Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Дмитрий Петров о "хохочущей жестокости" советского журнала "Крокодил"

В интервью корреспонденту издания Schwingen.net Марине Охримовской писатель Дмитрий Петров рассказал об истории знаменитого сатирического журнала «Крокодил». Дмитрий Петров – журналист и писатель, автор биографий Василия Аксенова, Джона Кеннеди, других видных политиков, писателей, учёных.


Дмитрий Петров – журналист и писатель.

– Дмитрий, кое-что о «Крокодиле» широкой публике известно. Впервые он увидел свет в 1922 году. Выходил три раза в месяц, порой тиражом 6,5 миллионов. А в 2000-м кончились деньги и «Крокодил» вместе с ними. Понравилось это не всем. Попытки спасения сатирического национального достояния увенчались неуспехом. Уже думали, что его потеряли… А что было дальше?

Д. П.: Всё так да не совсем так. Тот «Крокодил», что начался в 1922-м году, в пору грёз и мечтаний о новом мире, пробыл с читателями до 1992 года. И ушел. Уплыл в крокодильи омуты. Почему? Не столько потому, что денег не стало. А потому что прежние авторы не освоили новый язык. Тот, на котором надо было говорить с публикой, в те годы читавшей. Вспомним: «Огонек», «Новый мир», «Октябрь», «Знамя»… Открытия, разоблачения, откровения… Это – конец 80-х, перестройка. А 1991-92-й – уже новая Россия. Иная эра, иной язык, новый разговор. Вести его «крокодильцы» оказались не готовы. Вот и не получилось найти или заработать рубли для издания. В 2001 году группа энтузиастов устроила «Новый крокодил» и издавала его до 2004-го, пока были деньги. Затем пришли новые люди и купили «Крокодила». С зубами и хвостом. С бланками «пресса» и почетными грамотами. И уникальным архивом. А с 2005-го запустили снова. В другом обличии и с другим содержанием. Как говорят граждане склонные к звериной серьезности: «лучше отвечающим требованиям времени». Этот «Крокодил» прожил до кризисного 2008-го.

— А затем в 2014 году группа журналистов, писателей, дизайнеров, блогеров под предводительством Сергея Мостовщикова – автора нескольких легендарных издательских проектов и главреда последнего «Крокодила» – вдохнула в него новую душу. Отобрали лучшие за 70 лет рисунки и тексты. Распределили их по периодам и темам, дописали своё и издали 12 ярких книжек-альбомов истории глазами сатирического журнала. Каким был этот взгляд? Держал «Крокодил» ушки на макушке? Нос по ветру? А может, фигу в кармане?

Д. П.: Крокодилу важны зубы. И желтый пристальный взгляд. И – нос по ветру. То есть – нюх. Острый. Классовый. Что касается фиги в кармане, то и она имелась у ряда авторов. В 20-е годы. Пока не выяснилось, что система может сжевать любого. И с косточками, и с фигушками. Тогда – с начала 30-х – стали крайне важны ушки на макушке. Ну а нашей команде 2014 года, что решила написать «Историю глазами “Крокодила”. ХХ век», с самого старта нужны были самоирония, смелость, внимание и терпение. Ведь прочесть все номера «Крокодила» с 1922 по 1992 год – это, без шуток, – не шутка. Особенно, когда всё яснее видишь: там мало сатиры и юмора. А надо было всё это не только прочитать, но и описать. А имея дело с постоянной ложью. Лицемерием. Хохочущей жестокостью. Безжалостным фарсом ужасов – это оказалось не так уж и весело.



– Позвольте вопрос как эксперту «крокодиловой» сатиры. Давеча «малости и мерзости» были не то, что нынче? Лично Вы о чём думали, что переживали, списывая историю у «Крокодила»?

Д. П.: Да, конечно. И мерзости. И малости. И крайняя беспощадность при полном отсутствии жалости… отличались от нынешних. Причем – в каждую эпоху – по-своему. Глядите: 22-й год – Лев Троцкий. Лев! Царь зверей. Красный вождь. Френч. Горящий взор. Преподает пролетариям уроки октября. А вот – год 27-й. Троцкий – жалкий попугай. А вот – конец 30-х: перед нами – кровавый нацист, палач. Вот такие были малости. А потом пришла эра ТВ и предъявила свои требования к мерзостям. Породив формулы типа «случайность? не думаю…» Ну а лично мне при работе с крокодильей историей… Приходилось всё время держать себя в руках. Потому что, ведь понимаете, всё вот это вот 70 лет делали талантливые, одаренные люди. Так что часто становилось не очень по себе. Но чтение и помогало. Ведь в «Крокодиле», во всяком случае, в первые годы продолжали жить традиции аверчинковского «Сатирикона», а рядом – блистательного русского авангарда 20-х годов. Да и после там публиковали сотни очень талантливых, качественных, смешных историй, фельетонов, стихов и рисунков, забавных шаржей.

– У зверя-крокодила что-то около 60 зубов. Можно посчитать зубастость журнала «Крокодил» в каждый исторический период по 60-балльной шкале?

Д. П.: Зубастость нарастала по мере того, как зверь матерел. И отмирала по мере того, как он старел. В 20-х это юный злой крокодильчик-подросток. В 30-х – беспощадный убийца. В войну – занятый особой охотой. В конце 50-х – слегка подобревший. А потом – клацающий всё, что попало на зуб. Но зрение ослабело, а зубки – тупились. Ведь не понятно: как рисовать карикатуры на Горбачева и Буша – одновременно? Пришлось уплыть. Потом зубастость вернулась. Но это было уже совсем другое существо. Нет, не вегетарианское. Просто вступившее в новый исторический период.



– Мне «Крокодил» запомнился доступным – журналом для простых, нормальных советских и российских людей. А «История глазами «Крокодила». XX век» адресована кому?

Д. П.: Смею предположить, «нормальных» и «паранормальных» рассудит время. Советских людей еще немало. Покупают ли они дорогие альбомы с не слишком адаптированными текстами? Думаю, им привычнее и ближе телевизор. Впрочем, где видели возможность – мы «переводили». Наверное, не очень правильно заставлять читателя лезть в Википедию: а кто это – Литвинов? Или – что за страшные «меделисты-морганисты»? И почему им не место в советской науке… Да. Мы переводили. Это требовало усидчивости. И, конечно, владения русскими языками разных эпох.

– Человеку века XXI предлагается вековая сатира из отдельно взятой страны. К какому больному месту её прикладывать? У лекарства не вышел срок годности?

Д. П.: А это было – лекарство? И если да, то – от чего? Ведь когда видишь злые карикатуры на российских крестьян и священников, которых выдают за врагов народа… На русских эмигрантов 20-30-х годов… На Солженицына, высланного из его страны… Когда читаешь фельетоны, где порочат имена Анатолия Гладилина, Максимова, Аксенова… То видишь, это – не лекарство. Это – наоборот. И мы предложили не сатиру. А сарказм поверх сатиры. И то, это – если признать, что советский «Крокодил» – высмеивал и обличал. А если допустить, что то была инструкция по выживанию? Что – нужно, что – можно, а что – ни за что нельзя делать, если хочешь остаться на свободе и в живых? Тогда для человека XXI века – это своего рода тест на самоопределение. Ведь и нынче люди очень разные. Присмотришься, а иные – из времен Иоанна Грозного. Или – Альбы Беспощадного. Их полезно уметь узнавать.

– Теперь мне ясно – «История глазами «Крокодила»» нужна всем поголовно. Подскажите, где её найти?

Д. П.: Охотно. В московских книжных магазинах нашу серию найти, пожалуй, сложновато. К счастью, на ozon.com она еще в большой мере представлена. А чтобы наверняка, рекомендую начать с крокодильего логова в сети: http://20centurycrocodile.ru/

– Дмитрий, большое спасибо за ответы, удачи Вам в творчестве и жизни!

Д. П.: Спасибо Вам 🙂


Вопросы задавала Марина Охримовская
http://schwingen.net/archives/13864

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: СССР, журналы, литература, сатира
Subscribe

Posts from This Journal “журналы” Tag

promo philologist декабрь 1, 02:08 1
Buy for 100 tokens
Робин Гуд / Изд. подг. В.С. Сергеева. Пер. Н.С. Гумилева, С.Я. Маршака, Г.В. Иванова, Г.В. Адамовича и др. — М.: Наука; Ладомир, 2018. — 888 с. (Литературные памятники). Желающие приобрести это издание могут обратиться непосредственно в издательство. Контакты издательства:…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →