Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Обращение научного руководителя ИНИОН РАН Юрия Пивоварова к сотрудникам Института

Уважаемые сотрудники ИНИОН! На расширенной дирекции (18.08.2016 г.) я неожиданно узнал, что вопрос с переездом окончательно решен. «Неожиданно» – потому что мне и другим ранее говорилось, что все это еще вилами по воде писано. Со всей ответственностью заявляю: если мы это допустим, Институту будет нанесен смертельный удар. Тема переезда никак не обусловлена заботой о лучшем размещении ИНИОН. Наверное, каким-то людям нужно это здание целиком. Вот и все мотивы. Худо-бедно (и худо, и бедно) мы как-то приспособились к постпожарной ситуации. Мы остались в том районе Москвы, где исторически сложился комплекс академических социо-гуманитарных институтов. Рядом с нами библиотечно-библиографические отделы ИНИОН в этих институтах (17 из 20).



В одном частном телефонном разговоре мой собеседник и я обсуждали тему переезда, мною было высказано предположение – многие, живущие неподалеку, не поедут, он ответил: может быть на это и есть расчет. Вот логика чиновничества. Не поедут. Балласт, старичье. – Именно эти люди в 90-е–нулевые–десятые сохранили ИНИОН, частичку русской культуры и науки. Неужели мы выбросим белый флаг? Призываю к сопротивлению: мы остаемся, мы выполняем государственное задание (вдумайтесь: в катастрофический 2015-й мы его выполнили), мы в связке с нашими подразделениями на Нахимовском 51/21 (историческое здание) и Дм. Ульянова 3 (тоже – историческое). Какие возможности для «не уходить»?

Не уходить. Упереться. Обращаться в СМИ и гос. органы. Для сведения: наш протест против переезда (адресовано А.В. Дворковичу, А.А. Фурсенко, В.Е. Фортову, М.М. Котюкову) подписали (в порядке подписей): В.А. Виноградов, Ю.С. Пивоваров, И.В. Зайцев, Т.Г. Пархалина, М.Б. Шнайдерман, В.С. Качан, А.Ю. Долгов. Вот еще темы, которые должны нас беспокоить в первую очередь.

1. Попытаться воздействовать на формирование проекта восстановления нашего здания. Обязательно: большое книгохранилище! Мы должны продиктовать, ч т о будет в начинке нового здания. Попытаться также узнать: не планируются ли нам «соседи». Противостоять, если планируются.

2. Решительный отказ от помещений на «Кантемировской». Все резоны этого отказа сформулированы в решении нашего Ученого совета. Согласие на Кантемировскую – это «мюнхенская» политика по отношению к необходимости большого книгохранилища.

3. Сохранение типографии. Какими бы «расчетами» ни пытались оправдать этот шаг, это приведет, в конечном счете, к отказу от издательской деятельности. И это означает полную гибель.

4. Прекратить пораженческие и провокационные по сути разговоры о необходимости «модернизации» Института. На протяжении своей полувековой истории он и так постоянно менялся. Не знаю другого такого социо-гуманитарного института РАН, который в рамках наличных финансовых и юридических возможностей, так гибко эволюционировал, адаптировался к потребностям времени.

Разговоры о «модернизации» суть прикрытия развала Института. Это ведь признание, что мы – плохи, несовременны, отстали. Вранье! За последние годы мы сделали много шагов вперед, мы по-прежнему среди тех, кто задает тон в развитии социо-гуманитарного знания. Нас уважают, ценят во всем научно-интеллектуальном мире.

И если кто-то, не имеющий даже приблизительной информации о нас, пытается нас хоронить и предложить взамен несостоятельную альтернативу, то мы обязаны, сплотившись, ответить: «Нет».

5. Сохранить в бумажной (что автоматически предполагает и электронную) версии в с е наши издания.

По прежнему, чтобы ни говорили «Аннибалы прогресса», все крупнейшие библиотеки мира и России подписаны на подавляющее большинство наших периодических изданий (прежде всего БУ и РЖ). Это – залог нашего присутствия в мировом научном сообществе.

Сохранение наших изданий на бумажном хранителе ни в коей мере не означает отказ от их электронных к о п и й. В разрядку это слово написано потому, что, по мнению руководителей крупнейших библиотек мира (США, Соединенное королевство, Франция, Германия, Италия, Китай etc.), бумага по-прежнему (особенно после создания сверхпрочной «японской бумаги» в конце 80-х гг. ХХ в.) является наиболее надежной «хранительницей» содержания. К тому же, сверхбурный прогресс IT всегда ставит вопрос о переконвертации.

6. Держаться за наши классические жанры – библиография, реферирование, аналитические обзоры, специализированные информации. Этого – никто у нас не делает. Потребитель есть. Наша задача в том, чтобы всегда доходить до него.

Хочу вам всем сказать: совокупность библиографического–реферативного–обзорного–переводческого материала, созданного за 50 лет (с 1966 г.) не имеет аналогов в мировой культуре и науке. С 1967 г. как потребитель, с 1976 г. как активный участник, с 1998 г. как руководитель, свидетельствую – это один из важнейших прорывов отечественной мысли и гуманитарной науки. Это и «окно в Европу», и опыт строгого самопознания, и миссия культуртрегерства, и лаборатория с о в р е м е н н о г о мышления.

Буду до последнего защищать э т о.

Ю.С. Пивоваров

источник

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: ИНИОН, РАН, Юрий Пивоваров, письма
Subscribe
promo philologist июль 4, 18:41 6
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья, я принял участие в конкурсе профессионального мастерства книжной премии «Ревизор–2020» в номинации "Блогер года". Вы можете поддержать меня и мой книжный блог в интернет-голосовании, открытом на сайте журнала "Книжная индустрия" (регистрация там…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments