Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Фидель Кастро о распаде Советского Союза: "Советские люди разрушили самих себя"

Фидель Алехандро Кастро Рус (род. 1926) — кубинский революционер, государственный, политический и партийный деятель, руководитель Кубы в 1959—2011 годах. Занимал посты Председателя Совета министров (1959—2008), Председателя Государственного совета Кубы (1976—2008) и Первого секретаря ЦК правящей Коммунистической партии Кубы (1961—2011). Под его руководством Куба была преобразована в однопартийное социалистическое государство, промышленность и частная собственность национализированы, проведены масштабные реформы в рамках всего общества. На международном уровне он являлся Генеральным секретарём Движения неприсоединения в 1979—1983 и 2006—2009 годах. Ниже приведен фрагмент из книги: Фидель Кастро. Моя жизнь. Биография на два голоса / Ф. Кастро, И. Рамоне ; [пер с исп. Т.В. Родименко, И.П. Луна Артеага]. - М.: РИПОЛ классик, 2009.


www.transcend.org

- После распада Советского Союза и других стран Восточной Европы были обнародованы трагические факты. Подтвердилось, что произошла масштабная экологическая катастрофа, что инфраструктуры находятся в плачевном состоянии. Вы сами говорили, что медицина уже не действовала...

Действовала с недостатками, но в десять раз лучше, чем сейчас.

- Были раскрыты огромные трудности в повседневной жизни, и появилось своего рода царство мафии, астрономическая коррупция. Сами партийные кадры присвоили себе значительную часть национальных богатств. В конечном итоге семьдесят лет советского социализма так и не привели к созданию «нового человека». Во-первых, Вы подозревали о существовании всех разоблаченных явлений? И во-вторых, отразились ли они на Ваших собственных убеждениях?

Сейчас я Вам отвечу. Вы перечислили целый рад явлений; некоторые из них были известны до распада СССР, но многие стали известны после этого. Нужно их как следует проанализировать. Я со многим не был согласен. Например, когда я приезжал в Москву, то всегда выражал недовольство, что ко мне приставляли какого-нибудь члена партии, чтобы он меня повсюду сопровождал, и я, практически, превращался в его собственность. Я видел мелкие подлости, зависть, эгоизм. Все это существовало в СССР, как и повсюду, и в гораздо большей степени — в капиталистическом обществе. Признаю, что все эти недостатки существовали, но в значительно меньшей степени, чем в других странах. Давайте рассмотрим каждый факт один за другим. Назовите первый.

- Экологическая катастрофа.

Это правда. Мир не знал о том, что живет на грани экологической катастрофы, и Запад установил этот факт первым. Советские люди не ведали об экологической угрозе, и на такой огромной территории, какую занимал СССР, в этом, возможно, трудно было убедиться. Но экологические катастрофы, случившиеся там, подобны тем, что происходили в Европе и США.

- А Чернобыль?

Что касается Чернобыля, действительно был причинен огромный ущерб, но единственная причина трагедии заключается в типе реакторов, в том, что они были не водяные, а на графите. Но раньше уже происходили другие экологические катастрофы: разрушения в Мексике, в Центральной и Южной Америке; насчет сельвы Амазонки не стихают споры, как ее спасти, если ее еще можно спасти. Экологическое опустошение — всемирное явление, и на самом деле ответственность за это нельзя возлагать на СССР.

- Но, например, Аральское море. Советские люди приняли решение изменить русла рек, и Аральское море постепенно высыхает по причине промышленной гигантомании.

Но это не эксклюзивная проблема. Об этом много спорили руководители СССР от Хрущева до Брежнева и другие. Люди стремились производить. Например, в Казахстане внедрили производство пшеницы, и каждый из руководителей искал пути повышения урожайности. Они также искали способы освоения так называемых голодных степей Узбекистана, я там был, и тогда был предпринят забор воды из горных рек. Производились миллионы тонн хлопка. Я думаю, что технология применялась ошибочно. Они не знали, даже не подозревали, что, претворяя в жизнь крупномасштабные проекты, могли вызвать громадную экологическую катастрофу. Я помню, как Хрущев говорил мне о таких планах, как поднятие целины, повышение производительности. СССР с упорством пытался делать то же самое, что США И конечно, развивалось сельское хозяйство, расширялись поливные площади посевов и т. д., но осложнялись проблемы с соляными отложениями. <...>

- Инфраструктура, пути сообщения, железные дороги, автодороги, телефонная связь, система энергоснабжения — все это в плохом состоянии.

Я должен пояснить, что не заинтересован в том, чтобы защищать что-либо плохое из того, что допустили советские люди. Я пришел к мысли, которой придерживаюсь и сейчас, что без ускоренной индустриализации, на которую был вынужден пойти СССР — в значительной мере по вине Запада, из-за его блокады, вторжения и развязанной им войны, — он не выстоял бы под натиском нацистов и потерпел бы поражение. Советские люди в самый разгар войны смогли перевезти заводы за Урал и запустить их, когда еще не было крыши над цехами. Они совершили огромный подвиг, один из самых достойных в истории, притом что до этого были допущены многие политические ошибки. Эти ошибки заслуживают самой серьезной критики.

Вспоминая наши отношения, которые длились более 30 лет до распада, я думаю, что в СССР был избыток бензина, потому что бензин остается после производства горючего и дизельного топлива для промышленности, транспорта и сельского хозяйства. В этой стране общество не было потребительским, там не было избытка частных автомобилей и крупных потребителей бензина, как в США и Западной Европе. Думаю, что это преимущество. Думаю, что для избыточных объемов бензина в 1960-е годы СССР не нашел бы рынка сбыта. Другого объяснения нет для невероятно высокого расхода бензина двигателями, установленными на грузовых и полугрузовых машинах, джипах и автомобилях советского производства. Уж мы-то это знаем лучше кого бы то ни было, поскольку приобретали десятки тысяч советских машин, и за 30 лет никогда не было недостатка в советских судах, груженных бензином.

Следует отдать дань справедливости — не было недостатка и в судах с нефтью, промышленным горючим или дизельным топливом. Оборудование с дизельными двигателями было намного эффективнее. Но, в действительности существовало технологическое отставание СССР в различных сферах производственной экономики, что обернулось большими потерями в борьбе социализма против империализма и его союзников. Любопытно, что СССР являлся страной, которая создала наибольшее количество научно-исследовательских центров и проводила наибольшее количество исследований и, за исключением военного сектора, менее всего применяла в своей собственной экономике весь объем созданных изобретений. Автодороги были узкие. Может быть, из соображений безопасности не строились широкие автострады. По той же причине железнодорожные пути отличались от европейских путей по ширине. В развитии этого вида транспорта советские люди достигли значительных результатов.

Может быть, вагоны не отличались роскошью, но железнодорожный транспорт, который, без всякого сомнения, был намного дешевле автомобильного, позволял добраться до самых отдаленных уголков этой огромной страны. Сегодня частные автомобили потребляют большую часть бензина, производимого нефтеперерабатывающими заводами. В США ежедневное потребление бензина превосходит 8 с половиной миллионов баррелей, и это действительно недопустимо, потому что ведет к скорому истощению мировых запасов нефти. А информатику в СССР тоже не развивали, при этом у них были тысячи способнейших инженеров. Чем Вы можете это объяснить? Для этого нет объяснений, причина этому — ограниченность во взглядах. Можно было только подивиться.

А янки, наоборот, развивали информатику быстрыми темпами. В некотором отношении советские люди отличались посредственностью, но не в исследованиях, проблема коренилась в применении изобретений. В СССР исследования велись шире; они первыми полетели в космос, а в космос не летают без информатики. <...>

- Продолжим разговор об СССР. После его распада повсюду появилось своего рода царство мафии, была раскрыта коррупция гигантских размеров.

Сейчас я проведу анализ. Капитализм является создателем всякого рода зародышей, и мафию породил капитализм. Все эти зародыши существуют. И при социализме тоже, потому что у людей есть потребности; нужно сеять знания, добро и поощрять это. Мы боремся, даже сейчас мы еще ведем интенсивную борьбу, потому что Революция начинается с того, что рушит все существующие законы. Я помню, как мы открыли, что существует культура бедных и культура богатых. В культуре богатых все очень прилично: покупаю, плачу. А в культуре бедных другое: как достать тот или иной продукт? Как украсть его у богатого или кого бы то ни было? Многие скромные семьи, хорошие люди, патриоты, говорили сыну, который работал, например, в гостиничном секторе: «Послушай, стащи простыню, стащи подушку, принеси мне то, принеси мне другое». Такое поведение рождается от культуры бедных, и когда происходят социальные изменения, еще долгое время сохраняются нажитые привычки.

Если бы на Кубе исчез социализм, если бы мы последовали советам Фелипе Гонсалеса и его сторонников, здесь тоже, и повсеместно, распространились бы мафия и все худшее от капитализма, наркотики и преступность включительно. Есть целые секторы нашего общества, которые до сих пор не удалось изменить, но мы полны энтузиазма, потому что ясно видим, как они могут быть постепенно преобразованы с помощью настоящей революции в образовании. В СССР, наверное, произошло то же самое; на самом деле я не знаю, какой масштаб в СССР имели все те явления, о которых Вы говорите, потому что в этой стране было достаточно школ, активно велись исследования и преподавание в вузах находилось на высоком уровне.

Тем не менее человек остается человеком, и мы не можем его идеализировать. К счастью, я полон надежд на то, что этот человек, со всеми своими недостатками и ограничениями, обладает достаточными способностями, чтобы сохранить себя, и достаточным умом, чтобы себя улучшить. Если бы я в это не верил, у меня бы не было причин бороться до самого конца жизни. Я бы сказал: «Смотрите, этому уже ничто не поможет, этот все равно потерпит поражение». Так что можно сколько угодно сравнивать, и я думаю, что та или иная причина может объяснить то, что, кажется, лишено оправдания, — просто существуют явления другого порядка.

- Вы на Кубе не провели то, что во времена Горбачева называлось перестройкой, всеобщий пересмотр функционирования системы. Вы думаете, что здесь нет необходимости проводить перестройку и что это помогло защитить Революцию?

Вот, что я Вам скажу: в Советском Союзе имели место исторические явления, которых здесь не было. Здесь не было сталинизма, в нашей стране никогда не было ничего подобного: злоупотребление властью, культ личности, памятники и тому подобное. Здесь в самом начале Революции был издан закон, запрещающий присваивать улицам или объектам имена руководителей или воздвигать в их честь памятники. В общественных заведениях отсутствуют портреты членов правительства; мы всегда были категорически против культа личности. Такой культ здесь незнаком. Нам незачем исправлять ошибки, допущенные в других странах. У нас также не было насильственной коллективизации сельского хозяйства, ничего подобного у нас не было. Мы всегда соблюдали один принцип: строительство социализма — задача свободных людей, стремящихся построить новое общество. Нам незачем исправлять ошибки, которые никогда не были допущены.

Затей мы «перестройку», американцы были бы рады, потому что на самом деле советские люди разрушили самих себя. Если бы мы распались на десять фракций и началась бы жестокая борьба за власть, вот уж были бы рады в США; американцы тогда сказали бы: «Теперь мы наконец-то избавимся от Кубинской революции». Начни мы реформы такого типа, у которых нет ничего общего с кубинской действительностью, началось бы наше саморазрушение. Но мы этого не допустим, в это должна быть внесена ясность.

- Вы интересовались усилиями Горбачева преобразовать СССР?

Знаете, у меня сложилось отрицательное мнение обо всем, что делал Горбачев в определенный момент своего руководства. Он мне нравился вначале, когда говорил о применении науки в производстве, интенсивном развитии производства, основанном на повышении производительности труда, а не на строительстве все большего количества заводов; этот путь уже был исчерпан, и нужно было пойти по пути интенсификации производства. Никто не мог с этим поспорить: выше и выше производительность, интенсивное применение технологии. Горбачев также говорил о противодействии нетрудовым доходам. Такими были первые заявления Горбачева, вначале они показались нам очень правильными; он даже выказал свое отрицательное отношение к злоупотреблению алкоголем, и это также мне показалось вполне правильным. Думаю, что там решение этой проблемы затруднено; для этого требовались долгие наставления, потому что русский народ давно знает, как делается водка перегонным способом. Я даже разговаривал с Горбачевым на эту тему.

Я также объяснял ему необходимость для СССР придерживаться других методов в отношениях с другими партиями; в этих отношениях — и не только с коммунистическими партиями, а также с левыми партиями и всеми прогрессивными силами вообще — нужен был более широкий взгляд на вещи.

- К остальным коммунистическим партиям просоветского образца у них был довольно гегемонный подход, не так ли?

Знаете, я не из тех, кто начинает критиковать исторических персонажей, сатанизированных мировыми реакционными силами, в угоду буржуазии и империалистам. Но допускать глупость, не отваживаясь говорить то, что я обязан сказать, я тоже не буду. В Советском Союзе, по традиции абсолютистского правительства, иерархического менталитета, феодальной культуры или по каким-то другим причинам, зародилась тенденция к злоупотреблению властью, особенно привычка навязывать власть одной страны, одного государства, одной гегемонной партии другим странам и партиям. В течение более сорока лет мы поддерживали отношения с революционным движением Латинской Америки, причем крайне близкие отношения. И нам никогда не приходило в голову указывать кому-либо, что он должен делать. Кроме того, мы постепенно открывали для себя, как ревностно каждое революционное движение защищает свои права и прерогативы.

Вспоминаются переломные моменты: после распада СССР многие остались одни, среди них мы, кубинские революционеры. Но мы знали, что должны были делать. Во многих местах вели борьбу другие революционные движения. Я не буду говорить кто и где, но речь идет об очень серьезных движениях. В той отчаянной ситуации, после крушения СССР, нас спрашивали, продолжать ли борьбу или искать мирного соглашения с оппозиционным движением, зная прекрасно, к чему мог привести этот мир. Я отвечал: «Вы не можете спрашивать о нашем мнении, бороться ведь будете вы, и вы будете погибать, не мы. Мы знаем, на что готовы; но только вы можете принять решение по этому вопросу. И мы поддержим решение, которое вы примете». В этом наиболее полно проявилось уважение к другим движениям — на основе нашего знания и опыта и учитывая огромное уважение, которое испытывали люди к нашей Революции.

В тот момент мы не могли думать о преимуществах или неблагоприятных последствиях для Кубы тех решений, которые принимали революционные движения. За ними был самостоятельный выбор, и каждое из них в решающий момент приняло свою линию.

- Вы познакомились с Борисом Ельциным?

Да. Я познакомился с Борисом Ельциным, он был видным секретарем партии в Москве, обладавшим множеством новых идей, желавшим ответить на требования столицы, способствовать развитию города. Я обратил его особое внимание на то, как важно сохранить историческую часть города, предотвратить ее разрушение. У Ельцина была идея построить парники для снабжения Москвы; он был очень критичен и требователен ко всем кадрам до такой степени, что мы издавали его речи из-за суровости, с какой он критиковал недостатки, ошибки. В Москве я ему сказал: «Сохраняйте здания, являющиеся достоянием нации, потому что старая Москва по вашей вине почти исчезла; вы построили другой город».

Ельцин нанес нам визит проездом в Никарагуа и провел с нами длительные переговоры. Как-то, будучи с визитом в Москве, я завел разговор с Ельциным по некоторым вопросам и сказал, что мне непонятно, как можно поддерживать одни и те же цены уже сорок лет на некоторые продукты, бывшие в дефиците, ведь это вело к определенным проблемам. Цены на икру оставались такими, как при Сталине. Я сказал Ельцину: «Вы сохраняете такими низкими цены на некоторые продукты, что просто их разбазариваете. Хлеб слишком дешевый, — говорил я, — и многие покупают хлеб для откорма кур и их продажи на „свободном крестьянском рынке"». Я наблюдал слишком большие расходы, слишком много продавалось дешевых продуктов, это было антиэкономично, когда в стране произошло столько перемен, а в мире денежная масса возросла; не всегда это были продукты первой необходимости. Имели место многочисленные случаи растрат и утечки средств. Я тогда о многом разговаривал с Ельциным. Он еще не был президентом России.

- Какими были ваши отношения с Горбачевым?

То же самое. У меня были хорошие отношения с Горбачевым. Рауль познакомился с ним давно во время поездки в Советский Союз и поддерживал с ним дружеские отношения. Я много беседовал с Горбачевым, был с ним знаком, мы часто разговаривали. Он умный человек, это была одна из его черт. К нам он всегда был действительно дружески настроен, вел себя по-приятельски, чувствовалось его уважительное отношение к Кубинской революции. Пока он находился у власти в Советском Союзе, он сделал все возможное, чтобы не ущемить интересы Кубы и чтобы отношения между нашими странами не ухудшились. Это человек с добрыми намерениями, поэтому я не сомневаюсь в том, что Горбачев был настроен бороться за усовершенствование социализма, я в этом не сомневаюсь.

Но он не нашел решений для огромных трудностей, которые существовали в его стране. Он сыграл, несомненно, важную роль в процессах, начавшихся в Советском Союзе, и в последующей катастрофе. Горбачев не смог сохранить Советский Союз как великую страну и как великую державу. Наоборот, его последующие ошибки и слабости способствовали распаду. Мы ему посоветовали, как я уже говорил, чтобы на конгрессы, на памятные события, которые организовывались в СССР, приглашали не только коммунистические партии, но и левые и прогрессивные силы. Во время урагана он позвонил нам по телефону и выслал помощь, все было очень хорошо. Мы составили начальный план, хороший, я вам говорю, на основе идей об интенсивном производстве, которое должны были развивать.

Потом начались уступки в области международной политики, уступки в стратегическом вооружении, во всем, и даже как-то раз Горбачев обратился с просьбой о консультации к Фелипе Гонсалесу и ИСРП. Он мне сам рассказал, кажется, в одном из параграфов письма. Положение Горбачева уже осложнилось. Письмо меня поразило, но не удивило. И я принял как данность тот факт, что социализм в СССР был отброшен на сто лет назад.

- Вы в какой-нибудь момент учитывали, что ваша безопасность была гарантирована военным потенциалом Советского Союза?

Никогда. В определенный момент мы пришли к убеждению, что в случае прямого нападения на нас со стороны Соединенных Штатов советские люди никогда не вступили бы за нас в борьбу. Мы не могли их об этом просить. При таком развитии современной технологии было наивностью полагать или ожидать, что СССР вступит в борьбу с Соединенными Штатами в случае их вторжения на островок, который находится всего лишь на расстоянии 90 миль от американской территории. И мы пришли к полной убежденности в том, что помощь нам никогда бы не была оказана. Мало того, мы напрямую спросили об этом как-то раз советских людей за несколько лет до исчезновения СССР: «Скажите нам откровенно — вы поможете?» «Нет», — ответили они. И мы знали, что нам так ответят. И тогда, более чем когда-либо, мы ускорили развитие наших концепций и усовершенствовали тактические и стратегические идеи, благодаря которым победила наша Революция. После того ответа мы углубили наши концепции, стали сильнее и сегодня мы можем утверждать, что наша страна с военной точки зрения неуязвима, и не в силу обладания оружием массового поражения.

- После распада СССР многие предсказывали конец Кубинской революции. Как вы выдержали?

Страна пережила ошеломляющий удар, когда вдруг, за одну ночь, развалилась огромная дружественная держава и оставила нас одних, совсем одних, и мы потеряли все рынки для сахара и перестали получать продукты питания, топливо, даже дерево на гробы, чтобы хоронить наших мертвых по-христиански. В одночасье мы остались без топлива, без сырья, без продуктов питания, чистящих веществ, без всего. И все думали: «Им конец», и некоторые глупцы до сих пор думают, что нам придет конец, если не сейчас, то позднее. И чем больше иллюзий они питают, чем больше они так думают, тем больше должны думать мы, тем больше выводов мы должны сделать, чтобы никогда наш народ не опустил руки.

Соединенные Штаты усилили блокаду. Вошли в силу законы Торричелли и Хелмс-Бертона, оба закона экстратерриториального характера. Наши рынки и источники основных поставок внезапно исчезли. Потребление калорий и белков сократилось почти до половины. Но страна выжила и значительно продвинулась вперед в социальной сфере. На сегодняшний день восстановлена значительная часть снабжения в области питания, и быстрыми темпами Куба продвигается вперед в других сферах. Почему мы выдержали? Потому что Революция всегда опиралась, опирается и будет опираться все больше и больше на поддержку народа, народа умного, становящегося с каждым новым испытанием более сплоченным, более культурным и боеспособным.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Горбачев, Куба, СССР, социализм
Subscribe

Posts from This Journal “Куба” Tag

promo philologist 18:46, wednesday 1
Buy for 100 tokens
Мой муж, Виталий Шкляров, гражданин США и Беларуси уже почти 7 недель находится в белорусской тюрьме как политзаключенный. Его обвиняют в том, что 29 мая он якобы организовал в городе Гродно несанкционированный митинг в поддержку арестованного лидера белорусской оппозиции Сергея Тихановского.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments