Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 6-я лекция, часть 1

То, что кармическая закономерность может действовать тогда, когда причина заболевания проявляет себя изнутри человека, - это, как я говорил уже вчера и позавчера, -может быть легче понято. Но когда причина заболевания действует в известном смысле извне (а как часто теперь наука ищет причину заболевания во вне - в инфекции?!) и, когда главное внимание должно быть направлено на внешние причины заболевания, то может начать действовать кармическая закономерность, - то, что человек принес с собой, как воздействия и переживания своих поступков из прежней жизни через рождение, - таким образом, что она создает эти внешние причины заболевания, - го это кажется уже многим, - и с полным правом, - гораздо менее понятным. Но все-таки, если мы проследим еще дальше истинную сущность Кармы, - то мы не только научимся понимать как внешние причины могут быть связаны с тем, что мы пережили и делали в прежней жизни, но мы поймем даже и то, что внешние случаи в жизни, происходящие с нами, следовательно, события, которые так часто хотели бы назвать "случайными", могут находиться в закономерной связи с течением прошлой жизни.



Конечно, нам придется еще глубже проникнуть в природу человеческой сущности в целом, если мы хотим осветить именно те отношения, которые собственно затемнены, благодаря нашему человеческому взгляду на них. Вчера мы закончили ведь тем, что показали, как случай являет нам, собственно, в затемненном образе внешнее событие, потому что там, где мы говорим о случае, внешний обман, принесенный ариманическими силами, больше всего. Теперь поставим возникновение таких случайностей, то есть, таких событий, которые мы обозначаем в обыкновенной жизни, как "случайности" - каждую в отдельности перед собой. В таком случае необходимо иметь сперва перед собой как закон, как истину, как познание то, что в жизни многое из того, что мы называем как "приходящее изнутри", как "рождающееся изнутри человека", уже облечено заблуждением, т. к. многое, что мы считаем вызванным именно изнутри, должно быть обозначено как нечто идущее снаружи во внутрь, если мы хотим действительно освободиться от этой иллюзии. И подобные вещи всегда выступают нам навстречу там, где мы имеем дело с теми переживаниями людей, и теми воздействиями на них, которые мы понимаем под именем "унаследованных признаков".

Последние выступающие перед нами так, как будто мы обладаем ими только потому, что наши предки тоже имели их, и они могут явиться в нас без всякой нашей вины и содействия. И мы легко можем прийти к ложному разделению того, что мы приносим из нашей прежней инкарнации и тем, что мы унаследовали от отцов и дедов. Но теперь новое вступление в жизнь вовсе не совершается так, как будто мы без всякого повода, связанного с нашим внутренним, принуждены выбрать именно ту или иную пару родителей, или тот или иной народ, даже ту или иную местность. Уже даже о тех унаследованных признаках вовсе не вступающих в область заболеваний мы не должны думать ни о чем подобном; но мы должны сказать себе: если например, в одной семье музыканта Баха - было так, что через многие по¬коления рождались все новые маленькие и большие музыканты (один - обычно, самый выдающийся, но в семье Баха родилось больше двадцати, более или менее одаренных музыкантов), то можно было бы легко поверить, что имеешь дело с чистой линией наследственности, и, что, следовательно, признаки унаследываются от предков, и что человек, именно потому, что имеются такие признаки, может развивать принесенные из прежних инкарнаций свойства - в музыкальные таланты.

Но это не так; дело обстоит совсем иначе. Предположим, что кто-нибудь будет иметь возможность в в жизни между рождением и смертью воспринять много музыкальных впечатлений. Эти музыкальные впечатления именно в эту жизнь прошли мимо него. - просто потому, что он не обладал музыкальным ухом. Другие впечатления в его жизни не пройдут таким образом мимо него. т. к. он имеет так построенные органы, что он может превратить переживания и впечатления в некоторые способности. Поэтому мы можем сказать, что человек имеет в своей жизни такие впечатления, которые возможны, благодаря предрасположению, полученному им в своем последнем рождении, претворить их в способности и таланты, другие же впечатления он имеет благодаря своей общей Карме, не давней ему соответствующих предрасположений, чтобы претворить их в соответствующие способности. Но они остаются налицо, накапливаются и преобразовываются во время между смертью и новым рождением в особенную тенденцию, чтобы изжить себя в следующей инкарнации.

И эта тенденция приводит человека к тому, чтобы искать свое воплощение именно в такой семье, которая сможет ему дать соответствующие предрасположения. Итак, если кто-нибудь получил много музыкальных впечатлений, но не мог претворить их благодаря не музыкальному уху в музыкальные способности и в наслаждение музыкой, то именно эта возможность будет завесить от тенденции в его душе попасть именно в такую семью, которая сможет дать ему в наследство музыкальное ухо. Теперь мы поймем, если в семье строение уха наследуется так же, как например, внешняя форма носа (это ведь такое же внешнее физическое унаследование, как всякое внешнее построение), то в этой семье соберутся все инди¬видуальности, которые жаждут - благодаря прежним инкарнациям - получить музыкальное ухо. Итак, мы видим, что человек фактически не "случайно" унаследовал в какой-либо инкарнации музыкальное ухо, и нечто подобное, го что он отыскал унаследованные признаки, и действительно нашел их.

Понаблюдайте теперь за таким человеком, начиная с момента его рождения: и нам будет казаться, как будто бы музыкальное ухо существует в нем, как свойство внутри него. Но если мы перейдем со своими наблюдениями ко времени его рождения, то мы найдем, что музыкальное ухо, которое он только что нашел, является чем-то, пришедшим к нему извне. До рождения, или до зачатия музыкальное ухо не было чем-то у него внутри; в нем же имелась только тенденция, которая гнала его к приобретению такого уха! И человек приблизил к себе нечто внешнее. До воплощения было свойство, которое мы затем назвали "унаследованным", и человек бросился навстречу ему, а оно приближалось к нему. С воплощением оно становится чем-то внутренним и выступает тогда внутри него; следовательно, если мы говорим об этом, как о чем-то "унаследованном", то мы опять впадаем в заблуждение, состоящее в том, что мы рассматриваем нечто, ставшее внутренним, забывая о том времени, когда оно было чем-то внешним. А теперь спросим себя, не может ли быть, как в этом случае, приведенном нами, -также и с внешними событиями которые наступают в течение нашей жизни, между рождени¬ем и смертью, - не может ли и тут внешнее превращаться во внутреннее?

На этот вопрос мы не смогли бы ответить, не проникая еще глубже, чем до сих пор в сущность болезни и здоровья. Мы приводим многое для характеристики заболевания и здоровья. Вы знаете, что я не "определяю", но пытаюсь постепенно описать вещи, добавляя все больше и больше признаков к ним, чтобы они становились понятнее. Итак, мы добавляем все больше признаков к уже полученным раньше. Мы должны будем сравнить болезнь и здоровье с чем-то, выступающим в нормальной жизни; и тогда мы найдем еще нечто, более глубокое - именно - сравнение сна и бодрствования. Что происходит в существе человека, когда ежедневные состояния "бодрствования" и "сна" сменяют друг друга? Мы знаем, что при засыпании в постели остаются физическое и эфирное тела, и что из физического и эфирного тела выходит астральное тело и Я. Следовательно, — засыпание, - это для нас вытягивание Я и астрального тела из физического и эфирного тела, а пробуждение – наоборот – вхождение астрального тела и Я – в физическое и эфирное тело. Итак, каждое утро при пробуждении, человек погружает вновь в свое физическое и эфирное тело то, чем он является, как внутренний человек, как астральное тело и как Я.
Что же происходит тогда в отношении этою события в человеческом существе при засыпании и пробуждении?

Если мы примем во внимание момент засыпания, то он является для нас событием, протекающим в нашей жизни с утра и до вечера и прежде всего - как душевные переживания горя и радости, боли и страдания, страсти, переживания и т. п., погружающиеся в бессознательное. Мы сами отданы в нормальной жизни бессознательному. Почему мы теряем сознание при засыпании? Мы знаем ведь, что во время сна мы окружены жизнью гак же, как в состоянии бодрствования - вещами и фактами физически-чувственного мира. В обыкновенной нормальной жизни мы не видим духовные факты и события, окружающие нас, по той причине, что видение их от засыпания и до пробуждения при современной зрелости людей было бы очень опасным. В тот момент, когда человек теперь переходил бы в мир, окружающий его между засыпанием и пробуждением, - сознательно, -его астральное тело, получившее ведь во время древней лунной эпохе свое полное развитие, излилось бы в духовный мир; но его Я - не смогло бы это сделать, потому что оно достигает своего полного развития только в конце земного развития. Оно еще не так развилось, чтобы от засыпания и до пробуждения развивать свою полную деятельность.

Мы можем сравнить это состояние с маленькой каплей окрашенной жидкости, которую мы поместили в бассейн с водой и дали ей там раствориться: тогда мы больше не увидим цвета этой капли, т. к. он исчез при растворении ее в общей массе воды. Нечто подобное совершается, когда человек, засыпая, - выходит из физического и эфирного тела. Физическое и эфирное тело сдерживает все человеческое существо. В тот момент, когда астральное тело и Я покидают оба нижние члена, они устремляются во все стороны, обладая стремлением все время расширяться. И тогда с Я - произошло бы событие растворения. И человек, правда, - имел бы перед собой картину духовного мира, но он не смог бы проследить их с помощью сил суждения и понятия, пользуясь только теми силами, которыми его Я обладает (т. к. его Я - было бы растворено), - т. е. жить с таким же сознанием, с которым он следит за состоянием в ежедневной жизни. И оно находилось бы вне себя, оно плавало бы без направления по морю астральных впечатлений. По этой причине, т. к. Я - еще недостаточно сильно в нормальном состоянии человека, - оно действовало бы обратно на астральное теле и препятствовало бы ему вступить в его истинную родину, в духовный мир, до тех пор, пока оно само не смогло бы всюду проникнуть вместе с астральным телом. Следовательно, то, что мы теряем сознание при засыпании, - имеет свой правильный смысл. Мы не можем обладать своим Я до тех пор, в достаточной степени, пока Земля не достигнет в своем конце полного развития. Поэтому мы и не должны полностью развивать свое астральное тело в отношении его способности сознания.

Совсем обратное происходит, когда человек просыпается. Тогда он погружается в физическое тело и в эфирное и должен был бы пережить внутреннее своего физического и эфирного тела. Но он этого не делает. В момент просыпания ему препятствует увидеть внутреннее его физической организации; т. к. сейчас же внимание направляется на внешние переживания. Сила его видения, сила познания не на то, чтобы он теперь провидел бы себя изнутри, но они отвлекаются на внешний мир. Если бы человек охватывал себя в своем внутреннем, то наступало бы как раз обратное тому, что наступает, если бы человек смог сознательно уходить при засыпании в духовный мир. Все, чего человек уже достиг в течение земной жизни, в духовном смысле, благодаря своему "Я", это все собралось бы и действовало бы на него в физическом и эфирном теле, после погружения в них со всей своей силой. А это вызвало бы то, что все эгоистические свойства развились бы со всей силой. И человек погрузился своим "Я" в них и изливал бы свой эгоизм, свои страсти, побуждения и желания со все большей силой. Весь эгоизм излился бы в жизни его побуждений. Чтобы этого не произошло, нас отвлекают на внешний мир, и не впускают в наше внутреннее. Что это так - видно также из сообщений тех мистиков, пытавшихся действительно проникнуть во внутрь человека.

Прочтите об этом у Мейстера Экхарта, у Иоганна Таулера и у др. мистиков средневековья, которые действительно совершали проникновение во внутреннее человека, В них вы имеете мистиков, которые переживали состояния, когда они полностью отвлекались своим вниманием от всего внешнего мира, что могло бы их интересовать, чтобы погружаться в собственное внутреннее существо. Прочтите биографии святых или мистиков, пытавшихся погрузиться в собственное внутреннее существо. Что же они переживали? Искушения, нападения и т. п., которые они описывают живописными красками. Это было тем, что выявляло себя как противодействующая сила сжатых астрального тела и Я. Поэтому те, кто не был достаточно готовым мистиком и пытался проникнуть в собственное внутреннее существо со всей силой, - их Я - погашалось в такой же степени, как они проникали в собственное внутреннее существо. Мейстер Экхарт нашел чудесное слово, для обозначения этого. Он говорит о "прекращении становления, т. е. погашении "Я". Прочтите в "Немецкой теологии, - как автор повествует о мистическом погружении в человеческое внутреннее существо, как он настаивает на том, что тот, кто хочет спуститься в физическую сущность, действует уже, исходя не из своего Я, а что сам Христос действует в нем, т. к. он весь проникнут Им. - Такие мистики хотели погасить свое Я. Не они должны думать, чувствовать и волить, но Христос должен думать, чувствовать и волить, чтобы из них не исходили живущие в них страсти, побуждения и желания, но то, что изливается в них, как Христос. Поэтому Павел говорит: "Не я, но Христос во мне!". Вот из каких глубин исходят такие вещи...

Итак, мы можем описать просыпание и засыпание, как внутренние переживания человеческой сущности; просыпание как погружение сжатого Я в физическую сущность человека. Засыпание - как самоосвобождение от сознания, потому что мы еще не зрелы увидеть тот мир, в который, собственно, мы должны проникнуть при засыпании. Благодаря этому мы понимаем бодрствование и сон в том смысле, в каком мы должны понимать многое в мире: в смысле того, что отдельные члены человеческого существа проникают друг в друга. Рассмотрим с этой точки зрения бодрствующего человека и скажем: в этом бодрствующем человеке находятся четыре члена человеческого существа: физическое тело, эфирное тело, астральное тело и Я, и они пронизывают определенным образом друг друга. Что следует из этого? Как раз — бодрствование! Человек не мог бодрствовать, если бы он так погрузился в свое физическое, что отвлек бы свое внимание от внешнего мира. Именно от вполне определенного взаимодействия четырех членов человека завесит его бодрствование.

И опять-таки от правильного разделения его четырех членов, зависит, что человек спит. Недостаточно сказать: человек состоит из физического тела, эфирного тела, астрального тела и Я. Мы понимаем человека только тогда, когда мы знаем, в какой степени различные члены находятся в определенной связанности друг с другом, и как они проникают друг и друга. Это самое существенное для познания человеческой природы. Теперь рассмотрим способ связанности четырех членов человека, когда мы имеем его как бодрствующего нормального человека перед собой. Попробуем исходить из этого понятия: рассмотрим человека в его состоянии как нормально бодрствующего. Большинство из нас вспомнит, что сознание, которым мы обладаем в данное время, как земной человек между рождением и смертью, является только одним из возможных форм сознания. Если вы, например, будете изучать "Тайноведение", или более старые статьи в "Акаша-хроника", то вы уведете, что современное сознание является одной из семи различных ступеней сознания, - что то, которое мы можем иметь сегодня, развилось сперва у трех остальных, предшествовавших ему. Когда человек был человеком Луны, он не имел еще Я.

Я соединилось с человеком только во время земного периода. Поэтому человек мог обладать сегодняшним видом сознания только в земное время. При сознании, имеющемся у человека между рождением и смертью, предполагается, что Я, - как это имеет место теперь, действует совместно с тремя другими членами, и высший член человеческого существа находится также среди четырех членов. Прежде чем человек был оплодотворен Я, он жил, состоя только из физического тела, эфирного и астрального тела. Это астральное тело было тогда высшим членом, а состояние сознания было совершенно иным, приблизительно таким, - если взять из обыкновенной жизни, - каким он принес как древнее наследие, полученное в состоянии сна. Но вы не должны представлять его себе, как теперешнее сознание во время сна, - но как сознание, воспроизводящее в картинах сна - некие реальности. Если вы будете изучать теперешний сон, вы найдете в разнообразнейших картинах очень много хаотического, потому что современное сознание во сне - это кусок из древнего наследства.

Но, если вы будете изучать сознание, предшествовавшее теперешнему, то вы найдете, что в то время вы не видели бы внешних предметов, например, растения. Следовательно, воздействие внешнего мира на человека было невозможно. Но если бы что-нибудь приближалось к человеку, он получил бы впечатление, входившее в его внутреннее окружным путем, через мир снов, - т. е. это был чувственный образ, соответствовавший определенному внешнему предмету и впечатлению. Следовательно, мы имеем дело до Я-сознания с таким сознанием, которое связано с астральным телом, являвшимся тогда высшим членом; оно было смутным и сумеречным и не было пронизано светом Я. Это астральное сознание у человека, когда он стал земным человеком, - было пронизано светом и приглушено Я-сознанием. Но астральное тело по-прежнему живет в нас и мы можем спросить: благодаря чему же произошло, что наше астральное сознание вообще смогло быть приглушено, выключено так, что Я-сознание смогло встать на его место? Это стало возможным, благодаря тому, что через оплодотворение человека его Я, - прежняя связь между астральным телом и эфирным, — стала иной, менее плотной. Так сказать, прежняя тесная связь была нарушена. Следовательно, в начале существовала гораздо более тесная связь между астральным телом человека и его нижними членами. Астральное тело гораздо больше внедрялось в другие члены, чем оно это делает сегодня. Теперь астральное тело в известном отношении было вырвано их эфирного и физического тела.


См. также:
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 1-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 1-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 2-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 2-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 3-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 3-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 4-я лекция
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 5-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Откровения кармы. 5-я лекция, часть 2

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Штайнер, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist january 19, 03:00 1
Buy for 100 tokens
Текст приводится по изданию: Адлер М. Как читать книги. Руководство по чтению великих произведений / Мортимер Адлер; пер. с англ. [Ларисы Плостак]. — 6-е изд. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2019. — 340 с. Давайте попытаемся не путать цели со средствами. Великие книги читают не…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments