Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Category:

Рудольф Штайнер. Евангелие от Матфея. 1-я лекция, часть 1

Берн, 1 сентября 1910 г.

Вот уже в третий раз нам представляется возможность говорить в Швейцарии об основном событии в истории Земли и человечества. В первый раз в Базеле нашей темой было Евангелие от Иоанна, во второй раз - Евангелие от Луки. И наконец, сегодня мы посвятим наше исследование Евангелию от Матфея. Я уже не раз отмечал, что повествование о пришествии Христа не без причины дошло до нас в четырех памятниках, которые как будто в некотором смысле между собой расходятся. Это обстоятельство, дающее повод современному материалистическому мышлению к отрицательной и разрушительной критике, для антропософии имеет самое большое значение.



И действительно, никому не подобает судить о каком-либо человеке или факте, если изучение их проводилось с одной точки зрения. Я часто пользовался в связи с этим следующим сравнением: когда дерево сфотографировано с одной стороны, никто не сочтет такую фотографию точным, всеобъемлющим изображением этого дерева. Если же наоборот, дерево было заснято с четырех разных сторон, мы имеем четыре различных снимка, которые, быть может, очень отличаются один от другого, но в целом дают полное представление о дереве. Если это так очевидно в отношении какой-то вещи, можно ли вообразить, что событие, относящееся ко всему становлению бытия, решающее событие для человечества, могло быть понято из описания его только с одной точки зрения?



Не противоречия выступают из повествования всех четырех Евангелий. Каждый из их авторов прекрасно понимал, что он был в состоянии описать это величайшее событие всего лишь в одном из его аспектов и что человечеству подобает так увязать между собой эти различные описания, чтобы постепенно получилась полная картина. Будем же терпеливы и постараемся подойти к изучению величайшего события в земном развитии, опираясь на четыре повествования, известных под названием Евангелия Нового Завета, чтобы извлечь из них по возможности наиболее полное познание этого события. В других циклах докладов вы получили представление об истоках различия точек зрения четырех Евангелий. Но прежде чем говорить хотя бы даже о внешней характеристике этих их отправных точек, я хотел бы подчеркнуть, что не собираюсь пользоваться приемами, обычно применяемыми при изучении Евангелий.



Чаще всего вначале приводятся исторические источники; мне же представляется лучшим все, что можно сказать по поводу возникновения Евангелия от Матфея, отнести в конец нашего цикла докладов. Ибо очевидно, - это подтверждается на примере других наук, - что нельзя постичь истории какого-нибудь явления, не зная, что представляет собой само это явление. Какой смысл, например, можно было бы извлечь из истории арифметики, ничего не зная о самой арифметике? Исторический обзор следовало бы всегда помещать в конце исследования, всякий иной метод идет вразрез с естественными требованиями человеческого познания. Будем же считаться с этими требованиями и попытаемся исследовать содержание Евангелия от Матфея, прежде чем воссоздадим историю его возникновения.



Когда человек отдается воздействию - хотя бы поверхностному - Евангелий, он чувствует различия в их языке, в способе описания событий. Если, в частности, вы прониклись содержанием моих докладов о Евангелиях от Иоанна и от Луки, эти различия в методах изложения станут для вас особенно ощутительными. Когда человек предпринимает изучение Евангелия от Иоанна, когда он стремится постичь содержащиеся в нем высочайшие поучения, его охватывает их духовное величие. Ибо Евангелие от Иоанна раскрывает нам высочайшие вершины, до которых может подняться познание, мудрость. Перед душой встают божественные высоты вселенского бытия, и человек говорит себе: "Как бы я ни был ничтожен в моей человеческой сущности, Евангелие от Иоанна родит во мне предчувствие величественного мира, в котором я не чужой, оно переполняет меня чувством бесконечного". Когда мы говорим о Евангелии от Иоанна, нашу душу пронизывает прежде всего духовная высота космических существ, родственных человеку.



Вспомним чувства, вызванные в нас изучением Евангелия от Луки. Они были совсем другого характера, не правда ли? Когда мы раскрываем душу благовестию евангелиста Иоанна, нас, словно магическое дуновение, пронизывает предощущение духовного величия. Евангелие же от Луки, наоборот, излучает душевное тепло, нам раскрывается внутренняя жизнь, которая во всей насыщенности может быть принесена в мир силами любви, силами самопожертвования, - если мы проникнемся этими силами. Если Евангелие от Иоанна описывает нам сущность Христа Иисуса во всем Его духовном величии, Евангелие от Луки раскрывает бесконечную, безмерную способность к жертве, и мы начинаем понимать, что развитие вселенной и человека обязано этой жертвенности любви, которая животворит и одухотворяет мир наряду со многими другими силами. Стало быть, под впечатлением Евангелия от Луки в нас оживает и звучит жизнь чувства, тогда как из Евангелия от Иоанна исходит сила познания, раскрывающая изначальные божественные причины и цели.



Евангелие от Иоанна обращается главным образом к нашей мысли, Евангелие от Луки - скорее к сердцу. В этом можно убедиться, изучая в отдельности каждое Евангелие, и мы намеренно в наших очерках об этих документах особо подчеркнули основной характер каждого из них. Человек, прислушивающийся только к нашим словам, не уловит всего, что заключалось в наших докладах: язык и тон в каждом цикле были иными - в зависимости от его темы. Приступая к Евангелию от Матфея, мы снова должны найти другие слова, другой язык. В Евангелии от Луки мы видели, как в определенный момент человеческого развития все силы, которые мы зовем любовью к человечеству, были сконцентрированы, чтобы пронизать Существо, жившее в начале христианской эры под именем Христа Иисуса. Если же мы отдадимся хотя бы поверхностному влиянию Евангелия от Матфея, мы заметим, что оно развертывает перед нами более подробную и разнообразную панораму, чем два и даже три остальных Евангелия.



Ведь когда мы приступим к изучению Евангелия от Марка, мы убедимся в том, что и его описание также сделано под одним конкретным углом зрения. Если евангелист Иоанн раскрывает духовное величие Христа Иисуса, если евангелист Лука показывает всю силу Его любви, то из описания евангелиста Марка выясняется главным образом Его созидательная сила - та созидательная мощь, великолепием которой просветлена ширь Вселенной. Эта сила у евангелиста Марка производит даже несколько подавляющее впечатление - так она могущественна. Стоит только хоть немного по-настоящему понять это Евангелие, как мы почувствуем себя словно опрокинутыми дуновением космических сил, направленных на нас со всех сторон. Итак, Евангелие от Луки пронизывает нашу душу глубокой сердечной теплотой. Евангелие от Иоанна раскрывает перед нашей душой великие надежды. И наконец, при чтении Евангелия от Марка мы ошеломлены, наша душа теряется перед мощью и великолепием мировых сил.



Совсем по-другому воспринимается Евангелие от Матфея. В нем объединены все три элемента: мудрость, открывающая нашей надежде бесконечные перспективы; теплота чувства, любовь; и наконец, грандиозность и величие Вселенной. Но это все словно смягчено, словно приглушено, и все эти элементы поэтому кажутся ближе нашей человеческой природе, чем в остальных трех Евангелиях. Нас поражает мудрость, безграничная любовь и величие этих трех Евангелий. То же самое мы находим и у евангелиста Матфея, но все это дано так, что мы не теряем самообладания. Все нам кажется ближе и роднее, мы в некотором роде чувствуем все эти силы не над собой, а рядом с нами. Ни в одном месте Евангелия от Матфея нас не давит, хотя оно говорит о тех же самых вещах, которые в других Евангелиях могут нас подавлять.



Вот почему Евангелие от Матфея можно назвать самым "человечным" из всех. Оно описывает в Христе главным образом человека, - так, что, читая его, мы чувствуем, что Христос Иисус евангелиста Матфея очень человечен, очень близок нам всем Своим существом, всеми Своими поступками. В некотором смысле Евангелие от Матфея служит отчасти комментарием к трем остальным. Некоторые вещи, кажущиеся в тех трех Евангелиях слишком необъятными, чтобы мы их могли охватить одним взглядом, - в Евангелии от Матфея смягчены. В том-то и заключается ценность этого Евангелия, что оно поможет нам лучше понять остальные три, как мы это увидим при рассмотрении некоторых подробностей.
Остановимся прежде всего только на форме, на композиции Евангелия. Чтобы охарактеризовать, каким образом в человечество и в мировое развитие сошли величайшая любовь и жертвенность, излучавшиеся Существом, которое мы зовем Иисусом Христом, пришлось обратиться к духовным течениям, истоки которых относятся к самым отдаленным временам земного развития. Евангелист Лука возвращается даже к эпохе первого появления на земле человека.



Чтобы показать отправную точку развития человеческих познаний и мудрости на пути к доступной им цели, Евангелие от Иоанна с самого же начала опирается на самого Логоса-Творца. Высочайшая духовная цель, которую может достичь через познание человек, раскрывается с первых же слов Евангелия от Иоанна. Совсем иначе обстоит дело с Евангелием от Матфея. Это Евангелие начинается с родословной человека, Иисуса из Назарета, отправляющейся от определенного исторического момента. Оно показывает нам, в каких условиях складывалась эта родословная в лоне определенного народа, как все способности, которые объединял в Себе Иисус из Назарета, постепенно развивались и концентрировались, начиная с Авраама, и как через трижды четырнадцать поколений одной-единственной индивидуальности было передано через кровь то лучшее, чем был наделен целый народ. Евангелие от Иоанна отсылает нас в бесконечность Логоса, Евангелие от Луки - к неизмеримым далям человеческой эволюции, Евангелие от Матфея показывает нам человека Иисуса из Назарета, наследовавшего известные способности своего народа, переданные ему через трижды четырнадцать поколений, начиная с праотца Авраама.



Кто по-настоящему хочет понять Евангелие от Марка, должен познать некие космические силы, одухотворяющие нашу Вселенную в целом. Потому что, описывая Христа Иисуса, это Евангелие показывает, как сконцентрировалась в деятельности одного человека, одного человеческого Существа, сущность всего Космоса - квинтэссенция сил, проявляющихся в бесконечных пространствах Вселенной. Оно показывает нам, что все поступки Иисуса Христа явились плодом концентрации космических сил. Евангелист Марк стремится описать, как в Человеке-Боге, в Христе Иисусе, сконденсировалась огромная активность солнечных сил. Он выявляет то, как звезды действуют через человеческие силы. Апостол Матфей в некотором смысле тоже рассказывает о звездных воздействиях.



Поэтому, описывая рождение Иисуса из Назарета и указывая на звезду, приведшую трех волхвов к яслям Младенца, он нас тотчас же подводит к зрелищу великого мирового события - к показу того, как великие космические явления связаны с человеческим развитием. Он не описывает, однако, никакого космического явления, как это делает евангелист Марк, он не требует от нас, чтобы мы устремили глаза на это космическое явление. Он показывает нам трех людей, трех волхвов, и влияние, оказываемое космическими силами на этих трех людей, переживания которых мы можем себе представить. Стало быть, как только мы хотим подняться в Космос, нас отсылают к человеку. Нам предлагают созерцать отсвет Космоса в человеческом сердце, нас не заставляют проникать в неизмеримые глубины Вселенной. Я еще раз вам напоминаю, что все эти замечания относятся только к форме. Так как основная черта Евангелий заключается в том, что они с разных точек зрения описывают одно и то же событие, то и способ описания каждого евангелиста в точности соответствует тому, что каждый из них хочет рассказать о главнейшем событии человеческого и земного развития.



Очень знаменательно, что в начале Евангелия от Матфея наше внимание обращается на ближайшее родство Иисуса из Назарета. Евангелист словно хочет ответить на вопрос, каким был физический облик Иисуса из Назарета, каким образом особенности всего народа, начиная с праотца Авраама, воплотились в этой единственной личности, чтобы через Иисуса могло проявиться Существо, которое мы именуем Христом. И нам дается ответ на эти вопросы. Для того чтобы сущность Христа могла воплотиться в физическом теле, нужно было, чтобы это тело обладало способностями, которыми мог быть наделен только потомок Авраама, в котором все эти способности соединились. Этим человеком был Иисус из Назарета. Нужно было показать, что кровь Иисуса Назарея восходила через поколения к Аврааму, праотцу еврейского народа. В физической личности Иисуса из Назарета была сконденсирована сущность иудейского народа, всего того, что этот народ представляет собой в истории мира и человечества. Что же нужно прежде всего иметь в виду, если мы хотим понять намерения автора Евангелия от Матфея, заставившие его написать такое вступление? Нужно познакомиться с природой еврейского народа. Нужно ответить на следующий вопрос: что мог дать человечеству еврейский народ благодаря своим особым свойствам?



Наша официальная история, исторические описания, внушенные материалистическим мировоззрением, не принимают во внимание таких вещей; они занимаются лишь внешними событиями, и в этом смысле, когда народ рассматривается чисто абстрактно, все народы оказываются равнозначными. При таком способе исторического исследования основной факт, который безусловно необходимо знать, отходит на задний план, и историк не видит того, что каждый народ в эволюции человечества имеет свою задачу, свою особую миссию. Каждый народ вносит свою долю в общую сокровищницу, общее достояние Земли, возникающее благодаря эволюции человечества, и эта доля всегда особая, всегда единственная. У каждого народа есть своя определенная миссия, и каждый народ так построен (вплоть до деталей физической конституции), что он действительно может внести в общее достояние человечества ему одному присущую часть.



Другими словами, люди, принадлежащие к одному народу, обладают физическими, эфирными и астральными телами, наделенными такими способностями, благодаря которым они могут служить орудием выполнения миссии, возложенной на данный народ. Какова же миссия еврейского народа и каким образом способности, обеспечивающие выполнение этой миссии, были заложены и развиты в Иисусе из Назарета? Если мы хотим понять миссию еврейского народа, мы должны еще несколько продвинуться в познании человеческого развития и ближе исследовать некоторые факты, о которых бегло говорилось в других циклах докладов. Вспомним в общих чертах историю человечества со времени великой катастрофы, которую мы называет атлантической.



Эта катастрофа привела к преобразованию земных условий; люди, населявшие древний атлантический континент, переселились с Запада на Восток. Они разделились на два главных потока: первый направился к северу, второй - к югу. Так все атлантическое население огромным потоком перешло через Европу в Азию. Можно представить себе, как в областях, окружающих Каспийское море, постепенно распространился северный поток. Другой поток пересек современную Африку. И в Азии произошло своего рода их слияние, подобное слиянию двух рек, воды которых, сливаясь, вызывают водовороты.



Нам в особенности важно понять способ видения, душевную конституцию этих народов хотя бы в их основной массе, переброшенной из древней Атлантиды на Восток. Налицо тот факт, что в первую послеатлантическую эпоху человеческая душа была совершенно отлична от того состояния, к которому она пришла впоследствии и, в особенности, в наше время. Все тогдашние люди в массе своей обладали ясновидческим восприятием внешнего мира. Люди были способны в известной мере еще "видеть" дух, и физическая природа представлялась им гораздо менее материальной, чем нам. Но вместе с тем, - и это очень важное обстоятельство, - ясновидение послеатлантических народов уже отличалось от ясновидения атлантов в период расцвета их культуры. В ту эпоху люди действительно обладали высокой способностью к ясновидению, люди обладали настолько совершенным, настолько чистым видением духовного мира, что проявления этого духовного мира вызывали в них стремления к добру. Можно даже сказать, что чем больше человек в период расцвета атлантической культуры был наделен ясновидческими способностями, тем сильнее был пронизывающий его благой импульс.



Но в результате происшедших на земле перемен, начиная с последней трети атлантической эпохи и, в особенности, в послеатлантическую эпоху благие свойства древнего ясновидения шли на убыль. Только люди, проходившие известную школу в центрах посвящения, еще сохраняли их. Зато остатки атлантического ясновидения, которыми еще продолжали владеть простые люди, вырождались настолько, что позволяли воспринимать только дурные силы бытия, силы совращающие и искушающие. Ясновидящий взор человека уже не обладал достаточной силой, чтобы воспринимать силы добра. Но он еще видел зло, и это вводило его в искушение и соблазняло. В послеатлантическую эпоху в некоторых областях распространилась темная форма ясновидения, которая уже сама по себе была искушением. Этот упадок древнего ясновидения сопровождался нарастающим развитием чувственного восприятия, которое мы считаем нормальным восприятием современного человечества. Вещи, которые люди первых послеатлантических времен видели своими глазами, как мы их видим и в наше время, не представляли для них источника соблазна, потому что силы соблазна еще не жили в душе человека.



Не внешность, столь часто делающая современного человека поверхностным, вводила в искушение послеатлантического человека, как бы соблазнительна она ни была. Наоборот, искушение овладевало им тогда, когда он развивал в себе унаследованные остатки ясновидения, потому что как только ему приоткрывались благие стороны духовного мира, на него начинали оказывать сильнейшее влияние люциферические и ариманические силы, и он воспринимал существа, которые могли его соблазнить и погубить. Лишь благодаря именно своим наследственным ясновидческим способностям человек попадал под власть люциферических и ариманических существ. Поэтому было необходимо, чтобы водители человеческой эволюции, черпавшие мудрость из мистерий, приняли известные меры для того, чтобы, несмотря на такое положение вещей, люди все-таки мало-помалу были приведены к добру, к свету.



Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграмм: http://telegram.me/podosokorsky

Tags: Штайнер, эзотерика
Subscribe

Posts from This Journal “Штайнер” Tag

Buy for 100 tokens
Мой муж, Виталий Шкляров, гражданин США и Беларуси уже почти 7 недель находится в белорусской тюрьме как политзаключенный. Его обвиняют в том, что 29 мая он якобы организовал в городе Гродно несанкционированный митинг в поддержку арестованного лидера белорусской оппозиции Сергея Тихановского.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment