Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 5-я лекция, часть 2

Предположим, кто-либо заболевает в последующей жизни - "корью", и мы ищем кармическую связь этого случая. Мы находим при этом, что этот случай - кори наступил как кармическое воздействие таких событий в предыдущей жизни, которые мы можем описать так: данная индивидуальность в предыдущей жизни не очень охотно занималась внешней жизнью и хотя не в грубо-эгоистическом смысле, - но все же много занималась собой, -следовательно, личность много исследовавшая, много продумавшая, - но не в области внешних фактов, а в своей душевной жизни. Теперь мы можем спросить себя: мы имеем с одной стороны - случай с корью, -являющийся физически-кармическим действием прежней жизни. Но как, же обстоит дело с душевным состоянием? Ведь прежняя жизнь дает себя знать, как кармическое действие в известном душевном состоянии? Это душевное состояние проявляет себя так, что данная личность в жизни, когда она подвергается и приступу кори - была подвержена частым самообманом. В таком случае эти самообманы следует рассматривать как душевное следствие этой прежней жизни, а корь - как физически-кармическое следствие той жизни.



Предположим теперь, - этой личности удалось до наступления кори сделать нечто, чтобы основательно исправиться, то есть приобрести такую душевную силу, чтобы не под¬вергаться больше всевозможным самообманам. И тогда эта душевная сила привела к тому, что заболевание корью стало бы не нужным, т. к. в организме при его образовании уже совершилось как бы уравнивание, благодаря окрепшим душевным силам, родившимся с помощью самообразования. Я не могу, конечно, говорить об этом полгода; но, если посмотрите на жизнь вокруг себя и сможете рассмотреть все подробности ее как опыт, данный вам, исходя из здесь данных рассмотрений, те вы всегда найдете, что внешнее знание полностью подтвердит все, сказанное здесь. То, что я сказал здесь, теперь об этом случае -кори, сможет привести вас к точкам зрения, которые объяснят вам, почему именно "корь" принадлежит к обычным детским заболеваниям. Свойства, указанные здесь, встречаются у очень многих людей, а в известное время в жизнях множества людей. И когда, затем, такая личность вступает в жизнь, она захочет, как можно скорее внести поправки в эту область; а во времени, протекающем между рождением и наступлением детских заболеваний, не может быть и речи об органическом самовоспитании при душевном воспитании.

Отсюда видно, что мы действительно можем говорить о том, что болезнь может быть в известном отношении вновь превращена в духовный процесс. И при этом очень значительно, что он, будучи принят в душу как жизненный процесс рождает мировоззрение, действующее оздоровляюще на душу, и наполняет ее, благодаря силам, которые теперь имеют в распоряжении, здоровым содержанием. В наше время не следует удивляться, что воздействие на душу может быть таким малым. И кто рассматривает теперешнее время с духовноведческой точки зрения, тот поймет, что такое большое количество образованных медиков может стать материалистами, - т. е. отчаиваются воздействовать душевным образом. Да большинство людей занимаются вообще не тем, что обладает оплодотворяющей силой. И содержание всей сегодняшней обычной литературы не обладает оплодотворяющей силой для души. Поэтому тот, кто хочет работать для духовноведения. чувствует в этом теософическом воздействии нечто оздоровляющее, потому что духовноведческие знания вновь смогут принести нечто человечеству, что вольется в душу и отвлечет их от того, что образует его физическая организация.

Не надо только смешивать то, что выступает в начале такого движения, с тем, чем может стать это движение в действительности. Фактически, в теософическое движение привносят вещи, которые действуют ведь и во внешнем мире; т. е. люди, становясь теософами, несут навстречу теософии те же интересы, что и для внешних вещей, а также и все дурные привычки, которыми они обладают во внешней жизни. Многое вносят от теневых сторон нашего века. - И тогда наш век, естественно, склонен сказать, ког¬да среди многих людей обнаруживаются эти теневые стороны, что это сделала теософия. Но это очень дешевая оговорка; Когда мы видим, как тянется кармическая нить из одной инкарнации в другую, то мы все же охватываем при этом только одну сторону истины. И в том, в ком рождается чувство прохождения этой нити из инкарнации в инкарнацию, встает еще много вопросов, которые должны быть затронуты в течение этих лекций. Прежде всего вопрос как нужно различать заболевание, при котором можно указать на внешние причины, от заболевания, корни которого целиком лежат в самой человеческой организации, и когда думают, что с этим можно легко справиться, указавши на то, что заболевание ведь появилось само собой и внешняя причина - отсутствует. Но вещи ведь обстоят не совсем так.

Но с известной стороны, люди вправе сказать, что бывают заболевания, к которым человек особенно предрасположен в своем внутреннем. Для многих болезненных явлений можно все же указать на внешние причины для того, что случается с нами; но для многого, что поражает нас извне, например, полученный перелом ноги, мы должны будем указать на внешние причины, - или когда выступают явления погоды, и т. д. К внешним же побуждениям мы должны обращаться при многочисленных заболеваниях, причины которых нужно искать в плохих городских квартирах. И здесь опять-таки открывается новое, широкое поле. И для того, кто смотрит на мир с уже известным опытом, становится ясным, что современное модное направление в медицине начинает искать причины заболевания во внешних явлениях, особенно в бациллах, о которых один остроумный господин (Трольс-Лунд) правильно сказал: "Сегодня болезни исходят от бацилл, как раньше говорили: заболевания посланы Богом или чертом и т. п. В 13-м веке говорили: болезни приходят от Бога. В 15-м веке говорили: болезни приходят от черта!

Позже говорили: болезни возникают от соков, - а сегодня говорят: болезни происходят от бацилл! Эти взгляды сменяли друг друга в течение времен. Духовноведение не должно иметь никакого дела с такими утверждениями или партийными направлениями; но нельзя отказаться совсем от того, что в этих вещах скрыты все же частицы истины. Следовательно, мы должны говорить о внешних причинах человеческих заболеваний или здоровья. И тогда современный человек легко впадает в искушение употребить одно слово, вносящее во все наше восприятие мира беспорядок. Когда кто-нибудь будучи совершенно здоровым до этих пор попадает в область, зараженную инфлюэнцей или дифтеритом, и затем заболевает, то современный человек будет склонен - легко сказать, что ладный человек принял в себя зародыш болезни, потому что он попал в эту местность. И он легко употребит здесь слово -"случай". О "случайных" воздействиях сегодня говорят очень легко! Слово "случай", - это крест для каждого мировоззрения, и пока не сделают даже попытки немного уяснить себе то, что так легко обозначают словом "случай" не смогут вообще продвинуться к какому-либо, хоть некоторым образом удовлетворяющему мировоззрению.

Итак, мы стоим перед исходной точкой главы: "Естественны и случайны заболевания людей". И мы должны будем попытаться в виде введения бросить немного света на слово "случай". Сам по себе случай разве уже не является тем, что может возбудить в нас недоверие, когда человек так легко сегодня думает об этом. - Я уже раньше обращал ваше внимание на то, что один остроумный человек в 18-м столетии был отчасти прав, когда он решил сказать нечто о причине установки памятникам великим изобретателям, ученным и т. д. Он сказал тогда: "Рассматривая объективно исторический ход событий, нужно было бы большинство памятников поставить - случаю". И странно: углубляясь в историю, можно сделать замечательные открытия о том, что скрывается за случаем. Я рассказал вам, что открытием подзорной грубы - мы обязаны игре детей с оптическими стеклами, в одной оптической мастерской; при этом возникла такая констелляция, благодаря которой некто, разбиравшийся в этом, мог сделать подзорную трубу.

Можно было бы еще указать на знаменитую люстру в соборе, в Пизе, которая ведь и раньше совершала свои колебания перед тысячами людей с одинаковой равномерностью. Но только Галилей - первый попробовал, каким образом эти колебания совпадают с ходом его кровообращения, и благодаря этому, он пришел к открытию законов. Если бы мы не имели этих законов, то вся наша культурная жизнь получила бы совсем другую окраску. Попробуйте, не захочется ли вам, с одной стороны, поискать в развитии человека известный смысл, и сказать, что с другой стороны играл роль случай, например, у Галилея, приведший его к этому важному открытию. Возьмем еще другой случай. Подумаем о том, что значит перевод Библии Лютера для культурных стран европейского мира. Уясним себе, какое глубокое влияние он оказал на религиозные чувства и мышление и, с другой стороны, на образование того, что мы называем немецкой письменностью. Я хочу только установить факт, не говоря о том, как нужно думать о нем. Но я хочу отметить, какое глубокое влияние он оказал. - Вы должны попробовать увидеть смысл в том воспитании человечества которое наступило на протяжении нескольких столетий уже благодаря переводу Библии Лютером, и оказывало свое влияние. И, если вы попытаетесь увидеть в этом смысл, то поставьте наряду с ним все сказанное вами самым духовным образом о развитии человечества с 16-го и 17-го столетия, как следующий факт.

Лютер в известный период своей жизни, очень глубоко занимался всем, что могло бы привести его собственную личность к образу "дитяти Господа", благодаря чтению Библии. Он перешел от воспитания августинцев - чтения Отцов церкви, - к наслаждению от чтения самой Библии. Но теперь все говорило за то, что в его душе должно было зажечься это состояние - "Господнего дитяти", как всеобъемлющее чувство. И с этой точки зрения он написал всю свою теологическую поучительную литературу в первом Виттенбергском периоде. Факт, который я хотел отметить, это - что Лютер обладал известным нежеланием получить титул доктора теологии, - и что он, и одной "случайной" беседе, сидя со своим старым другом из Эрфуртского монастыря Августинцев, дал убедить себя получить степень доктора теологических наук. - Но это было для него - повторным изучением Библии. И, следовательно, "случайная" беседа с другом привела к повторному изучению Библии, а дальше и ко всему, что вытекало из этого. Попробуйте, все что было указано в отношении последних столетий, привести в связь с фактом беседы Лютера с его другом, убедившим его получить степень доктора теологии. Вы будете принуждены сделать замечательно глубокое сопоставление между смыслом развития и - случайным событием.

Первое, что вы должны будете извлечь из всего сказанного, - что, возможно, со значением случая, дело должно будет обстоять несколько иначе, чем обычно думают. Обы¬кновенно думают, что случай это - так сказать, нечто, что нельзя до конца объяснить с помощью законов природы и законов жизни и что он является каким-то избытком по срав¬нению с тем, что может быть объяснено. Добавьте ко всему сказанному – факт, неоднократно помогавший нам понять многие стороны жизни: это - что человек в своей индивидуальности, в течение земного существования подвержен был двум силам – люциферическому и ариманическому принципу. Эти силы и принципы постоянно вмешиваются в жизнь человека, причем люциферические силы действуют больше, благодаря вмешательству в астральное тело, тогда как ариманические силы действуют в том, что человек получает как внешнее впечатление. В том, что мы воспринимаем от внешнего мира - находятся ариманические силы, а в том, что как радость, горе и аффекты встает в душе и действует - люциферические. Затем, как люциферический, так и ариманический принцип ведут нас к заблуждениям; люциферический принцип ведет к тому, что мы впадаем в заблуждение в отношении нашей собственной внутренней жизни, неправильно судим о ней, и можем подпасть иллюзиям в своей внутренней жизни.

Вам будет не трудно, если рассматривать жизнь разумно, увидеть эту Майю в собственной душевной жизни. Рассмотрите, как часто человек убеждает себя, что он поступает так или иначе благодаря той или иной причине. - Но он поступает так, обычно, исходя совсем из другой причине, сидящей намного глубже; но он объясняет себе свой поступок, к которому его принуждали гнев или страсть, в своем высшем сознании совершенно иным образом. Особенно пытается он дискредитировать то, что мир не ценит. И, когда человека, исходя из довольно эгоистических аффектов, направляют к чему-то, - это вы сможете часто переживать, - как он накидывает на свои грубые и эгоистические стремления -альтруистические плащики и объясняет, почему должно было все совершиться именно так. Если же он знает это, то наступает уже в начале чувство стыда и затем - исправление. Самое плохое - это человека гонит нечто для свершения того или иного из глубины его души, - и он выдумывает тот мотив, исходя из которого он и поступает. Это замечали уже и современные психологи. Но так как теперь имеется очень мало психологического в образовании, то потому и возникают подобные грубые истины, как это бывает у современных материалистически настроенных психологов.

Они приходят к совершенно своеобразному толкованию жизни. Кто замечает подобный факт в духовноведческой области, истолкует его, конечно, в его истинном значении и покажет, как действительно выступают обе вещи вместе: сознание и то, что скрыто, как более глубокие основы за порогом сознания. Но если это заметит психолог-материалист, то он займется этим делом иначе. Он сейчас же создаст теорию о разнице между предлогом, которым человек пользуется для своего действия, и настоящим мотивом. Когда, например, психолог говорит о многочисленных самоубийствах среди учеников школ, то он считает, что приведенные причины этого, не являются настоящими мотивами, последние лежат много глубже; они заключаются большей частью в неправильностях половой жизни, которые проходили затем через известные превращения и вводили в обман сознание, с помощью тех или иных обоснований. Такие вещи могут быть часто правильными. Но человек, хотя бы даже мало затронутый настоящим более глубоким психологическим видом мышления, "никогда не мог бы считать их всеобъемлющей теорией.

Такую теорию очень легко опровергнуть, т. к. данный человек должен был бы думать: если действительно дело обстоит так, что причина — ничто, а мотив - все, то это надо было бы применить к тому психологу и сказать: "Итак, то, что ты здесь говоришь и разжижаешь как теорию, является тоже лишь причиной; поищем более глубокие причины, и, может быть, приведенные тобой основания - окажутся совершенно такого же происхождения?". Если бы такой психолог серьезно изучил, почему невозможна причина, выведенная после такого заключения, например: "Все критяне - лгуны!" - и что такое суждение ложно, если его высказывает сам критянин: если бы он изучил причину, почему это так, то он изучил бы так же и то, - каких своеобразные выводы возникают благодаря тому, что в известных областях подобные утверждения могут обратиться на самого себя. Почти во всей области нашей литературы, очень редко встречается действительно глубокое образование. Поэтому-то люди обыкновенно не замечают того, что они сами делают. Именно в духовной науке станет просто необходимым избегать таких логических конфузий в любом направлении. Меньше всего избегают их современные философы, занимающиеся душевной наукой. И наш пример -типичен именно здесь. Мы видим в этом проделки Люцифера и его влияние на людей, он превращает их душевную жизнь в Майю, и человек строит себе совершенно иные мотивы, обманывая себя, вместо истинных мотивов, живущих в его прежней жизни.

В этой области человек должен был бы попытаться проводить строгое самовоспитание. Сегодня - обладать словом - очень легко. Но это само слово - ужасный искуситель. И если слово звучит красиво и производит хоть небольшое впечатление, и фраза представляет собой благоприятное воздействие, и тогда это красивое звучание фразы уже является искусителем, и люди верят, что данный мотив живет в душе, тогда как на самом деле эгоистический принцип может скрываться за тем, о чем данный человек может и не иметь никакого понятия, потому что он вовсе не хочет заняться настоящим самопознанием?! Так мы видим действие Люцифера с одной стороны. А как же действует теперь Ариман с другой стороны? Ариман - это принцип, вмешивающийся в наши восприятия и входящий в нас извне. Сильнее всего Ариман действует в тех случаях, когда нами овладевает чувства: "Здесь ты уже не обойдешься только своим мышлением, ты находишься уже в критической точке своего мышления; оно поймано здесь как бы в клубке мыслей!" И тут ариманический принцип пользуется случаем проникнуть в нас как бы через щель из внешнего мира. Если мы проследим ход мировых событий, и посмотрим на более ясно выраженные события, например, проследим теперешнюю физику до момента, когда Галилей сидел в соборе в Пизе перед вращающейся люстрой, то сможем соткать сеть мыслей о тех событиях, которые легко объясняют их нам.

Всюду вещи объясняются нам. Но на том месте, когда мы подходим к вращающейся церковной люстре, наши мысли -запутываются. Вот тут-то и открывается окно, через которое интенсивнее всего входят ариманические силы; и тогда наше мышление отказывается понимать в явлениях то, что может привнести в него понимание и разум. Но здесь же скрыто еще и то, что называется — случай. И именно там, где Ариман становится особенно опасным. Такие явления человек называет "случайными", и именно через них ариманический принцип легче всего опутывает и обманывает человека. Таким образом, человек учиться понимать, что не в природе фактов заключено то, что заставляет его говорить о "случае", - а - в нем самом и в его развитии. - И он принужден будет постепенно воспитывать себя для того, чтобы вникать в Майю, в иллюзию, т. е. проникать в вещи именно там, где Ариман действует сильнее всего. И как раз, где нам придется говорить о важных причинах заболеваний и о свете, освещающем их протекание, -станет необходимым объяснить вещи с этой стороны.

Прежде всего, мы попробуем понять случайно ли человек едет именно тем поездом, в котором он может погибнуть, или каково положение вещей, благодаря которым человек именно в определенный момент подвергается действию зародыша заболевания извне, или еще какой-либо причине болезни. И если мы сможем пойти по следам этих вещей с помощью уже обостренного познания, то мы будем в состоянии понять еще глубже все значение заболевания и выздоровления для жизни человека. Я должен был показать сегодня более подробно, как Люцифер рождает иллюзии во внутренней жизни человека, а Ариман - вмешивается во внешние восприятия и там ведет людей к Майе, - что благодаря действию Люцифера человек создает себе неверные мотивы, и как ложное отношение к миру явлений - действие Аримана - приводит нас к принятию -"случая". - Это основание я должен был создать прежде чем показать, как кармические события прежних жизней, действуют в человеке и там, где они объясняют также те события, где действуют якобы случайные, внешние поводы, вызывающие заболевания.


См. также:
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 1-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 2-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 2-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 3-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 3-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 4-я лекция
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 5-я лекция, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Штайнер, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist 15:14, Суббота 4
Buy for 100 tokens
Беседа литературного критика и книжного блогера Николая Подосокорского с главным редактором издательства "Ладомир" Юрием Михайловым. О выпуске легендарной серии "Литературные памятники" и ее подарочном варианте, культуре чтения, ближайших планах издательства, академическом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments