Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Григорий Остер: "У нас всегда есть попытки всех заставлять делать все, что сказал главный в стране"

Из интервью детского писателя Григория Остера порталу «БИЗНЕС Online».

— А что для писателя страшнее — диктат идеологии или диктат бизнеса?

— Идеология, конечно, страшнее. Что такое диктат бизнеса? На самом деле, если человек не может пробиться, не может зарабатывать себе на жизнь тем, что он пишет, то это, к сожалению, нормальное явление. Во всем мире огромное количество писателей, но писателей, которые живут со своего писательского труда, — единицы. И, как правило, это не лучшие писатели, а самые популярные, те же детективщики. Так что это редкость во всем мире, чтобы хороший писатель, помимо того, что он хороший, был еще и при жизни достаточно популярен, чтобы он мог жить на то, что он написал. Как правило, писатель становится популярным, когда его экранизируют, когда он включен в некую индустрию...



— То есть у вас нет ностальгии по советскому времени, когда вы стали знаменитым, а писатель имел ореол властителя дум?

— Неправда, писатель не был властителем дум. Те писатели, которые при советской власти были официальными писателями, они никакими властителями дум не были, они были плодом государственной пиар-машины, которая их идеологически раскручивала. А те писатели, которые были диссидентами, они тоже не были властителями дум массового читателя, они были гонимыми, терзаемыми людьми. Например, вы, примерно сорокалетние, люди более молодого поколения, чем я, столкнулись с советской властью, когда она уже была старенькой слабенькой бабушкой, она была такая «кхе-кхе-кхе», можно было прыгать вокруг нее, размахивать руками, дразнить, а она тихо улыбалась со своего кресла, поэтому вам теперь кажется, что это была милая старушка. И у вас ностальгия. Но это была жуткая тетенька. Я уже даже не говорю, что она делала с Пастернаком, с Бродским. Это же живые люди, они все находились, скажем так, в положении сегодняшнего Навального как минимум. И то, еще Навального пока никто не выгнал, а Солженицына и всех-всех выгоняли из страны. Это уже потом, когда она стала бабушкой, тогда было все проще. В мое время она уже не была такой кровожадной, как в сталинские годы. А до этого просто убивала. Сплошные расстрелы и могилы, да еще и неизвестно где, как у Цветаевой или Мандельштама.

— Кто-то из апологетов советского прошлого может вам ответить, дескать, Остер плюет в колодец, из которого сам когда-то пил.

— Я пил из другого колодца, я пил из колодца русского языка, русской и всеобщей нашей всесоюзной, всенациональной литературы, культуры, а не из колодца советской власти. Это совершенно разные колодцы, их не надо путать. У людей, которые поворачивают голову и смотрят в прошлое, у них все смешивается. Они вспоминают свою прекрасную молодость, и у них она ассоциируется с тем, что происходило. Все это надо понимать. Построение коммунизма — это на самом деле очень страшное, жестокое, безумное и бессмысленное занятие. Это развращение детей с малолетства, когда в школе их заставляли думать одно, а говорить другое. Прекрасный учитель литературы, который преподавал у нас в школе, говорил: «Вы же понимаете, что не надо писать в сочинениях все, что я вам говорю? Меня за это уволят».

Надо просто хорошо знать историю и понимать, что это совершенно не те колодцы, о которых надо думать и говорить. То, что появились мультфильмы, которые сделали меня популярными, опять же, они сделали не меня популярными, никто не знал моего имени. Я сделал штук 50 мультфильмов, но популярными из них были «Котенок по имени Гав», «38 попугаев». Это не каждый раз получалось. Я вас уверяю, что мои сценарии других мультфильмов были ничуть не хуже, но кино — это все-таки режиссер, а когда это мультипликация — это мультипликатор. «Котенка по имени Гав» делал великий режиссер Атаманов, классик, «Золотая антилопа» — это его. «38 попугаев» делал хороший режиссер Уфимцев, но мультипликатором был там великий Норштейн, и это он оживил самих персонажей, которых нарисовал Шварцман, замечательный художник, тот же, который нарисовал «Котенка по имени Гав». Но популярным меня это все тогда не сделало. Даже «Вредные советы» не сделали меня тогда популярным. Они ходили по рукам еще во времена советской власти, когда их государственные издательства не издавали. А издавать миллионными тиражами меня начали частные издательства в 1993 - 1994 году. При советской власти у меня не было ни одной книги в твердом переплете с цветными картинками.

— Неидеологичность — это была главная претензия к вашим произведениям?

— Конечно. Для того, чтобы меня при советской власти широко издавали, надо было писать то, за что редакторов бы потом похвалили. А когда я написал первую свою книжку про слоненка, мартышку, удава и попугая, то моего редактора наказали за ее издание, сказали, что она идеологически не выдержана. Писать надо было про пионеров, про Ленина, про рабочие профессии. Мы же занимались важным делом — строили коммунизм, а я вместо этого рассказывал про каких-то слоненков, мартышек и попугаев. Надо понимать, как это все устроено. А популярным... Наверное, когда «Вредные советы» стали издаваться миллионными тиражами, когда появилась моя книга «Задачник по математике» тоже миллионными тиражами, тогда люди и узнали, что есть вот такой писатель.

— Тем не менее в современной России есть очевидная мода на возвращение советских символов. Кто-то считает, что нам вновь нужна и централизованная детская организация. Стоит ли возвращаться к пионерии, только чтобы галстук был трехцветным, а не красным?

— Нет, конечно. Потому что идеологически работать с детьми, втягивать их в партийную борьбу (а такая организация не может существовать без некой однозначной идеологии) — это хуже педофилии. Это очень вредно и опасно. Я когда-то сделал художественный фильм, который назывался «До первой крови». Это был фильм против игры «Зарница», в которую детей государство заставляло играть каждое лето. Официально «Пионерская правда» объявляла о проведении игры — и дети играли в войну. Я считал, что в войну играть неправильно, потому что мы тогда едва-едва вышли живыми из ситуации, когда весь мир мог погибнуть на раз-два. Сейчас опять наблюдается обострение между Россией и Америкой — это тоже может привести к очень быстрому окончанию всего и превращению нашего мира в то, что нам показывают в разных страшных фантастических фильмах... <...>

— Ощущение, что в последние несколько лет на фоне международной ситуации в нашем обществе градус ненависти друг к другу возрос очень сильно. И это проявляется во всем, не обязательно связано с Украиной или Америкой, даже ваш друг Андрей Бильжо неожиданно стал главным ньюсмейкером — на него все набросились за неосторожный пост. Может быть, согражданам нужны какие-то новые специальные «вредные советы»?

— Все те же самые советы, все сказано в моих «Вредных советах»: «Если вы решили первым стать в рядах своих сограждан, никогда не догоняйте устремившихся вперед. Через пять минут, ругаясь, побегут они обратно. И тогда, толпу возглавив, вы помчитесь впереди». Да, к сожалению, градусы такого вот обострения конфликтов периодически поднимаются вверх, опускаются вниз, бывают спокойные эпохи, бывают не очень спокойные, но опять же это все в каком-то смысле иллюзии. Когда нам казалось, что в 1991-м случилось чудо и без крови Советский Союз уступил место России, и эта страшная эпоха, которая могла кончиться такой же революцией, какая была в 1917 году, вроде бы так спокойно прошла — погибли всего-то три мальчика в 1991 году. Но это нам только казалось, потому что потом мне рассказывали, что в это же самое время происходило в Азербайджане, Армении, на окраинах, в Казахстане, в отваливающихся от России огромных кусках, в Грузии... Градус ненависти как вулкан: сверху все покрыто корочкой...

— Вы сейчас имеете отношение к сайту «Президент России гражданам школьного возраста», который создавали?

— Что значит имею? Я его почти весь сделал. Сейчас там ничего не меняется, нового ничего не делаю...

— А почему?

— Ну все, хватит, что можно было — сделали. Там все уже написано. Когда несколько лет назад пытались уничтожить телеканал «Дождь», я пришел в телестудию и сказал, чтобы журналисты не волновались, президент не позволит их уничтожить, потому что президент детям на своем сайте детском говорит, что он, президент, обязан заботиться о том, чтобы в стране всегда оставались независимые не только от государства, но и от самого президента средства массовой информации. Он обязан об этом заботиться, обязан не допускать, чтобы эти независимые телеканалы исчезали. Как видите, телеканал продолжает работать.

— О чем вы договаривались с Владимиром Путиным, когда делали этот проект?

— Дело в том, что я делал сайт не Путина, не Медведева, я делал сайт президента России. И когда президентом был Путин, он прочел весь написанный мною текст и завизировал, что вот так должен вести себя президент России, как там написано. Там все написано правильно. К сожалению, недостаточное количество директоров школ и учителей внимательно изучают этот сайт, потому что мы не хотели, чтобы этот сайт заставляли детей изучать, мы не хотели, чтобы этот сайт изучали в школе. И там так и написано, что не надо заставлять детей изучать этот сайт в школе. Это дело добровольное.

— А такие попытки есть: заставлять детей изучать его?

— Ну у нас всегда есть попытки всех заставлять делать все, что сказал главный в стране. А там как раз против этого написано — сказано, что надо бороться с любовью к власти.

Отсюда

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграмм: http://telegram.me/podosokorsky

Tags: Григорий Остер, детская литература, литература
Subscribe

Posts from This Journal “детская литература” Tag

promo philologist july 4, 18:41 6
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья, я принял участие в конкурсе профессионального мастерства книжной премии «Ревизор–2020» в номинации "Блогер года". Вы можете поддержать меня и мой книжный блог в интернет-голосовании, открытом на сайте журнала "Книжная индустрия" (регистрация там…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments