Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 2-я лекция, часть 1

Прежде чем мы придем к вопросам о Карме людей, как они намечены в программе, необходим еще целый ряд предварительных рассмотрений. К нему относится сказанное вчера: некий вид описания понятия кармы; сюда же относится то, что будет сказано сегодня о Карме и царстве животных. То, что могло бы быть названо "внешними доказательствами действительности кармической закономерности", - вы найдете в течение цикла на тех местах, где будут иметься поводы указать именно на внешние доказательства. В этих случаях вы получите также возможность говорить об основании идеи Кармы с теми внешне-стоящими людьми, которые будут спрашивать вас о том и о сем, как сомневающиеся относительно идеи Кармы в целом. Но тут-то и необходимы некоторые предварительные рассмотрения. Что было бы проще вопроса: как относится жизнь животных, судьба животных к тому, что мы называем свершением человеческой Кармы, в котором мы найдем включенными важнейшие и глубокозахватывающие вопросы человеческих судеб? Отношение людей на земле к миру животных меняется с течением времени и в зависимости от различных народностей. И, конечно, интересно посмотреть, как у народов, сохранивших лучшую часть древней священной мудрости человечества, имеет место милосердное, сочувственное, любовное отношение к животным.



Например, в мире буддизма. сохранившего важную долю древних миросозерцания, существовавших в пра-древние времена, мы видим глубоко сострадательное обращение с животными и чувства к животному миру, которых еще не могут понять бесчисленные люди в Европе. Но у других народов -вспомните только араба и его обращение с лошадью, и особенно, если эти народы сохранили нечто из древних взглядов, которые выступают там и сям как древнее наследие, - вы находите некий вид дружбы к животным, нечто напоминающее человеческое обращение с животными. Наоборот, можно сказать, что в тех местностях, где подготавливается нечто вроде мировоззрения будущего, - в западных местностях имеется очень мало понимания для такого сочувствия к миру животных. Характерно, что в течение средних веков, а затем и во время нашей эпохи, и именно в тех странах. - где нашло распространение христианское мировоззрение, мог возникнуть взгляд, что животных вообще нельзя рассматривать, как существ с настоящей душевной жизнью, но как некий вид автоматов. И не без основания, хотя и не всегда с большим пониманием, - было обращено внимание на то, что эти взгляды, развиваемые западной философией, могли проникнуть в те народные слои, которые не только обладают состраданием к животным, но безгранично жестоки в обращении с ними.

Да, дело зашло даже так далеко, что люди не смогли понять такого великого философа, как Картезиуса, и его взглядов и мыслей о мире животных. Конечно, мы должны себе как следует уяснить, что истинно значительные умы западного культурного развития никогда не разделяли взглядов, что животные являются только автоматами. И Картезиус тоже не разделял этого мнения, хотя во многих книгах по философии вы можете прочесть, что это было так. Но это - не правда; тот, кто знаком с Кортезиусом, знает, что он, правда, не приписывал такую душевную жизнь, которая может дойти в своем развитии, исходя из сознания даже до доказательств божественного бытия, но он все же приписывает животному, проникновение его, одушевление его так называемыми духами жизни; правда, они не являются однородной индивидуальностью как Я - человека, но они все же действуют подобно душе - в животной организации. Это-то и характерно, что можно было не понять в этом отношении Картезиуса. Это показывает нам. что в прошедших столетиях нашего западного развития существовала тенденция, приписывавшая животным нечто только автоматическое - и ее вычитывали даже там, где этого не могло быть, если бы к делу подходили добросовестно, - но этого именно и не было сделано в отношении Картезиуса.

Западное культурное развитие заключает в себе то своеобразие, что оно должно было выра¬ботать в себе, исходя из элементов материализма. Можно даже сказать: начало христианства протекало так, что этот значительный импульс человеческого развития был сперва внедрен в материалистическое западное умозрение. Материализм новейшего времени - только последствие того, что и духовное религиозное верование - христианство - могло получить на Западе сперва материалистическое восприятие. Такова судьба человечества западных народов, - можем мы сказать, - что им пришлось выбираться из материалистических подоснов и именно в преодолении материалистических взглядов и тенденций развивать мощные силы на пути к высшей духовности. Благодаря тому, что эта судьба, эта Карма стала Кармой западных народов, возникла в них и эта черта - рассматривать животных как автоматов. Кто не может хорошо прозреть действие духовной жизни, и может придерживаться только того, что окружает нас во внешнем чувственному мире, тот легко может прийти, исходя из этих впечатлений чувственного мира, к такому восприятию животного мира, которое ставит его на такую низкую ступень.

И, наоборот, такие мировоззрения, сохранившие в себе элементы древних, духовных мировоззрений, - эту пра-мудрость человечества - сохранили и познание того духовного, что заключено в мире животных; и, несмотря на все непонимание всего того, что вкралось в их мировоззрения и испортило чистоту их, они не могли забыть, что духовная деятельность, духовные законы принимают участие в изживании и образовании животного мира. Итак, если мы, с одной стороны, должны видеть в недостаточности духовных мировоззрений непонимание животно-душевного, то, а другой стороны, мы не должны обманываться в том, что это было бы опять-таки влияние чисто материалистического мировоззрения, если бы мы стали применять так просто идею Кармы, как она будет помогать нам понимать судьбу мира и Карму человека - к животному миру. Этого делать мы не должны. Уже вчера было указано, что необходимо очень точно усвоить понятие Кармы. И мы пошли бы неправильным путем, если бы стали требовать того же что было найдено нами, как возвращение действия обратно на существо, вызвавшее это действие, - и в мире животных; мы сможем изучить в широком объеме кармическую закономерность только тогда, если мы выйдем за грани отдельной человеческой жизни между рождением и смертью, и проследим за этим человеком в ряду его перевоплощений, и найдем, что этот обратный удар причины, заложенной в одной жизни, может совершиться только в последующей жизни, - и что кармическая закономерность тянется от жизни к жизни, и действия причин вовсе не должны обнаруживаться. - если рассматривать Карму в ее полном объеме - в одной и той же жизни между рождением и смертью. Мы уже знаем, из внешних, духовноведческих рассмотрений, что мы не можем говорить о таком же перевоплощении у животного, какое мы имеем у человека.

Для той человеческой индивидуальности, которая сохраняется, когда человек проходит через врата смерти, которая проходит через особую жизнь в духовном во времени между смертью до нового рождения, чтобы затем через новое рождение вновь вступить в бытие, для этой человеческой индивидуальности мы вовсе не находим ничего похожего, или совершенно подобного в мире животных. Мы можем говорить таким образом, как мы говорим о смерти человека, - о смерти в царстве животных. Все, что мы описываем как судьбу человеческой индивидуальности, после того, как человек прошел через врата смерти - встречается в мире животных иным образом; и если бы мы говорили, что мы не можем искать в животном индивидууме. - находящемся перед вами, - вновь воплощенное существо уже раньше жившего на земле, как мы должны делать у человека, - то мы впали бы в заблуждение. Сегодня, когда все, что встречается в мире, охотно рассматривают лишь с внешней точки зрения, и не обращают внимания на внутреннее, - настоящие большие противоположности, важнейшие различия между человеком и животным, - вообще не могут выявиться. Явление смерти у человека и у животного, если их рассматривать внешне, чисто материалистически, являются очень похожими.

И легко можно поверить, рассматривая жизнь животного между его рождением и смертью, что можно было бы сравнивать отдельные явления этой индивидуальности жизни животного с отдельными явлениями личной жизни человека между рождением и смертью. Но это был бы совершенно неправильный путь. Поэтому нужно сперва, на отдельных примерах показать основную разницу между животными и человеком. Только тот может описать ясно это различие между животным и человеком, кто в состоянии непредвзято отнестись не только к фактам, открывающимся его внешнему, чувственному взгляду, но и тем. которые возникают, благодаря его комбинирующему мышлению. Тут находим мы одно явление, отличаемое также и естествоиспытателями, но с которым наши современные естествоиспытатели не знают собственно, что им делать, - а именно то, что человек должен научиться самому простому: употреблению простейших орудий производства должен был человек учиться в ходе его истории, и наши дети должны учиться самым простым вещам, и они должны тратить для этого известное количество времени.

И человеку стоит не мало труда научиться самым простым приемам, изготовлению инструментов и орудий труда. Но когда мы рассматриваем животных, мы должны сказать: насколько животным проще все в этом направлении! Вспомните, как бобер возводит свои сложные постройки. Ему не надо этому учится; он уже умеет делать это, потому что он приносит это с собой, как уже вложенную в него. - закономерность, также как мы - люди приносим с собой возможность, на седьмом году менять зубы. Этому никому не надо учиться. Так приносят животные с собой такую способность, какую имеет бобер, возводя свои дома. И если вы понаблюдаете в мире животных, вы найдете, что животное приносит совершенно определенно то искусственные приемы, с помощью которых может быть нечто сделано, тогда как искусственные приемы у человека, как бы далеко не ушли они. - будут еще долго не достаточны для совершения того же. Может возникнуть вопрос: как это возможно, что человек, когда он родится, более беспомощен, чем, например, курица или бобер и т. п., и что он должен с трудом усваивать то, что эти существа уже принесли с собой. Это большой вопрос.

Факты могут быть правильны, - но они вовсе не всегда могут быть ценны для нашего миросозерцания. Факты, на которые здесь указывается, особенно важны для понимания жиз¬ни человека и животного. Если мы пронзаем с помощью духовноведения в древнее человеческого развития, то мы найдем, что силы и элементы, находящиеся в распоряжении, например, бобра или какого-либо другого животного для принесения разных искусственных приемов с собою в жизнь, - находились и в распоряжении человека. Ведь человек в древнем прошлом воспринял не только лишь неловкие навыки, а животному уступил ловкую искусную примитивность. Нет, он тоже получил все это и может быть в гораздо большей мере, чем животное. И хотя последние принесли с собой в мир известные ловкие приемы, они все же в жизни - односторонни. Человек, в сущности, - ничего не может. Он должен сперва всему учиться, что относится к внешнему миру. Это выражено немного радикально, но мы поймем друг друга.

Когда затем человек учится, выясняется скоро, что он может стать гораздо многостороннее, и что его развитие может стать много богаче при выявлении известных ловких приемов, чем это бывает у животных. Следовательно, человек получил более богатые задатки в древности - и все же сегодня у нею их нет. Своеобразное явление встает перед нами, что человек и животные были вначале снабжены всем одинаковым образом. И если бы мы пошли назад до древнего развития Сатурна, то мы нашли бы, что тогда еще вовсе не существовало различия между человеческим и животным развитием. Оба - имели одинаковые задатки. Что же произошло в этот промежуток времени, что животное несет в свое бытие всевозможные ловкие навыки, тогда как человек является неловким спутником в мироздании? Как же вел себя человек в этот промежуток времени, чтобы теперь больше не иметь ничего из того, что ему было дано с собой? Растратил ли он все это бессмысленно в течение развития, тогда как животные, как бережливые хозяева, сохранили все это?
Этот вопрос может быть задан, исходя из действительно существующих фактов.

Человек не растратил эти задатки, которые так ловко изживаются во внешней жизни животным; он только применил их, но к чему-то совсем другому. Животные выявляют их во внешних ловких приемах; бобры и осы строят свои гнезда и т. д. Человек не применил их внутри самого себя. И благодаря этому он достиг того, что мы называем его высшей, человеческой организацией. То. что человек теперь имеет свое вертикальное положение и свою походку, свой совершенный мозг, и всю совершенную внутреннюю организацию, для всего этого нужны были известные силы; и это те же силы, с помощью которых бобер строит свои постройки. Бобер строит свое гнездо. Человек же применил силы для себя, для своего мозга и т. д. Поэтому человек сперва ничего не оставил для работы во вне. И то, что мы видим у животных в этих совершенных постройках, зависит от того, что бобер перерабатывает во вне то, что мы применили однажды для нашего внутреннего строения, и поэтому не может развить те же силы теперь таким же образом во вне. - И мы видим, придерживаясь лишь одностороннего мировоззрения, - куда ушли эти различные задатки, и как они выступают навстречу нам теперь. - И так как человек применил по своему эти силы, то в его земном развитии стало необходимым особое устройство, которое мы уже частично знаем. Почему у человека те силы, о которых только что было сказано, и с которыми мы встречаемся у различных видов животных во внешнем применении их, применяются во внутренней организации человека? Потому что человек, только благодаря тому, что он смог создать свою внутреннюю организацию, - стал носителем того, что сегодня является его "Я", которое идет от воплощения к воплощению.

Иная организация не смогла бы стать таким носителем "Я"; т. к. от внешней организации зависит, сможет ли стать действительной в земном бытии "Я" -индивидуальность. Она не смогла бы сделать это, если бы внешняя организация не была бы приспособлена к индивидуальности "Я". - Следовательно, все было направлено к тому, чтобы создать внешнюю организацию, приспособленную к этой индивидуальности "Я". Для этого должна была быть создана особая организация, уже знакомая нам с ее существенной стороны.
Мы знаем, что нашему земному развитию предшествовало лунное развитие, - а ему -солнечное, а солнечному - развитие Сатурна. Когда древнее лунное развитие было закон¬чено, человек находился в отношении своего внешнего бытия на ступени - т. наз. животно-человеческой. Но тогда эта внешняя человеческая организация еще не могла стать носителем индивидуальности - Я. Только земное развитие человека имело задание - внедрить в эту организацию - Я. А это могло совершиться только благодаря тому, что предшественники нашего земного бытия должны были быть устроены совершенно особенным образом. Когда старое лунное развитие - закончилось, все растворилось, - как бы в хаос. И из него, после известного времени космических сумерек возник новый космос нашего земного развития. В этом космосе земного развития содержалось тогда все, что теперь, как наша солнечная система связана с нами и землей. Из этой связи, из этого космического единства отделились затем все другие мировые тела от нашего земного бытия.

Мы не будем говорить, о том. каким образом откололись от нас другие планеты -Юпитер, Марс и т. д., мы должны лишь указать на то, что в известный момент развития нашей земной фазы, отделились друг от друга наша земля и наше Солнце. Когда затем солнце было уже отделено и посылало свои воздействия на землю извне, она еще была свя¬зана с сегодняшней луной, так что вещества и духовные силы, внедренные в луну, были тогда еще связаны с нашей землей. Часто касаются вопроса, что случилось бы. если бы солнце не откололось от земли, и не перешло бы в го состояние, когда оно воздействует на землю извне. В то время, когда земля еще не была связана с солнцем. - вся космическая система, а также и предшественники человеческой организации были соединены друг с другом, при совершенно иначе созданных условиях. Конечно, нелепо, глядя на теперешние условия говорить: "Что это за глупость со стороны теософов! В таком случае, все созданные существа должны были бы сгореть!". Но эти существа были тогда такими, что при тогдашних условиях они могли существовать, при совершенно иначе созданном космическом единстве.

— Если бы солнце осталось соединенным с землей, то и совсем иные, гораздо более действительные силы остались бы соединенными с ней, и последствием было бы, что все развитие земли пошло бы дальше с такой силой и быстротой, что человеческая организация не могла бы изжить себя так как это было нужно. Поэтому было необходимо, чтобы земле были представлены в ее распоряжение более медленный теми развития и более плотные силы. А это могло произойди только благодаря тому, что из земли были удалены эти бурные пылкие силы. И силы солнца действовали теперь на земле слабее прежде всего оттого, что это совершалось извне на известном расстоянии от нее. Но благодаря этому совершилось еще и нечто другое. Земля была теперь в таком состоянии, что люди опять-таки не могли развиваться дальше правильным образом. Условия были теперь вызывающими слишком сильнее уплотнение, одеревенение и заглушение всякой жизни. Человек опять-таки не смог бы прийти к своему развитию, если бы так осталось и дальше. На помощь пришло особое устройство: - через некоторое время после выхода солнца - теперешняя луна покинула землю и замедляющие силы, вызвавшие бы медленную смерть, ушли вместе с ней. - Земля осталась между солнцем и луной, избрав как раз правильный темп развития для человеческой организации, чтобы она могла действительно принять - Я - как носителя индивидуальности, идущей из инкарнации в инкарнацию. Человеческая организация, какой она является теперь, не могла быть создана из космоса ни при каких других обстоятельствах, кроме этого процесса отделения от земли сперва солнца, а потом луны.

Кто-нибудь мог бы сказать: "Если бы я был Богом!, то я это сделал бы иначе; я сразу же создал бы такую смесь, чтобы человеческая организация могла бы идти вперед гак, как ей это было необходима. Для чего было нужно, чтобы сперва отделилось солнце, а затем - вторично стало необходимым выделение луны?". Это слишком абстрактный образ мышления. Мыслящий так не(же) думает о том, что, если в мировом порядке должна быть достигнута внутренняя многообразность, каковой и является человеческая организация, - то для каждой ее части необходимо особое устройство, - и что нельзя перенести в действительность то, что придумывает человеческая мысль. В абстракции можно думать все; но в действительном духовноведении нужно учиться думать конкретно, и сказать себе: человеческая организация вовсе не проста; она состоит из физического тела, эфирного и астрального тела. Эти три члена должны были быть приведены в определенное равновесие - так, чтобы отдельные части находились бы в правильном соотношении друг с другом.

Это могло совершиться только благодаря этому трехкратному событию, сперва - образование однородного космоса, всего космического единства - земля, солнце и луна - все вместе; затем должно было совершиться в себе то, что могло действовать замедляюще в человеческом эфирном теле, т. к. иначе оно поглотило бы в своем бурном стремлении всяческое развитие, - и это произошло бы благодаря выведению солнца; а затем должна была быть выведена луна, т. к. иначе астральное тело привело бы человеческую организацию к умиранию. Эти три события должны были действительно иметь место, г. к. человек имеет три члена своей организации. Итак, мы видим, что человек обязан своим бытием, своими теперешними свойствами -сложному устройству в космосе. Но мы знаем также, что развитие всех царств природы никоим образом не может идти разным шагом с общим развитием. Мы знаем из общих рассмотрений в последние годы, что всегда при следующих друг за другом планетарных воплощениях нашей земли, известные сущности отстают от общего развития, которые затем, когда развитие идет вперед, - живут в состояниях не вполне им соответствующих. Но мы знаем также, что всякое развитие в основе своей, именно благодаря этому отставанию идет правильным образом.

Мы знаем ведь, что известные существа, во время старого лунного развития отстали как "люциферические сущности", что много нехорошего совершилось благодаря им, что мы им обязаны все же тем, что дает нам возможность настоящего человеческого бытия, - именно возможность свободы, свободного раскрытия нашего внутреннего существа. Да, мы можем сказать: в известном отношении отставание люциферических сущностей является жертвой: они отстали, чтобы иметь возможность на земле во время ее развития вести совсем особую деятельность, именно - дать страсти, свойственные им в их достоинстве и самоопределении. Мы должны привыкать употреблять совсем иные понятия, чем обычно - принятие, исходя из обычных понятий, можно было бы сказать: люциферические духи должны были надолго отстать, и эта отсталость не будет им прощена. Но дело вовсе не в отсталости люциферических сущностей. Эта отсталость была в известном отношении -жертвой, чтобы благодаря ей и всему приобретенному, таким образом, получить возможность воздействовать на наше земное человечество.


См. также:
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 1-я лекция, часть 2

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Штайнер, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist 15:14, saturday 4
Buy for 100 tokens
Беседа литературного критика и книжного блогера Николая Подосокорского с главным редактором издательства "Ладомир" Юрием Михайловым. О выпуске легендарной серии "Литературные памятники" и ее подарочном варианте, культуре чтения, ближайших планах издательства, академическом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment