Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Categories:

Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 11-я лекция, часть 2

Миссия единичных народных душ в связи с мифологией германского севера

Христиания, 16 июня 1910 г.

Все эти частности Сумерек Богов соответствуют тому, что предстанет человечеству в новом, действительно указывающим в будущее эфирном видении. Отпадет Фернис-волк. О, глубокая, глубокая истина таится в этом устранении Фернис-волка в его борьбе с Одином. В ближайшем будущем исключительно сильна будет опасность для человека вместо развития новых сил своего ясновиденья поддаться своему влечению и остаться при старом, астральном ясновидении древности, которое соблазнило бы его такими душевными образами как, например, Фернис-волк. И это опять-таки было бы суровым испытанием для того, что должно взойти на почве духоведения: если, например, на его почве появилось бы влечение ко всякому неясному, хаотическому ясновидению, появилась бы склонность ценить выше не то ясновидение, которое просветлено разумом и наукой, а старое хаотическое, лишенное этих преимуществ.



Со страшной силой отмстились бы такие остатки старого ясновиденья, которые множеством хаотических образов внесли бы путаницу в сознание людей. Такое ясновидение нельзя было бы встретить теми способностями, которые сами берут свое начало в силах древнего ясновидения, а только тем, что в течение Кали-юги созрело как здоровая сила к новому ясновидению. Спасти может не дарованная старым Архангелом Одином сила, не старые ясновидческие силы; должно прийти что-то совсем другое. Это другое известно германо-северной мифологии, она знает о его существовании. Она знает о жизни эфирного облика, в который должно инкарнироваться то начало, которое мы должны увидеть как эфирный облик Христа. И только ему удастся изгнать то, что непросветленной ясновидческой силой запутает и затуманит человечество, если Один не уничтожит Фернис-волка, который представляет собой ничто иное, как отставшую ясновидческую силу. Видар, молчавший все время, - он преодолеет Фернис-волка. Об том нам тоже говорят Сумерки Богов.



Кто узнает Видара во всем его значении и чувствует его в своей душе, тот поймет, что в двадцатом веке людям вновь может быть дана способность видеть Христа. Вновь предстанет ему Видар, который близок всем нам в северной и центральной Европе. Мистерии и тайные школы хранили его в тайне как Бога, который лишь в будущем получит свою миссию. Даже о самом его облике говорится неопределенно. Это уже видно из находки вблизи Кельна никем не опознанного изображения, которое является изображением никого иного, как Видара. В течение Кали-юги приобретались силы, которые должны одарить человека способностью созерцания нового явления Христа. Те, кто исходя из симптомов времени призваны указать на то, что должно прийти, знают, что новое духовное исследование вновь восстановит силу Видара, который отстранит от душ людей все то, что как остатки сил старого хаотического ясновидения способно внести в них лишь путаницу, и который в груди человека, в душе человека, пробудит новоразвивающееся ясновидение.



Итак, когда из Сумерек Богов нам мерцает удивительный облик Видара, мы видим, что из германо-северной мифологии нам, так сказать, лучится надежда на будущее. Чувствуя свое родство как раз с обликом Видара, глубину существа которого мы хотим постичь, мы надеемся, что то, что должно быть центральным нервом и жизненной эссенцией всей сущности духоведения, сможет изойти из тех сил, которые сможет принести Архангел германо-северного мира для современного развития. Для пятого послеатлантического периода времени завершена лишь часть общего развития человечества и духа; завершение другой части предстоит в будущем. Из суммы северо-германских народов этому завершению будут больше всего способствовать те народы, которые чувствуют, что они несут в себе элементарные, свежие силы.



Но это будет предоставлено людским душам; они сами должны будут решиться работать. В двадцатом столетии, возможны заблуждения, потому что то, что должно быть достигнуто, предоставлено свободе людей и не должно подлежать принуждению. Поэтому вся суть в том, чтобы правильно понять то, что должно прийти. Вы видите, таким образом, что если в нашей современной духовной науке высказывается знание о существе Христа и если мы исходим из истинного познавания этого существа Христа, которого мы встречаем в самой сущности европейских народов, если мы связываем с этим наши надежды на будущее, то это действительно не покоится на каком-либо пристрастии или склонности темперамента.
Уже не раз говорилось, что дело не в имени, которое дается существу, которое можно обозначить Первым в эволюции человечества. (Тот, кто познает существо Христа, никогда не будет упираться на том, чтобы имя Христа удержалось как таковое).



Но если мы правильно понимаем импульс Христа, то мы никогда не станем говорить, что существо, живущее в эволюции человечества - человечества Запада и Востока, - должно отвечать симпатиям людей по отношению к той или иной истине. Это не соответствует оккультизму. Оккультизму соответствует факт познания: если это существо должно было быть окрещено под именем Будды, то чтобы это - совершенно независимо от того, симпатично это тому или иному или нет - неизменно совершилось. Итак, дело не в симпатии или антипатии, а в истине фактов. Если бы факты показали нам иное, в это же мгновение мы были бы готовы и действовать по-иному. Руководящий принцип принадлежит только и единственно фактам.



Мы не стремимся вносить в то, что мы рассматриваем как собственное жизненное начало духоведения ни восточные, ни западные тенденции; и если в северо-германских Архангелах мы должны были найти то, что может оплодотворить силы истинного духоведения, то это не будет дано одному-единственному народу или одному-единственному племени, а будет дано всему человечеству. То, что будет дано, что должно быть дано всему человечеству, это хотя и может возникнуть в той или иной местности, дано же оно должно быть только всему человечеству. Мы не знаем различия между Востоком и Западом; мы с искренней любовью принимаем то, что мы знаем как исключительно великое истинного импульса древнейшей культуры святых Риши; мы принимаем с любовью персидскую культуру; принимаем с любовью все, что нам известно как египетско-халдейская и греко-латинская культуры; с такой же объективностью мы принимаем и то, что взросло на европейской почве. И только необходимость фактов принуждает нас давать указания так, как они даны.



Когда мы принимаем все общечеловеческое, когда мы соединяем с тем, что мы усваиваем в современности, что мы называем общим достоянием человечества все то, что культурному процесс у человечества принесла каждая религия, когда мы делаем это все больше и больше, - тогда мы как раз деятельны в смысле Христова принципа. А т. к. принцип Христа находится в непрестанном развитии, то мы должны преодолеть то, что ему пришлось испытать в первых столетиях и до наших дней, когда он находился в самой несовершенной начальной стадии. Мы не смотрим в это прошлое, не допускаем его также и поучать нас. Нам неважно это предание; нам важно главным образом, то, что может быть исследовано в духовном мире. Поэтому самое важное Христова принципа мы видим не в том, что было - сколько бы это ни утвердилось, по традиции, - а в том, что будет.



Мы не так уже ссылаемся на то, что нам говорит история, а ищем знание того, что будет. Центр тяжести Христова импульса лежит в начале христианской эры; внешне-историческое неважно. После того как христианство переболело детскими болезнями оно будет развиваться дальше. Оно потянулось и в чужие страны, желая обратить людей к тому, что имелось в отдельных христианских догматах данного времени. О христианстве же, которое стоит перед нашей душой, мы знаем, что Христос был деятелен во всех временах и что мы найдем Христа во всех местах, куда бы мы ни пришли, что Христов принцип есть самый духовный принцип. И если буддизм считает буддистами лишь присягнувших Будде, то христианство будет тем, что не присягает никакому пророку, ибо оно не находится под впечатлением народного основателя религии, а признает Бога всего человечества.



Тот, кто знает христианство, знает и то, что речь здесь идет о Мистерии, которая стала видима на Голгофе на физическом плане. Созревание этой Мистерии и есть то, что ведет нас в направлении, которое я изложил. Ко времени Мистерии Голгофы духовная жизнь была такова, что эта Мистерия должна была быть пережита человечеством как раз так, как она была пережита. Мы не принимаем никаких догматов, в том числе и догматов христианского прошлого, и если с той или иной стороны нам стали бы навязывать какой-нибудь догмат, то в смысле истинно понятого Христова принципа мы бы его отвергли. Пусть приходят люди, пытаясь закрепостить исторического Христа в форму их вероисповедания, или пусть называют фальшью видимого нами будущего Христа, - они нас не смутят заявлением: "Христос должен быть таким-то, а не иными, даже если это будет сказано теми, которым следовало бы иметь понятие о том, кто такой Христос. То же и по отношению к восточному догматизму: он не должен теснить и суживать существо Христа своими традициями и окрашивать его своими догматами. Свободно и независимо от всякой традиции и от всякого авторитета выступает перед человечеством то, что как раз об этой грядущей эволюции может быть сказано из источников оккультизма.



Меня радует то взаимопонимание людей, которое встречаешь на здешней почве. Все вновь и вновь в течение этих дней мне говорили приехавшие сюда не-северяне, как свободно они себя чувствуют здесь по отношению к людям скандинавского севера. Многие высказывали это. Это доказательство – для многих, быть может, еще и не осознанное - того, насколько мы понимаем друг друга в глубокой сущности духовнонаучного познания; насколько мы особенно поймем друг друга в том, на что я указал уже на последнем антропософском конгрессе в Будапеште и что я повторил во время нашего генерального собрания в Берлине, на котором мы имели большую радость видеть также и наших северных друзей. Плохо обстояло бы с духовной наукой, если бы тот, кто еще не может проникать взором в духовные области, должен был бы принимать сказанное на слепую веру. Я прошу Вас и просил вас в Берлине ничего не принимать на веру и на авторитет из того, что я когда-нибудь говорил или буду говорить.



Существует возможность еще до достижения человеком ступени ясновидения проверить то, что извлекается из ясновидческого познания. Что я когда-нибудь говорил о Заратустре и Иисусе из Назарета, о Гермесе и Моисее, об Одине и Торе, о самом Христе Иисусе, я не прошу вас этому верить или принимать мои слова как авторитет. Я прошу вас отучиться от принципа авторитета, ибо от лукавого стал бы для нас этот принцип авторитета. Но я знаю совершенно точно: если вы начнете размышлять с непредвзятым чувством по отношению к истине, если вы скажете: "Нам говорится то-то; проверим доступные нам источники, религиозные и исторические документы, проверим, что нам говорит естественная наука", - то вы убедитесь в правильности сказанного. "Возьмите все на помощь, и чем больше вы сможете взять на помощь, тем лучше. Я спокоен. Сказанное из источников розенкрейцерства вы можете проверять всеми средствами.



Проверьте сказанное мной Христе Иисусе материалистической критикой Евангелий, проверьте сказанное мною по истории, проверяйте из всех доступных вам источников так точно, как только это вам возможно, средствами, находящимися для физически-внешнего плана в вашем распоряжении; я убежден, - чем точнее вы проверяете, тем больше вы найдете отвечающим истине то, что говорится из историков мистерии розенкрейцерства. Я рассчитываю на это: - что сообщения, которые идут из розенкрейцерства, примутся не на веру, а на испытание; не на поверхностное - при помощи поверхностных методов современной науки, а на добросовестное и все более добросовестное. Притяните все, что может вам предоставить новейшее естествознание с его новейшими методами; притяните все результаты исторических или религиозных исследований; я спокоен. Чем больше вы проверяете, тем больше вы будете находить надежным то, что говорится из этого источника. Вы ничего не должны принимать из авторитета.



Лучшие духовные ученики - это те, которые принимают сказанное сначала как побуждение к активности, а затем несут его на служение жизни, чтобы на жизни проверить его. Потому что также и на жизни, на каждой ее ступени, вы сможете проверить то, что говорится из источников розенкрейцерства. Далек дух этих лекций от догматизма и утверждений на веру. Проверьте это на том, что уже и теперь вы можете встретить в душевно незаурядных, здоровых людях; и вы сами обнаружите правильность сказанного как пророческое указание на будущее откровение Христа. Вам надо только открыть глаза и непредвзято проверять. Требования веры в авторитет не ставится никакого. Это своего рода основное настроение, которое неотменно должно проникать собой все, что мы принимаем духовно. Итак, прошу вас, примите к сердцу, что принимать нечто как догмат, только потому, что это высказал тот или иной, - это значит поступать не духовнонаучно поступать духовнонаучно - это принимать сведения духовной науки как побуждение, как толчок, и проверять их на жизни. Тогда исчезнет для нашего духовно-научного мировоззрения опасность той или иной окраски. Ни восточные, ни западные оттенки не должны окрашивать наши воззрения.



Говорящий в духе розенкрейцерства не знает им ориентализма, ни западничества, ему оба одинаково симпатичны, и он вскрывает истину исключительно из внутренней природы фактов. Это то, на что мы указали как на народного духа, вершащего в северных областях. В них живет германо-северо-мифологический дух, живет сейчас хотя еще и неявно, но, тем не менее, распространенным в Европе гораздо далее, чем думают. Если бы возник спор среди северных народов, то его разрешение состояло бы не в критике действий той или иной его части, а в пробуждении каждого народа к самопознанию и в вопросе: что есть то лучшее, что я могу дать? Тогда возложится на общий алтарь то, что ведет человечество к его общему. продвижению вперед, к его благополучию.



Источники того, что мы можем дать, лежат в индивидуальном. Германо-северный Архангел принесет будущей общей культуре человечества как раз то, к чему ведут заложенные в нем способности, которые мы приблизительно охарактеризовали, но он особенно одарен, чтобы способствовать осуществлению во второй половине пятого послеатлантического периода культуры того, что еще не может быть сделано впервой половине, - а именно, того, на что было указано как на пророчески-зачаточный духовный элемент в славянской философии и в славянском народном ощущении. Пока это находится в подготовительной стадии, должна будет завершиться первая половина пятого послеатлантического периода времени. Там сначала могло быть достигнуто как философия, тонкое, возвышенное духовное мировоззрение. Его должны еще охватить и проникнуть собой народные силы, чтобы оно смогло стать общим достоянием человечества, стать понятным широким кругам нашей земной жизни.



Попытаемся понять друг друга в этой области, тогда эта в ином случае несколько опасная тема не принесет плохой плод; если соединившийся здесь север и юг, восток, запад и центр Европы мы ощущаем как нечто важное для всего человечества; если мы чувствуем, что большие народы, так же как и малые народные осколки имеют свою миссию и должны привнести свою часть для этого целого. Иногда маленьким народным осколкам - т. к. им приходится сохранять старые или новые душевные мотивы - надлежит привнести важнейшее. Таким образом, даже если предметом наших рассмотрений мы ставим этот важный вопрос, отсюда может возникнуть ничто иное, как основное ощущение душевной общности всех тех, кто соединен под знаком духовнонаучного мышления и чувства духовных идеалов.



Недоразумения могли бы возникнуть из изложенных фактов лишь в том случае, если бы мы не ясно постигли сущность мирового духовно-научного движения, если бы наши ощущения шли только из личных симпатий и антипатий. Если же мы поняли дух, который вершит в этих лекциях, то сказанное в них сможет нам помочь поставить себе высокий идеал и принять неуклонное решение выполнить, - каждый по-своему и на своей почве - нашу миссию и привнести ее к общей цели. Это удается нам лучше всегда тогда, когда это идет из нашего собственного существа, из того, что мы несем в себе, как задатки. Мы лучше всего служим человечеству в целом, когда мы развиваем в себе эти наши особые задатки, чтобы принести их в жертву культурному потоку этого развивающегося человечества. Мы должны учиться понимать это. Мы должны научиться понимать, что плохо было бы, если бы духовная наука вела не к развитию человека, Ангела и Архангела, а к преодолению одного народного мнения другим.



Духоведение существует не для того, чтобы помогать господствующему где-то на Земле вероисповеданию завоевывать еще и другую область. Его духу совершенно не отвечало бы, чтобы Восток завоевал Запад или чтобы произошло обратное. Но в его духе - отдать наше лучшее, чисто человеческое всему человечеству. И когда мы полностью живем в нас самих, но не для нас самих, а для всех людей, то это и есть истинная духовная терпимость. Это слова, которые я должен привнести к нашей рискованной теме. Благодаря духовной науке - в этом мы будем все больше убеждаться - прекратится расщепление людей. Поэтому как раз теперь существует духовная наука, которая ведет нас не к тому, чтобы ставить народные души в оппозицию одна к другой, а чтобы призвать их к гармоничному сотрудничеству. Чем лучше мы это поймем, тем лучшими учениками духа станем мы. На этом пока должны отзвучать наши рассмотрения. Ведь, в конечном итоге, то, что мы собираем как познание, должно отзвучать в нашем ощущении, чувстве и мышлении и в нашем духовном идеале. Чем больше мы в этом живем, тем лучше мы как духовно-познающие. Многие из прибывших сюда на север - я это пережил - вынесли отсюда наилучшее впечатление, которое выразилось в словах: "Как мне хорошо здесь, на севере"!



Когда в будущем в человечестве пробудятся высшие силы, с которыми мы, без сомнения, встретимся, тогда молчаливый дух азов Видар будет деятельным, активным другом того сотрудничества, той общей прилежной работы, под знаком которой мы все пробыли теперь вместе, - эти слова мы можем принять, как слова Видара. В этом смысле расстанемся теперь после нескольких дней совместного пребывания, оставаясь в духе - и в этом же смысле – всегда вместе. Откуда бы мы ни сошлись в нашем духовном стремлении, издалека или близи, да будут наши встречи всегда гармоничны, - также и при затрагивании такой темы, как вопрос об индивидуальностях той или иной области Земли. Мы знаем, что это лишь единичные жертвенные огни, горящие не прочь друг от друга, а в стремлении слиться в мощное жертвенное пламя которое должно запылать на благо человечества благодаря столь близкому нашему сердцу и так глубоко коренящемуся в нашей душе духовному мировоззрению.



См. также:
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... Предисловие к циклу и 1-я часть 1-й лекции
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 1-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 2-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 2-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 3-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 3-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 4-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 4-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 5-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 5-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 6-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 6-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 7-я лекция
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 8-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 8-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 9-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 9-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 10-я лекция, часть 1
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 10-я лекция, часть 2
- Рудольф Штайнер. Миссия единичных народных душ... 11-я лекция, часть 1

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграмм: http://telegram.me/podosokorsky

Tags: Штайнер, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

promo philologist 15:14, saturday 4
Buy for 100 tokens
Беседа литературного критика и книжного блогера Николая Подосокорского с главным редактором издательства "Ладомир" Юрием Михайловым. О выпуске легендарной серии "Литературные памятники" и ее подарочном варианте, культуре чтения, ближайших планах издательства, академическом…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments