Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Николай Подосокорский о "Маге" Френсиса Барретта

Барретт Ф. Маг / Пер. с фр. И.В. Харуна. – Н.Новгород: А.Г. Москвичев, 2013. – 456 с. Тираж: 500 экз.
Купить книгу: http://magic-kniga.ru/items/19000?a=63539&yclid=236471103697718235


В 2013 году издательство «А.Г. Москвичев» выпустило в переводе на русский язык знаменитое трехтомное сочинение Френсиса Барретта «Маг», представляющее собой добротный учебник по магии и оккультизму начала 19 века. К сожалению, книга содержит многочисленные досадные опечатки и стилистические неровности, вызванные отсутствием корректора и редактора, однако, это первый перевод на русский язык поистине выдающегося произведения и никакого другого его перевода на русский до сих пор, кажется, не существует. Сразу же замечу, что это перевод сделан не с английского, на котором собственно и был написан «Маг», а с французского, что, безусловно, служит еще одним барьером на пути к постижению оригинала. Конечно, те, кто свободно владеет английским, могут найти электронную версию оригинала в сети, но, понятно также, что подобные книги гораздо предпочтительнее читать именно в бумажном варианте, ибо они созданы не для обычного ознакомления с информацией причудливого и занимательного характера, но для вдумчивого чтения сведущего человека, готового вступить в контакт с миром высшей магии.


Титульный лист первого издания "Мага" 1801 года и портрет Ф. Барретта

Книга «Маг» была впервые издана в 1801 году в Лондоне и представляет своего рода компиляцию из сочинений известных оккультных философов – Пьетро д’Абано (1250-1316), аббата Тритемия (1462-1516), Агриппы Неттесгеймского (1486-1535), Ван Гельмонта (1580-1644) и др., причем, как заявляет Элисон Батлер (Beyond Attribution: The Importance of Barrett’s Magus. In: Journal for the Academic Study of Magic. Band 1, 2003, S. 7-32) Баррет пользовался их английскими переводами 17 века.

Здесь важно заметить, что магические труды такого типа издревле и создавались, по большей части, именно как компиляции, и сам по себе подобный метод нисколько не принижает заслуг и умений каждого последующего автора. Тем более что Барретт не просто вставляет большие куски из той же «Оккультной философии» Агриппы в свою книгу, но меняет порядок цитируемых глав, снабжает их собственными примечаниями, заменяет отдельные фрагменты и т.д. То есть речь идет не о присвоении чужих текстов, а о глубоко продуманной выборке того, что, по мнению автора «Мага», было наиболее значимым и, главное, подходящим для него самого, живущего в другое время и в другой стране. К тому же, как замечает он сам: книги Агриппы «теперь столь редки, что едва ли их можно встретить, и продаются они книготорговцами по очень высокой цене». К счастью, в том же 2013 году издательство «А.Г. Москвичев» выпустило и русский перевод сочинений Агриппы вместе с т.н. «четвертой», приписываемой ему книгой «Оккультной философии», так что при желании можно провести своего рода эксперимент: прочесть труд Агриппы, а спустя время прочесть труд Барретта и сравнить их воздействие на сознание.


Обложка русского издания книги 2013 года

Еще один недостаток книги также связан с отсутствием редактуры – примечания есть и в самом тексте и в сносках, и принадлежат то переводчику, то автору, необходимый комментарий практически отсутствует, иначе говоря, назвать это издание не то, что научным, а сколь-либо образцовым никак нельзя, но для первоначального ознакомления с трудом Барретта оно вполне сгодится.

Что мы знаем о личности автора «Мага»? В очень кратком предисловии к русскому изданию сообщается, что о нем известно очень мало. Родился он в 1774 году в Лондоне и умер предположительно в 1830 году в Америке. Добавлю, что «Маг» был написан примерно в то историческое время, в котором действуют герои известного романа британской писательницы Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл» (2004), по которому в 2015 году был выпущен одноименный сериал. В книге Кларк речь идет о некоем сообществе английских «магов-теоретиков», убежденных в том, что магия ушла из нашего мира несколько столетий назад, но тут же столкнувшимися с практикующим магию мистером Гилбертом Норреллом, у которого вскоре появляется и конкурент в виде другого мага-самоучки Джонатана Стренджа. Но если книга Кларк – этакая развесистая клюква, производящая впечатление на тех, кто весьма поверхностно знаком с историей европейского оккультизма Нового времени, то «Маг» Баррета – серьезный классический труд, оказавший влияние на последующее развитие западной магии. Цель же у Барретта, однако, была та же самая, что и у вымышленного мистера Норелла: «На сей раз, - писал он, - тайны Природы начинают исследоваться глубже, нежели за все предшествующее столетие, на протяжении которого ими пренебрегали вовсе».


Эдди Марсан в роли мага Гилберта Норрелла. Кадр из сериала "Джонатан Стрендж и мистер Норрелл" 2015 года

Из предисловия к русскому изданию можно узнать, что до середины 19 века сочинение Барретта (не в последнюю очередь из-за его дороговизны) оставалось почти неизвестным современникам, и лишь благодаря писателю и оккультисту Эдварду Бульвер-Литтону (1803-1873), автору великого романа «Занони», и магу Элифасу Леви (1810-1875) оно получило заслуженное признание. Также «Магом» активно пользовались представители Герметического ордена Золотой Зари в период т.н. оккультного Возрождения конца 19-начала 20 вв. В частности ссылки на него можно найти в книге известного исследователя этого ордена Израэля Регарди (1907-1985) «Талисманы. Руководство по изготовлению, освящению и применению» (М.: Энигма, 2007). Существует до сих пор не изданная на русском языке краткая биография Барретта, написанная Ф. Кингом и опубликованная в 1992 году: «The Flying Sorcerer: Being the Magical and Aeronautical Adventures of Francis Barret, Author of The Magus», содержащая самые минимальные сведения о его жизни. Последнее, впрочем, как и нелепые слухи о нем, вполне объяснимы, ибо задачей всякого настоящего мага является стирание личной истории и сознательное запутывание фактов своей биографии. То есть отсутствие внятной биографии и обилие нелепой критики свидетельствует скорее в пользу Барретта, по всей видимости, действительно, бывшего выдающимся посвященным первой трети 19 столетия.

Однако кое-что о Баррете все-таки можно прочесть, к примеру, в книге Оуэна Дэвиса «Гримуары: история магических книг» (М.: Гарпократ, 2014). В ней справедливо говорится о том, что «вклад англичан в развитие ритуальной и заклинательной магии состоял не в популяризации за счет дешевых изданий, а в составлении нескольких полновесных и дорогостоящих компиляций из книг неоплатоников раннего Нового времени». Предшественником Баррета в этом деле был астролог и масон Эбенезер Сибли (1751 - ок. 1799), умерший за несколько лет до выхода «Мага» и оставивший после себя сочинение «Новое и полное изложение небесной науки астрологии», выдержавшее множество переизданий. В то время, по выражению историка Э.П. Томпсона, Лондон переживал «взрыв антирационализма». После смерти Сибли Барретт также провозглашает себя адептом оккультных наук, и к нему обращается один из учеников Эбенезера знахарь Джон Паркинс.


Изображения адских духов - иллюстрация из первого издания "Мага" 1801 года

В английских газетах начала 19 века можно найти упоминания о Барретте как о неудачном воздухоплавателе: в 1802 году он якобы трижды собирал большую толпу зрителей, желавших полюбоваться, как он взлетит на воздушном шаре, но каждая его попытка потерпела фиаско. Однако воздухоплавательные неудачи Барретта быстро забылись, а его книга, пусть и спустя время, заняла свое почетное место в магической традиции.

Книга «Маг» по своей структуре является трехтомником: первый том посвящен природной и талисманной магии, а также алхимии, астрологии и нумерологии; второй том посвящен магнетизму, некромантии, демонологии и собственно церемониальной магии; наконец, третий том охватывает биографии величайших магов предшествующих столетий от Зороастра и Аполлония Тианского до Генриха Корнелия Агриппы и Джона Ди (всего 18 имен). Наиболее часто Барретт цитирует Агриппу, но это можно объяснить не только позитивистским способом – в том смысле, что именно этот материал ему попался на глаза и был наиболее пригоден для заимствований – но и в чисто магическом ключе, ведь известно, что многие маги считали сами себя реинкарнацией магов, живших до них. Так, Элифас Леви увидел в ходе ритуала некромантии тень Аполлония Тианского и понял, что это он сам и есть, а Алистер Кроули считал себя новым воплощением Элифаса Леви и т.д. Разумеется, Барретт нигде не пишет о том, что он и Агриппа – одно существо, но использует текст последнего так, как будто он был написан им самим.

Сочинение Барретта (как и многие магические трактаты и гримуары того времени), безусловно, написано христианином, хорошо знающим Священное Писание и труды отцов Церкви и видящим в магии высшее проявление религии, особую деятельную мудрость, направленную на постижение Бога-Творца через созерцание и изучение его творений, общение с духами, причем всегда при помощи и с дозволения Божественных сил. Как пишет автор: «…пусть никто не обижается на почитаемое священное звание Маг – звание, которого заслуживает каждый мудрец, когда он следует тем же путем, который протоптал сам Христос, а именно путем кротости, любви, милости, поста, молитвы и т.д.; ибо истинный маг является самым истинным христианином и ближайшим учеником нашего благословенного Господа…» (с. 26-27).


Посвящение в колдовские таинства. Старинная аллегория

Таким образом, высшая магия существенным образом отличается от низкопробного дьявольского колдовства, которое обыкновенно используется ведьмами во вред людям. Ведьм как прислужниц дьявола Барретт, конечно, порицает, но при этом наряду с ритуалами вызова ангелов зачем-то подробно излагает заклинания вызова и подчинения адских духов. Действительно, кажется странным находить пользу в последнем, если маг, как он сам уверяет, способен общаться с высшими силами и получать от них откровения хотя бы во сне.

Сложно также сказать, являлся ли его подчеркнутый христианский морализм искусной завесой, необходимой для того, чтобы не отпугнуть религиозных читателей и не навлечь на себя их гнев как на "богопротивного колдуна", или это просто дань традиции, идущей с более жестоких и людоедских времен (недаром в биографии того же Агриппы Барретт специально упоминает о его проблемах с инквизицией), но порой его назойливые предуведомления выглядят именно как желание на всякий случай обезопасить себя и свой труд от излишней критики со стороны религиозных фанатиков.

Сам автор в обращении к читателю характеризует свою книгу следующим образом: «…наш Труд является как бы духовной сущностью, извлеченной из огромного количества материала; ибо мы можем сказать с полным правом, что этот маленький Курс поистине является духовным и существенным для счастья человека; поэтому тем, кто желает быть счастливым, мы с самыми лучшими намерениями заповедуем этот Труд в качестве их постоянного попутчика, в котором, если они будут за него держаться, они не разочаруются в своих желаниях достижения истинного Философского Камня». В другом месте Баррет поясняет, что книга может быть полезной только при определенных условиях, а именно отсутствии к ней скептического отношения: «…чтобы оперировать в магии, нужно иметь веру постоянную, не сомневаться в удаче, вовсе не колебаться и не иметь сомнения духа. Вера твердая и постоянная творит чудесные эффекты даже в операциях ошибочных…»


Тематическая иллюстрация

Речь идет о том, что главным двигателем магии является человеческая воля, направленное на достижение какой-то конкретной цели. «Общим правилом является то, что всякий дух, совершенствующийся в желаемом и в своей страсти, создает себе вещи, наиболее способствующие и действенные в отношении того, чего он желает. Если же хотят заниматься магией, нужно знать и познавать свойство своей души, ее добродетель, ее веру, масштаб и даже степень ее власти над вселенной». Крайне важна и в целом готовность открыться духовному знанию: «…тот, кто не желает духовного знания, не может достичь его никакими средствами, кроме, во-первых, прибегания к Богу, во-вторых, очищения собственного сердца; в-третьих, предания себя воле Святого Духа…» В книге содержатся и конкретные уроки, позволяющие очиститься и подготовиться к тем или иным духовным практикам, но они в общем-то знакомы всем более-менее религиозным людям и подразумевают, в первую очередь, ритуальную чистоту, пост, освобождение души от скверных мыслей, похоти и корыстолюбивых желаний, освящение жизненного пространства, молитва, чтение Библии и т.п.

Еще одним непременным условием преуспеяния в постижении королевского искусства, по Барретту, является умение сохранять секреты о наиболее важных вещах, не открывая их посторонним: «И мы сразу же предупреждаем вас, что всякий магический опыт бежит от гласности, пытается спрятаться, усиливается и укрепляется молчанием, но разрушается обнародованием; также и вся добродетель твоих работ потерпит ущерб, если будет влита в слабые, болтливые и скептические умы. Итак, если ты желаешь быть магом и собрать плоды этого искусства, будь скрытым и никому не открывай ни своей работы, ни места, ни времени, ни своего желания или воли, за исключением одного учителя или напарника…»

Сам Барретт, однако, не особенно-то стеснялся рассказывать о своих умениях и в конце второй книги даже указал свой адрес, по которому желающие взять у него частные уроки могли бы его найти и переговорить с ним по поводу всякого рода оккультных вещей (разумеется, за определенного рода денежную плату). Как следует из «Объявления» Барретта, он намеревался создать оккультную школу из двенадцати учеников – по числу апостолов Христа. Однако сумел ли он это сделать при жизни неизвестно, хотя отдельные ученики у него, безусловно, были.


Тематическая иллюстрация

Примечательно, что, автор «Мага» использовал свои познания в оккультизме, в том числе, и для предсказания чисто политических событий. Так, в третьей главе первой части первой книги он пишет о вещих сновидениях и отмечает, что при последней смене правительства (по всей видимости, речь идет об отставке с поста премьер-министра в марте 1801 года Уильяма Питта Младшего) он «узнал об этом, по крайней мере, за пять дней до события» и описал то, как оно произойдет, нескольким своим друзьям. Однако это единственная такого рода проговорка в книге, которая в целом посвящена вовсе не умению предсказывать политические события и, тем более, влиять на них, а возможности как можно лучше узнать устройство мира и человека в целом и своей личности в частности.

Наиболее мощным орудием мага, согласно Барретту, является его слово: «Действительно, сила человеческих слов столь велика, что когда они произнесены со всей решительностью ума, они способны перевернуть Природу, вызвать землетрясения, бури и ураганы. <…> Почти все чары бессильны без слов, потому что слова – это речь говорящего и образ обозначаемой вещи; поэтому, какой бы чудесный результат не намеревались получить, пусть это будет исполнено с добавлением слов, обозначающих волю или желание оператора…»

Но что нужно, чтобы эти слова обрели должную силу? На это Барретт отвечает так: «…никто не может быть успешным магом, кроме того, кто знает, как привести в возбуждение магическую силу своей души или создать это практически, без знания». Чуть ранее он также замечает: «…наивысшим видом магии является тот, который приводится в возбуждение умственным зачатием, и действительно, такое зачатие внутреннего человека возбуждается только Святым Духом и его даром – Кабалой; но такое зачатие внешнего человека приводится в возбуждение сильным воображением, ежедневным и возвышенным созерцанием, а у ведьм – дьяволом».


Из первого издания "Мага" 1801 года

Помимо основательной общей теории магии, книга Барретта содержит множество практических детальных руководств по созданию талисманов, поиску философского камня, вызову тех или иных духов, вычислению благоприятных дней, составлению гороскопов, открытию тайных имен и т.д. и т.п. Каждый может извлечь из этого учебника то, что его наиболее интересует в настоящий момент, если, конечно, его вообще интересуют подобные вещи. Предугадывая критику и скепсис в отношении своего труда, Барретт после изложения десяти замечательных алхимических уроков дал четкую и внятную рекомендацию о том, как следует правильно читать его труд: «Возможно, найдутся такие – в чем я не сомневаюсь, - которые скажут, когда посмотрят наши работы: этот парень всем указывает, всех поучает, он говорит нам то, что мы и так знали. На это я отвечу: пусть они прочтут наши книги дважды; и если они не найдут ничего, что им покажется ценным (т.е. сами убедятся, что это ценно), то я сожгу эти писания и забуду их».

Совет Барретта абсолютно универсальный для чтения любой стоящей книги, которую всегда, чтобы ее мало-мальски понять, следует читать, как минимум, дважды (первый раз – для установления первоначального контакта и встраивания ее в нашу картину мира, второй – для восприятия ее как субъекта и открытия для себя, действительно, нового). За себя скажу, что мне, чтобы признать правоту Барретта, хватило уже первоначального чтения, а во второй раз я бы хотел прочесть этот учебник уже в более адекватном переводе – надеюсь, что он со временем появится. Пока же отсылаю всех интересующихся к этому изданию.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

Tags: Барретт, Подосокорский, гримуары, магия, оккультизм, рецензии, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “рецензии” Tag

promo philologist ноябрь 5, 19:01 8
Buy for 100 tokens
Беседа публициста, члена PEN International Николая Подосокорского с Ириной Кибиной, экспертом по эффективному сотрудничеству, разрешению конфликтов и эффективной коммуникации. В 1996-2000 гг. Ирина Кибина работала вице-мэром Великого Новгорода и заместителем председателя городской Думы, в…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments