. Против происламской Партии национального спасения (ПНС) и профашистской Партии националистического движения (ПНД) военная прокуратура организовала судебные процессы, предстали перед судом также левацкие террористические организации. Одновременно власти провели массовые и жестокие преследования левых партий и организаций, вновь, как и в 1971 г., подверглась запрету воссозданная Рабочая партия Турции. СНБ запретил забастовки, запретил вторую по влиянию в стране профсоюзную конфедерацию ДИСК. Единственной легальной профконфедерацией оказалась «Тюрк-Иш», сторонница социального мира, невмешательства профсоюзов в политику.


В центре - Халиль Тургут Озал - во время пребывания у власти с 1983 по 1991 годы (сначала в качестве председателя Совета министров, затем президента), благодаря экономическим реформам — повысил ВНП Турции до высокого уровня, который был эквивалентен уровню Османской империи в 1908 году.

В восточных районах страны с ещё большим размахом развернулись карательные операции против курдов, приобретшие характер крупных военных действий с участием десятков тысяч сражающихся с той и другой стороны. В октябре 1981 г. власти решили вообще распустить все партии. Эта мера позволила СНБ активно вмешаться в процессы формирования заново политических группировок и создания затем на их основе новых партий. Лидер ПНД А. Тюркеш был задержан через два дня после переворота 12 сентября, затем были задержаны сотни членов партии и организаций «идеалистов». Помимо 587 обвиняемых, перед судом предстали 16 руководителей. Расследование продолжалось 6 месяцев, среди пунктов обвинения - попытка насильственной замены конституционного режима на режим личной власти, создание вооружённых организаций, и многое другое. Для 220 человек, включая Тюркеша, обвинение потребовало смертную казнь, для остальных - 5-20 лет тюрьмы. В числе обвиняемых были 125 безработных, 20 - учащиеся, каймакамы, солдаты и др.

С 1974 г. активисты партии убили 694 человека, включая бывшего руководителя ДИСК Кемаля Тюрклера. В тексте обвинения говорилось о зарождении фашизма, о связи с ним течения «идеалистов». Наряду с усилиями идеалистов внутри и вне страны по организации и подбору кадров с 1968 г. началось массовое систематическое вооружение - со ссылкой на предупреждение радикального левого движения. Обвинение определило доктрину Тюркеша как национал-социалистическую. По аналогии с именем фюрер он называл себя фюрером («башбуг»). Под контролем этой легальной партии возникли даже «освобождённые районы», некоторые губернаторы и местная полиция были членами ПНД, она контролировала 37 печатных органов.

Турецкая публицистика 1980-90-х годов накопила обильный материал по итогам расследования судов госбезопасности и СМИ относительно террористической деятельности упомянутых организаций, неизменно подчёркивая широкое привлечение в террор молодёжи. Так в переизданной в 1996 г. брошюре «Признание» излагалась одиссея одного из юных «идеалистов» - Омера Танлака, подробно описывалась система обучения, идеологической обработки молодых «серых волков», а также руководящие структуры этой системы, деятельность в ней Тюркеша. Следующим шагом после установления фашистской диктаторской власти должно было быть создание государства Туран с объединением всех тюрок и мусульман на одной территории под лозунгом: «Одна нация, одно государство». В реализации этих идей важную роль должны были сыграть, кроме различных идейных и культурных обществ, также боевики - «серые волки».

В этой среде «прославился» и молодой террорист - «серый волк» Мехмет Али Агджа. Впервые он был упомянут в турецких СМИ как подозреваемый в убийстве 1 февраля 1989 г. популярного турецкого журналиста - демократа Абди Ипекчи, издателя газеты «Миллиет». Арестованный 11 июля того же года в Стамбуле он вскоре, 25 ноября, бежал из тюрьмы. Как потом выяснилось, покушение на папу Иоанна Павла Второго 13 мая 1981 г., в Италии совершил всё тот же Мехмет Али Агджа. Обращает на себя внимание тот факт, что после начала преследования военным режимом «серых волков» и «идеалистов» (это преследование оказалось непродолжительным) на общеевропейском уровне стали намного заметнее действовать националистические ассоциации турок в Европе. Их активность не столь заметна, как активность исламистов, более того, некоторые общества тюркистов предпочитают существовать в Европе в единстве с ассоциациями исламистов, в частности с обществами-мечетями. Такого рода общий «зонтик» несомненно облегчает турецким радикалам-националистам возможность националистической пропаганды в чуждой культурной, идеологической среде, особенно в Германии.

Много ли «серых волков» в Германии? Автор исследования об истории турецких «серых волков» Поултон, ссылаясь на данные германской полиции, называет число турецких националистов, включая «серых волков», 6-7 тыс. Член Партии националистического движения Турции Феридун Тимур считает, что во всех трудностях турецких эмигрантов в Германии виноват Гельмут Шмидт, убеждённый, что потенциально турецкое население составляет чрезвычайно большую угрозу для стран ЕС, «он, - по словам Феридуна, - бьёт во все колокола, чтобы напомнить европейцам, что через 30-40 лет численность турок достигнет 100 миллионов и сравняется с численностью Германии и Франции... Они готовы запугивать мир "турецкой опасностью"... За этим стоит стремление узаконить распространение повсюду европейской цивилизации в качестве мировой. Европа столь высоко развита, что рассматривает себя как самого справедливого судью, более того, как судью для всего мира».

Среди арестованных после военного переворота 1980 г. были и исламисты, включая лидера Партии национального спасения Н. Эрбакана. Несомненно, те 8 месяцев, которые провел Эрбакан в тюрьме, лишь усилили его антикемалистские настроения, равно как и враждебность к армейской верхушке. Только в 1987 г. Н. Эрбакану были возвращены политические права, после чего он был избран генеральным председателем партии и с тех пор оставался безусловным лидером легального политического движения в исламских кругах Турции, участвуя одновременно в политической активности заграничного центра Милли гёрюш. Что касается лидеров возрождающихся тарикатов, чаще других в турецких СМИ встречалось имя Фетхуллаха Гюлена (Фетхуллаха-ходжи), руководителя религиозной общины, носящей его имя и вместе с тем разделяющей идеи нурджизма. Фаик Булут в одной из своих книг («Армия и ислам») приводит протоколы допросов лиц, замешанных в 1970-е годы в антиконституционной деятельности как последователей ордена нурджистов Саид-и Нурси, причём имя Фетхуллаха-ходжи часто приводится в текстах допросов в качестве активного проповедника учения нурджизма, а также шариата в целом.

13 сентября 1980 г. военные предприняли попытку арестовать Ф. Гюлена, но ему удалось скрыться. Силы безопасности вновь задержали Гюлена в 1986 г., однако вскоре освободили, считается, что это было при вмешательстве Т. Озала, поскольку именно при Озале «начала сиять звезда Гюлена», его общиной были осуществлены крупные капиталовложения в бизнес и просветительные учреждения. Установив жёсткий контроль над политической ситуацией, военные инициировали реализацию Программы экономической стабилизации от 24 января 1980 г. За обновление стратегии экономического развития, отказ от многих исторически отживших принципов государственного вмешательства в экономику, выступила большая часть политической элиты страны. Вместе с тем даже апологеты крайнего либерализма признавали, что «не следует выступать в целом против государственного патернализма», это «может плохо кончиться для предпринимателя».

Известный социолог Дж. Талас, предупреждая против чрезмерного увлечения новых властей монетаристскими идеями М. Фридмена, писал о стабилизирующей роли государства в социальной жизни, в частности в попытках увеличить занятость, ликвидировать безработицу. Точки зрения различных кругов по поводу возможных путей совершенствования модели «смешанной экономики» были сопоставлены на организованном в 1981 г. военным режимом Втором экономическом конгрессе в Измире (по аналогии с первым, который состоялся по инициативе Ататюрка в 1923 г.). Тургут Озал, в то время - член правительства, ответственный за организацию этого форума, подчёркивал на конгрессе, что этатизм для Турции - дело прошлое и он «был не целью экономического развития, а вынужденной необходимостью переходного периода». Он напомнил, что закон 1938 г. о статусе ГЭО, предусматривал, что они «могут быть переданы частной инициативе, если условия для этого окажутся благоприятными».

В речи на конгрессе главы военного режима Кенана Эврена много внимания было уделено принципам кемализма, высказываниям Ататюрка по поводу экономической политики, необходимой для условий Турции. «Ататюрк, - напоминал К. Эврен, - говорил о том, что в условиях Турции не следует ждать в экономических делах результатов лишь от деятельности индивида; успех важных и больших дел обеспечивается участием государства». Выступивший с большим докладом известный учёный, сторонник преимущественного развития частной инициативы проф. Осман Окъяр напомнил, что кемалисты обратились к этатизму с учётом социальных и экономических реалий. Как отметил О. Окъяр, к деятельности госсектора в развивающихся странах есть два подхода. В соответствии с одним возникает вера в то, что госсектор - лучше частного и в отличие от частного госсектор действует в национальных интересах. Отсюда госсектор - само собой разумеющаяся цель, он неприкосновенен, даже священен. Другой подход к задачам госсектора - способствовать ускорению развития экономически отсталой экономики, нет причин, чтобы это средство было неизменным и неприкосновенным. «Государство - не цель, а средство, его вечность и неприкосновенность отвергаются». Осман Окъяр признавал в своём докладе, что передача, частичная или полная, государственных экономических организаций частному сектору не представляется возможной при нынешнем положении, такие меры подходят лишь для тех сфер, где крупный частный капитал уже силён, например в текстильной промышленности.

В ноябре 1982 г. путем референдума была принята новая конституция Турции. В ней подтверждался республиканский, демократический, светский и социально-правовой статус турецкого государства, основные права и свободы личности, включая свободу частного предпринимательства, право частной собственности и право наследования имущества. Вместе с тем, как и ранее, за государственной властью признавалось право в необходимых случаях обобществления недвижимости, находящейся в частной собственности, с условием её выкупа. Конституция устанавливала однопалатную структуру Великого национального собрания Турции с числом депутатов в 400 человек. Выборы в ВНСТ предусматривались один раз в пять лет.

Исполнительная власть была представлена президентом, избираемым ВНСТ на семь лет из его же членов, а также правительством, главу которого назначал президент также из состава ВНСТ. В социально-экономической сфере функции государства были полностью сохранены, а некоторые заметно расширены. Так, новая статья (43) устанавливала, что «берега», то есть морское побережье, берега озёр и рек, а также соответствующая прибрежная полоса «находятся под юрисдикцией и во владении государства». В ст. 46 было подтверждено право государства на обобществление.

В конституции 1982 г. были подробно перечислены задачи планирования, подтверждалось, что природные богатства и ресурсы находятся под юрисдикцией и во владении государства, право на их поиск и разработку принадлежит государству. Специально было оговорено, что государство «осуществляет меры по развитию кооперирования». Положения конституции в целом уточняли модель смешанной экономики, признавали важную роль в экономике «европеизирующегося» государства. После принятия новой конституции военные власти последовательно и в намеченные сроки осуществили меры по переходу к гражданскому правлению. В результате победы на парламентских выборах 6 ноября 1983 г. (211 депутатских мест из 400) созданной перед выборами Партии отечества (ПО) власть в стране была передана гражданскому правительству, возглавляемому лидером этой партии Т. Озалом.

С этого времени можно говорить о более решительном переходе правящей элиты страны к либеральной платформе внутренних преобразований. Не противопоставляя военной верхушке, ПО в то же время сумела представить к выборам эту платформу как единственно возможную гражданскую альтернативу военному режиму в сложившихся условиях. Суть первых законодательных мер правительства Озала состояла, во-первых, в отмене монополии государства на ряд отраслей экономики и допуск в них частных компаний; во-вторых, в начале уже не декларативной, а фактической приватизации государственных экономических организаций (ГЭО). О новых принципах деятельности государства в условиях реорганизации социально-экономической структуры было сказано и в тексте принятого в 1984 г. пятого пятилетнего плана развития (1985-1989 гг.). В нём подчёркивалось, что государственные капиталовложения в промышленность и торговлю уже не составляют основные объёмы капиталовложений. Дальнейшее развитие эти принципы получили и в последующих пятилетках.

В законах 1980-х годов впервые в истории республики конкретно прописывались формальности, согласно которым государственное объединение, предприятие, а также государственные доли (иногда объединяемые в «пакеты») акций в смешанном государственно-частном либо частно-государственном становились частными и подчинялись уже Торговому кодексу. Самым для того времени смелым шагом правительства Т.Озала считается принятый в июне 1986 г. закон 3291, получивший в Турции наименование Кодекса приватизации. Согласно статьям 5-го раздела закона государственное предприятие или учреждение, объединение даже самого высшего уровня, подчас занимавшего монопольное положение в какой-либо отрасли, а также государственный пакет акций в капитале смешанной компании могли стать частной собственностью - личной или корпоративной.

Даже неполное и краткое перечисление экономических мер второй половины 1980-х - начала 1990-х годов свидетельствует о том, что это были действительно реформаторские меры, как о них говорил Тургут Озал. Был отменён существовавший с 1930-х годов жёсткий контроль государства над валютной системой, либерализированы режимы импорта, деятельности иностранного капитала, поощрения экспорта, ограничено в значительной мере вмешательство государства в ценообразование. Участие государства в экономике правительство Т. Озала предполагало ограничить лишь теми областями, где частный сектор не мог рассчитывать на получение приемлемого дохода. Речь шла тогда о таких сферах, как оборонная промышленность, коммунальное обслуживание, здравоохранение, образование, промышленная инфраструктура. Всё, что могло быть приватизировано, законодательно открывалось для местного и иностранного частного капитала.

Во имя успеха первых шагов по приватизации власти пустили в продажу на Стамбульской фондовой бирже государственные акции весьма прибыльных компаний Неташ и Телеташ, - телекоммуникационных фирм, входивших в структуру ПТТ (почта, телеграф, телефон) со смешанным турецко-иностранным капиталом. К началу 1991 г. пятнадцать предприятий и учреждений трёх ГЭО (Петким, Сумербанк и Турецкие авиалинии - ТХЙ), пять банков и собственность (акции) в совместно используемых 64 компаниях были переведены под контроль специально учреждённого при совете министров Управления по общественному акционированию (УОА) для последующей приватизации.

Широко использовалась при этом практика торгов, тендеров, давно уже получившая законодательное признание в Турции. Стремясь привлечь мелких и средних вкладчиков, власти подчёркивали «народный» характер первых продаж государственной собственности. Оказывалось воздействие на персонал приватизируемых предприятий, ему часто предоставлялось преимущественное право приобретения акций. Однако уже в первых оценках не было уверенности, что приватизация приведет к широкому «народному» акционированию. Приватизация на первом этапе шла нарастающими темпами и за счёт иностранных покупателей. В августе 1989 г. фирма ССП, сервисный партнер известной авиакомпании САС, приобрела в блоке 70% государственных акций сервисной компании Усаш, обеспечивающей организацию питания в крупнейших турецких аэропортах.

В октябре 1989 г. французской группе «Семан франсез» были проданы пять цементных заводов Читосан (анкарский, балыкесирский и др.). Реализация этих сделок отличалась затяжным, вялотекущим характером, поскольку указанные продажи опротестовывались затем судом, принимались решения об их отмене. Таким образом, вслед за первыми шагами по приватизации госсобственности через продажу последовали и первые шаги судебных инстанций по отмене некоторых актов продажи, чаще всего Конституционным судом. Таких решений, как свидетельствует практика приватизации, было принято немало, однако не обо всех информация попадала в турецкие СМИ, в целом процедуры «исполнения» приватизационного «листа» нельзя считать прозрачными, а информацию по их итогам - исчерпывающей.

До своего поражения на выборах в октябре 1991 г. правящая тогда Партия отечества смогла подготовить список 112 государственных компаний, подлежащих приватизации. По итогам первого этапа приватизации оказались преувеличенными ожидаемые от приватизации интенсификация производства и поступления извне новейшей технологи; за некоторыми исключениями иностранный капитал вяло отреагировал на приватизационные усилия Турции.

Главное содержание внутриполитической жизни Турции конца 1980-х годов - осмысление парламентских выборов, состоявшихся в ноябре 1987 г., определённая демократизация политической жизни, усиление гражданской власти. В выборах участвовали практически все заново созданные ещё перед выборами 1983 г. партии. Партия отечества получила 292 места (почти 65% мест в парламенте), Социал-демократическая народническая партия (СДНП) - 99 мест (22,5%), Партия верного пути (ПВП) - 99 мест (22,5%). Воссозданная с новым названием Рефах (Партия благополучия - ПБ) происламская партия, возглавляемая Эрбаканом, оказалась со своими 7% вне парламента. Та же судьба постигла и ПНД (2,81% голосов).

Как можно судить по итогам выборов, ПО продолжала оставаться самой крупной, самой влиятельной партией, сохраняя мандат на либеральную реконструкцию общества. Вместе с тем доля поданных в её поддержку голосов заметно сократилась, референдум 6 сентября 1987 г. отменил запрет на политическую деятельность влиятельных ранее, до переворота, лидеров партий, они действовали уже независимо от ПО. Постепенное ослабление авторитарности всё более сказывалось на политической жизни Турции. Заметно возросла деятельность оппозиции и её критика властей, в стране все более активными стали выступления демократических кругов. С конца 1987 г. стала обсуждаться возможность легальной деятельности Объединённой коммунистической партии Турции, созданной в результате слияния КПТ и Рабочей партии. Руководители новой партии Нихат Саргын и Хайдар Кутлу прибыли в страну, однако были немедленно арестованы, подвергнуты допросам, пыткам.

Все более очевидной становилась двойственность властей в политике поддержки ислама. Политика либерализации Т. Озала способствовала восстановлению исламом статуса одного из самых влиятельных институтов не только духовной, но и политической жизни в стране. При нём появились многочисленные религиозные фонды-вакуфы социального назначения, стипендии для неимущих учащихся школ и вузов, интернаты для таких учащихся. Часто за такими вакуфами уже стояли религиозные ордена, а за орденами и их руководителями - крупный капитал из исламских государств. Новое законодательство предоставило особые льготы инвесторам из Саудовской Аравии, Ливии, Ирана, Ирака, Кувейта, ОАЭ, Бахрейна и Катара. Вместе с тем на протяжении долгого времени власти, по инициативе прежде всего военного руководства страны, продолжали преследовать в судебном порядке действительных и мнимых сторонников шариата, противников светской власти, то ужесточая, то смягчая практику реализации соответствующих правовых норм.

Внешняя политика Турции в 1980-е годы, как её формулировали правящие круги, была направлена на обеспечение национальной безопасности страны. Одним из условий безопасности считалось развитие военно-политического сотрудничества с США, участие в НАТО. Турция продолжала добиваться также экономической и военно-политической интеграции с Западной Европой путём вступления в Европейское сообщество. В рамках доктрины национальной безопасности уделялось внимание также развитию связей с соседними государствами, в том числе с СССР. Основной фактор, который определял в 1980-е годы в Турции союзнические отношения с США, был следующим: союз с США расценивался как гарантия обеспечения безопасности страны, как основной источник военной и экономической помощи. Правящие круги Турции расширяли с помощью США военную промышленность страны, в частности налаживали сборку или производство самолётов, вертолётов, ракет, зенитной артиллерии, электроники и другого военного снаряжения.

Этому способствовало и подписанное 29 марта 1980 г. турецко-американское соглашение о сотрудничестве в области обороны и экономики. Главное в соглашении - право США на использование их вооружёнными силами военных баз на территории Турции, а также на их модернизацию, расширение и строительство новых баз. Американские самолёты, находившиеся в Турции, предназначены были главным образом для нанесения ядерного удара по советской территории; самые совершенные американские базы электронного слежения наблюдали за СССР с целью сбора разведывательных данных военного характера, хотя США использовали их и против стран Ближнего и Среднего Востока. Соглашением предусматривалось использование американцами базы ВВС в Инджирлике, двух радиоэлектронных, радионавигационной и сейсмической станций и семи сооружений связи.

В соответствии с ростом значения Турции в стратегии США (особенно с конца 1970-х годов) росла и американская военная помощь. Её суммарный объем в 1981-1988 гг. превысил 4 млрд. долл. Что касается невоенной сферы, в Турции высказывалось недовольство внешнеторговой политикой США, направленной на ограничение ввоза турецкого текстиля и одежды, турецкой стали и других товаров. Значительную экономическую помощь оказывала Турции ФРГ, сохраняя в турецкой внешней торговле первое место. Западногерманская военная помощь к 1986 г. составила около 1450 млн. марок. В рамках военной помощи стороны предусматривали сооружение в Турции предприятий по ремонту танков, завода запасных частей для них, создание производства дизельных танковых моторов. ФРГ оказывала Турции помощь в модернизации морских доков, в строительстве подводных лодок, поставляла канонерки, фрегаты, ракеты и другое вооружение и снаряжение. Турция же представляла свою территорию ФРГ в качестве учебных полигонов для западногерманских вооружённых сил.

Особое место в отношениях двух стран занимали проблемы въезда турецких рабочих и их социальное положение в ФРГ, где в 1986 г. проживало уже около 1,5 млн. турок. В 1987 г. Турция официально обратилась с просьбой о принятии её в ЕС, однако западные эксперты сочли, что с точки зрения экономического развития Турция не готова к вступлению в ЕС. В Европе также потребовали, чтобы Турция занялась должным образом проблемами демократии и прав человека в стране, что является условием принятия в ЕС.

Одна из важных тем внешней политики Турции 1980-х годов - отношения с соседней Грецией. С целью укрепления турецких позиций на Кипре 15 ноября 1983 г. была провозглашена независимость турецкой общины под новым названием - Турецкая республика северного Кипра (ТРСК). Только Турция признала ТРСК, утверждая, что правительство Республики Кипр является представителем лишь греческой общины острова, несмотря на то, что оно общепризнанно на международной арене и Республика Кипр - член ООН. Важное место в отношениях Турции с Грецией занимали спорные проблемы Эгейского моря. К ним относятся проблемы милитаризации греческих островов, расположенных вблизи турецкого побережья, длительные споры велись также вокруг территориальных вод этих островов.

Важным направлением внешней политики правительства Озала было сближение с мусульманскими странами с целью развития торговли и экономического сотрудничества, установления с ними взаимопонимания в отношении стратегических задач в регионе. Стремление улучшить отношения с арабскими странами проявилось в позиции Турции в отношении политики Израиля. Турция осудила оккупацию Израилем арабских земель, присоединилась к требованиям вывода израильских войск с этих территорий к границам 1967 г. После провозглашения Израилем в июле 1980 г. Иерусалима своей «вечной столицей» Турция закрыла в августе генеральное консульство в Иерусалиме, а в ноябре снизила дипломатические отношения с Израилем до уровня второго секретаря.

Во второй половине 1970-х и особенно в 1980-е годы значительно развивалась торговля Турции с мусульманскими странами, которые заняли почти такое же место в её внешнеторговом обороте, как и страны ОЭСР (Организация экономического развития и сотрудничества). Это объясняется ростом в 1970-е годы цен на нефть, а также расширением турецкого экспорта в эти страны. Его росту способствовали развитие в стране экспорториентированных отраслей экономики, а также ирано-иракская война. Занимая нейтралитет в отношении этой войны, Турция получила значительный дополнительный рынок сбыта своих сельскохозяйственных и промышленных товаров. Для 1980-х годов характерно развитие на Ближнем и Среднем Востоке деятельности турецких строительных фирм. В 1986 г. сумма подрядов турецких фирм в арабских странах составляла более 16 млрд. долл., самые большие подряды фирмы выполняли в Ливии, Саудовской Аравии, Ираке.

Турция принимала участие в деятельности Организации Исламская конференция (ОИК), хотя как светское государство и член НАТО она не участвовала в принятии Устава ОИК. Особая позиция Турции состоит и в том, что, несмотря на решения ОИК о разрыве мусульманскими странами отношений с Израилем, она этого не сделала. Особенность отношений Турции в указанный период с Ираном и Ираком - сотрудничество в подавлении курдского движения. Турция предложила в 1984 г. Ираку и Ирану переброску турецких войск через границы с этими странами для разгрома в приграничных районах курдских баз. Иран не дал согласия, однако на приграничной территории Ирака турецкие войска операции против курдов проводили.

Советско-турецкие отношения в годы этого десятилетия развивались в рамках договорённостей, достигнутых по итогам визита в СССР в 1978 г. премьер-министра Турции Б. Эджевита, когда был подписан Политический документ о принципах добрососедского и дружественного сотрудничества между СССР и Турцией. Предусматривалось расширение экономического и технического сотрудничества, торгового, культурного обмена и обмена в других областях. Ввод в Афганистан советских войск изменил в худшую сторону отношение правящих кругов Турции к СССР, вместе с тем отношения между двумя странами, в частности экономическое сотрудничество, сохранялись на прежнем уровне. Новый стимул развитию советско-турецких отношений придал визит в Советский Союз Т. Озала, состоявшийся 28 июля - 5 августа 1986 г. Переговоры с турецким премьер-министром расширили перспективы для дальнейшего развития взаимовыгодного сотрудничества между СССР и Турцией в торгово-экономической и культурной областях, для продолжения диалога с целью укрепления добрососедства и взаимопонимания между двумя странами.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Гюлен, Турция, история
Subscribe

Posts from This Journal “Турция” Tag

promo philologist september 12, 02:21 2
Buy for 100 tokens
Исполнилось 100 лет со дня рождения Станислава Лема (1921-2006), польского писателя-фантаста, философа, футуролога. Приведу фрагмент из его интервью, данного по случаю 150-летия со дня рождения Ф.М. Достоевского изданию "Przyjaźń" в 1971 году: "Достоевский принадлежит, на мой взгляд,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment