Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Президент общества Достоевского Игорь Волгин: "Можем ли мы обойтись без культуры?"

Президент Общества Достоевского Игорь Волгин на Совместном заседании Совета по культуре и искусству и Совета по русскому языку: "Вот такой вопрос: можем ли мы обойтись без культуры? – теоретический вопрос. Легко. Потому что, как сказал незабвенный Евгений Базаров, вы помните со школы, что порядочный химик в 20 раз полезнее всякого поэта. И вообще всё искусство, вся культура может быть рассмотрена как нечто избыточное по отношению к общей жизни, к нормальной жизни. Потому что есть, пить, одеваться, защищаться от врагов, выживать можно как без наскальных рисунков, так и без полотен Рафаэля. И вообще материальное преуспевание вовсе не предполагает наличие Бетховена и Толстого. Но между тем трудно оспорить то мнение, что Древняя Греция была создана Гомером. Гомер лежит в основе всего, что потом происходило. И действительно, и древние греки, и римляне, и германцы, и скандинавы осознавали себя как единый народ, только опираясь на легенды и мифы, на эпос, на поэтический звук, запечатлевший происхождение, бытование и, говоря по‑учёному, самоидентификацию племён, воздвигших этот грандиозный поэтический мир.



Давайте теоретически посмотрим. Попробуем вычесть из истории России Пушкина, Тютчева, Мандельштама, Маяковского. Что это будет? Это будет другая страна, с другой историей. Допустим, что физически могущественная, хотя трудно это представить, однако не вызывающая особой приязни ни у собственных граждан, ни у обитателей сопредельных земель. В ней было бы жить чрезвычайно скучно, и в этой гипотетической стране был бы зашкаливающий процент самоубийств, я в этом убеждён. Теперь что касается того, что с нами сейчас происходит. Мы всё время ищем ответа на вопрос «кто мы такие?», «кто мы?». Необходимость осознания непрерывности исторического пространства, даже прерываемого какими‑то катастрофами. Это единая история России, это единая история русской литературы. Советская культура – конечно, я согласен с Кареном Георгиевичем, – это часть великой российской культуры, несомненно.

Теперь если говорить об идеологии. Наша Конституция не предполагает государственной идеологии, тем не менее она существует как национальная идеология, как наша национальная идея. Это, конечно, наша русская литература как ментальная основа нации. И перемещение классики в область факультатива автоматически перевело бы Россию в разряд исторических маргиналов. Потому что кончится газ, кончится нефть рано или поздно, но это духовное богатство останется навсегда у страны. И, кроме того, русская литература занимается выработкой нравственных критериев для поведения всей нации. Я попробую сейчас ещё раз привести свою старую шутку. Упрекал Белинский, в частности, Татьяну Ларину, что она не пошла за Онегиным. Я как‑то пошутил, что если бы Татьяна Ларина пошла за Онегиным, мы бы давно уже примкнули к мировой цивилизации. Но она, слава богу, не пошла, у неё были свои критерии выбора и своё понимание о невозможности строить на чужом несчастье своё счастье. И поэтому мы, слава богу, пошли пока другим путём. Русская литература, конечно, не учебный предмет, не только учебный предмет, а способ нашего исторического существования. Хотя она даёт человеку то, что Лев Толстой назвал скрытой теплотой патриотизма, причём без биения себя в грудь, без дидактики, а живое чувство, воспитываемое всем объёмом и смыслом русской классики.

Более того, она даёт нравственные ориентиры и в политике. Я позволю себе привести одну цитату Достоевского, это 70‑е годы позапрошлого века. Он пишет о России: «Политика чести и бескорыстия есть не только высшая, но, может быть, и самая выгодная политика для великой нации, именно потому, что она великая. Политика текущей практичности и беспрерывного бросания себя туда, где повыгоднее, где понасущнее, изобличает мелочь, внутреннее бессилие государства, горькое положение. Дипломатический ум, ум практической и насущной выгоды всегда оказывался ниже правды и чести, а правда и честь кончали тем, что всегда торжествовали». Это, конечно, то, что мы унаследовали, то, что должно быть в наших генах. «Россия, – пишет Достоевский, – поступит честно – вот и весь ответ на вопрос. Выгода России именно, коли надо, пойти даже и на явную невыгоду, на явную жертву, лишь бы не нарушить справедливости. Одной материальной выгодой, одним «хлебом» такой высокий организм, как Россия, не может удовлетвориться». Это завещание, данное нам русской словесностью прошлого века. Это даже относится к экономике, пишет Достоевский: если человек воспрянет, то и будут финансы, и экономика умножится, если восстановится человек. А без духовного спокойствия никакого другого не будет, то есть чувства социальной справедливости.

Конечно, мы в 90‑е годы пережили ментальную драму, и культура была потеснена. Сейчас, слава богу, происходит некое восстановление культурных приоритетов. Конечно, культура не должна занимать какую‑то отдельную нишу, скажем, как прекрасный канал «Культура», который занимает определённое место в нашем пространстве. Культура должна пронизывать все сферы социальной деятельности, не только все телевизионные каналы, но вообще как бы быть везде. Вы правильно вчера сказали в Послании, Владимир Владимирович, я процитирую: «Но только учебных часов из школьной программы здесь явно будет недостаточно – нужны проекты в театре, кино, на телевидении». И так далее.

Конечно, не знаю, я, может, скажу по себе, я одну сотую знаний и представлений о мире получил в школе, всё остальное из воздуха, из разговоров, из чтения, из общения. Конечно, очень важно, что культура должна пронизывать все сферы деятельности государства, а не быть каким‑то остаточным принципом. И тем более школа даёт общекультурный код для нации. Ведь как опознают поколения друг друга? По цитатам. Когда мы говорим «моя милиция меня бережёт», мы знаем, что это. Сейчас, может быть, надо сказать «моя полиция меня бережёт», не знаю. Но это код опознавания «свой – чужой». Это даёт только литература.

Я, кстати, согласен во многом с Кареном Георгиевичем, что, может быть, лучше подробно изучать отдельные произведения, возродить институт медленного чтения, а не идти по верхам, пытаясь охватить огромное количество произведений. А, может быть, взять одно произведение и разбирать его весь год, чтобы понять механизм порождения смыслов, понять, что такое литература. Может быть, в этом есть своя правда. Была Ваша, Владимир Владимирович, идея о ста книгах в своё время. Мы на канале «Культура», собственно, осуществили эту идею. Уже вышло 150 программ нашей «Игры в бисер», 150 книг – и русской классики, и зарубежной классики, – которые обсуждаются в эфире. Но, к сожалению, это единственная программа, если я не ошибаюсь, на всём телевидении. Единственная программа.

Ещё хочу сказать о грядущем юбилее, который чрезвычайно важен для нашей страны. Это 200 лет со дня рождения Ф.М.Достоевского. Это будет в 2021 году, не так далеко, кстати. И мы очень признательны Вам за указ об организации этого юбилея. Указ вышел, и сейчас важно отметить это событие мирового значения, мирового масштаба, потому что в глазах Запада и Востока Ф.М.Достоевский является символом России, выразителем её духовного потенциала, величайших возможностей нашего народа. И важно, чтобы этому юбилею был придан высокий государственный статус. Я не могу вносить предложение, но если бы Вы согласились возглавить, если это возможно ритуально, оргкомитет по проведению этого юбилея, это было бы замечательно. Достоевский был бы очень рад, скажем так.

Если вы помните, несколько лет назад на Литературном собрании мы говорили о социальном статусе писателя. Ведь писатель, журналист, литератор – таких профессий нет в Трудовом кодексе. То есть ни одной привилегией писатель, литератор пользоваться не может, которыми пользуются другие творческие работники, нас как бы не существует. Конечно, это надо исправлять, потому что он не может получать пенсию за литработу, он не может получать больничный, то есть писатели совершенно бесправны. Трудовое право не предусматривает какие‑либо льготы для этих профессий. И последнее. На прошлом заседании Совета по русскому языку я внёс такое простое предложение, легко исполнимое: чтобы поднять уровень русского языка, русской культуры, ввести выпускные экзамены по русскому языку во всех вузах страны – в технических, гуманитарных, без исключения. Это очень, я думаю, подтянуло бы всех, потому что человек сдаёт вступительные экзамены, а к пятому курсу он начинает писать совершенно безграмотно.

Я бы ещё ввёл, конечно, экзамен по истории, потому что если мигранты сдают, получая здесь вид на жительство, какой‑то экзамен по русской истории, то почему коренные жители России не должны знать свою историю хотя бы в объёме средней школы? А с историей происходят чудовищные вещи, приводили примеры опросов. Это, конечно, смутное сознание. А без исторического сознания не может быть вообще национального сознания. Это, конечно, было бы очень хорошо.

Я уж не говорю об экзаменах для чиновников, я тоже это предлагал, но понимаю, что это проблема довольно трудная, сложная, но хотя бы начать со студентов, чтобы они сдавали экзамен по русскому языку, выпускники. Конечно, это привело бы к оздоровлению нации во многом и к поднятию культурного потенциала.

Спасибо вам за внимание".

Отсюда

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Достоевский, Игорь Волгин, культура
Subscribe

Posts from This Journal “Игорь Волгин” Tag

promo philologist сентябрь 12, 02:21 2
Buy for 100 tokens
Исполнилось 100 лет со дня рождения Станислава Лема (1921-2006), польского писателя-фантаста, философа, футуролога. Приведу фрагмент из его интервью, данного по случаю 150-летия со дня рождения Ф.М. Достоевского изданию "Przyjaźń" в 1971 году: "Достоевский принадлежит, на мой взгляд,…
Comments for this post were disabled by the author