Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Константин Костюк: Об электронном книгоиздании

Генеральный директор издательства «Директ-Медиа» — об электронном книгоиздании, рынке электронных библиотек, книжном пиратстве и существующих проблемах в сфере авторского права.



В больших и малых городах России попадаются такие удивительные люди, которые без всякого административного принуждения долго тянут какие-то «гуманитарные проекты». Иногда такие проекты превращаются в небольшой бизнес. Иногда – остаются целиком спонсорскими. Десять лет назад Константин Костюк вернулся в Россию из Германии (а мог бы, кстати, этого и не делать!), имея за спиной уже прекрасную монографию о русской религиозной философии, написанную и изданную по-немецки. В начале нулевых он выпустил первые коллекции русской и мировой философской классики на CD под лейблом «Директ-Медиа Паблишинг». Прошло десять лет и «Директ-Медиа» Константина Костюка все еще на рынке. Если, конечно, все это можно назвать «рынком». Об этом рынке с К. Костюком побеседовала корреспондент РЖ.

— Как выглядит ваш рынок? Кто ваш читатель?

— Наше издательство охватывает три рынка. Первый — издания на CD. У нас около 400 мультимедийных дисков, на этом рынке мы сделали себе имя, но сейчас он стремительно теряет в популярности. Второй рынок связан с онлайн-технологиями. По новейшим образовательным стандартам каждый вуз подключен к электронно-библиотечной системе, которая предоставляет необходимую научно-образовательную литературу. Здесь другая аудитория: ученые, преподаватели, студенты. Мы активно участвуем в формировании ресурса для вузов, создании единого информационного пространства.

Однако мы выживаем не столько за счет электронного формата, сколько находя новые возможности работы с бумажной книгой. Сейчас быстро растет рынок партворков, коллекционных журналов. Для книжной индустрии у них фантастические тиражи: если обычный альбом выходит тиражом в 2-3 тысячи, в формате партворка он может иметь тираж 200-300 тысяч. Выпуски распространяются через крупнейшие СМИ, имеющих общенациональную аудиторию. Соответственно, читатель самый разнообразный.

— Существует ли отклик со стороны публики на подобную продукцию?

— Это безусловно коммерческий проект. И он показывает, что массовая аудитория интересуется не только слухами из жизни селебритис. Есть широкие круги, которых интересует история, архитектура, история искусства.

— Как происходит оцифровка архивов?

— По классической схеме мы выбирали интересную тему, с экспертами отбирали необходимую литературу, очищали авторские права и оцифровывали. Сейчас у нас другая форма работы: мы заключаем договора с издательствами и становимся дистрибьюторами лицензионного контента.

— Понятие электронной библиотеки очень размыто. Чем отличается электронная библиотека от ЭБС (электронно-библиотечной системы)?

— Библиотекой можно назвать все. Понятие электронной библиотеки широкое, потому что оно обозначает практически всю индустрию. Когда мы начинали работать с CD, вся наша серия называлась «электронная библиотека «Директмедиа». Сейчас «электронная библиотека» — это обозначение формата и типа контента. Наверно, в будущем будет какая-то дифференциация. Как пример, понятие ЭБС, оно сначала всех запутало, но потом мы поняли, что электронно-библиотечная система ориентирована на корпоративного пользователя, сферу образования.

— Каковы особенности развития электронных библиотек за рубежом?

— В Европе ситуация на несколько шагов впереди, она сильно облегчается тем, что пираты не доминируют на рынке. Но издательская деятельность так же поделена на две сферы: массовая литература и специализированная, причем в сфере образовательно-научного контента работают традиционные издательства с именем. Российские же издатели не спешат вступать на рынок электронного книгоиздания. Движемся тем же путем, что и Европа, но со своими особенностями.

— Почему начинают угасать проекты с именем, вроде «Гутенберга»?

— Это связано с копирайтом. Всю эту сферу определяет коммерческий сектор, первую скрипку играют крупные издательства. «Гутенберг» — проект из того времени, когда интернет только набирал популярность, он охватывал очень небольшой сегмент. То же самое было с библиотекой Мошкова: до определенной стадии он был номер один, потом столкнулся с проблемой авторских прав.

— На рынке несомненно существует перевес в сторону гуманитарных наук, находит ли своего издателя техническая литература?

— Что касается цифрового контента, культурное наследие имеет ценность именно в гуманитарной сфере. Все крупные библиотечные проекты ориентированы на религиозную, историческую литературу. Две трети студентов — это гуманитарии, соответственно, две трети рынка коммерческой литературы — это гуманитарная литература. Русскоязычный рынок завязан на гуманитарную литературу, техническая литература преимущественно издается на английском языке. Рынок наукоемкой литературы маленький и узкоспециализированный и поэтому пиратство бьет по нему больнее. Тем не менее, это литература высокого спроса.

— Окупается ли электронное книгоиздательство? Как привлекаются инвестиции?

— Сначала мы использовали немецкие инвестиции, а дальше развивались в своем ключе. На данный момент уже вышли из инвестиционной фазы, наш бизнес окупается. Новым проектам приходится тяжело, потому что пиратский рынок сильно корректирует условия. В большинстве своем эти проекты не окупаются, потому что перевод книжного рынка в электронный формат требует очень серьезных вложений. Но у нас сформировалось несколько сильных игроков, рынок в целом определен в своих контурах.

— Получаете ли вы поддержку со стороны государства?

— Раньше, когда создавали цифровые коллекции на CD, мы участвовали в традиционной издательской деятельности, получали гранты. Сейчас для нас роль государства заключается в том, что оно устанавливает правила. В свое время библиотеки свободно оцифровывали авторские массивы, невзирая на авторские права. Конечно, в таких условия никакой издатель не встанет на ноги. Сейчас ведется работа с законодательством, авторские нарушения преследуются, появляются новые инициативы в этой области, ведутся дискуссии. И конечно, наши основные клиенты — государственные учреждения: вузы, школы, библиотеки.

— С чем связаны основные трудности?

— Основные трудности связаны со сложностью приобретения авторских прав. Хотя издательства страдают от падения тиражей, они с неохотой смотрят на наш маленький, становящийся рынок и никак не способствуют его развитию. Приходится бороться с их инерцией, проявлять инициативу, чтобы рынок стабилизировался.

Приходится бороться и с пиратами. Мы можем только противопоставлять им наше доброе имя и качество продукта и рассчитывать на честность пользователей. «Честными пользователями» для нас являются юридические лица, корпоративные подписчики. Хочется надеяться, что цивилизованный читатель возьмет верх.

— Возможен ли симбиоз между правообладателями и пиратами?

— На первых порах возможны переходные форматы, например, у Либрусека уже есть договоренности, они что-то не выкладывают, просят месячный абонемент. Но те деньги, которые они собирают, не могут прийти к автору. Структура рынка меняется, уже сейчас существуют варианты, когда авторы хотят не коммерческого использования, а просто распространения информации, так называемый копилефт.

Сейчас мы работаем совместно с консорциумом «Контекстум», ориентированным на образовательную среду. Это целая технология лицензирования авторских прав, благодаря которой ВУЗы получают совершенно легальную возможность выйти на некоммерческий рынок. Тем не менее, даже на открытом рынке должно быть лицензирование. Это взаимодействие копирайт и копилефт — та модель, которая ждет нас в будущем, мы активно участвуем в ее становлении. Как один из ведущих игроков рынка, «Директмедиа» участвует в конференциях, выставках, работает с библиотечным сообществом.

— Мешают ли электронные копии бумажным? Как отражается на тиражах переход на электронный формат?

— Сегодняшний читатель отказывается от приверженности сугубо к бумажным книгам. Если пользователю нужно пролистать книгу, он приобретает электронную версию, если это любимая книга, которую хочется поставить на полку — вот бумажная книга. То же самое с издателем: если раньше он мыслил только категорией тиража, то сейчас издатель мыслит категорией формата. Он просто издает книгу, а она может существовать в электронном формате и печататься по технологии Print on demand.

— В какую сторону будет двигаться электронное книгоиздание? Как можно привлечь современного читателя, используя цифровые технологии?

— Мультимедийный образовательный контент, утратив почву в виде компакт-дисков, ищет, как ему жить в интернет-среде. Мы работаем с таким интерактивным контентом. На нашем сайте можно, купив абонентский доступ, заходить удаленно в медиатеку и работать с ней в современном формате. У нас сформировался самый крупный в Рунете ресурс после Википедии — около полумиллиона статей. Будем предоставлять книги и на мобильные устройства.

Беседовала Катя Поличенкова, источник: Русский Журнал
www.pro-books.ru/sitearticles/7657


Tags: издательства, книги
Subscribe
promo philologist июль 4, 18:41 6
Buy for 100 tokens
Дорогие друзья, я принял участие в конкурсе профессионального мастерства книжной премии «Ревизор–2020» в номинации "Блогер года". Вы можете поддержать меня и мой книжный блог в интернет-голосовании, открытом на сайте журнала "Книжная индустрия" (регистрация там…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments