Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

Кто кого использовал? (о политической ситуации в Дагестане)

Что стоит за странным протестом дальнобойщиков в Манасе, кто пытается сместить главу Дагестана Рамазана Абдулатипова, как вообще выживать главам российских регионов в нынешних условиях усиления протестной активности и борьбы околокремлевских кланов, а также почему лидер «Объединения перевозчиков России» Андрей Бажутин считает, что «цена российского водителя - две недели».

В конце января я опубликовал заметку "Топ-10 самых возрастных российских губернаторов"l. За те несколько месяцев, которые прошли после ее публикации, двое фигурантов этого списка (Сергей Митин и Александр Соловьев) уже лишились своих постов. Ряд политологов полагает, что вот-вот будут отправлены в отставку губернаторы Самарской и Нижегородской области Николай Меркушкин и Валерий Шанцев. По сути же угроза увольнения нависла над многими главами регионов, и дело тут не только в длительности пребывания на посту, коррупции, якобы существующей нелояльности или провальной экономической политике (как неоднократно поясняла экономико-географ Наталья Зубаревич, ни одного губернатора еще не сняли за мизерные инвестиции или провалы в экономике).


Протестующие дальнобойщики в Манасе. Фото: Руслана Алибекова, Барият Идрисовой, chernovik.net

Очевидно, что у каждого региона своя специфика и свои проблемы, и Кремль оценивает губернаторов, исходя из их полезности и умения решать проблемы самостоятельно. Давая оценки десяти губернаторам в записи, о которой я упомянул выше, относительно главы Дагестана Рамазана Абдулатипова я тогда заметил, что "критиковать его не возьмусь, так как Дагестан объективно одна из наиболее сложных территорий РФ, и тут кого ни поставь руководителем, у любого возникнут проблемы". Важно, что Абдулатипов не просто имеет большой опыт в решении сложных национальных проблем (он успел поработать и послом России в Таджикистане, и министром национальной политики РФ, и вице-премьером, занимал и многие другие ответственные посты), но и сам является для Дагестана местным, а не присланным "варягом" - родился в Тляратинском районе Дагестанской АССР и долгие годы работал в республике, что по нынешним временам, когда главами регионов все чаще назначают "молодых технократов", никогда прежде не бывавших на вверенных им территориях, большая редкость.

На примере Дагестана можно рассмотреть то, как глава региона сегодня становится невольным "заложником" провоцируемых различными группами влияния конфликтов. Напомню, что "Медуза" сообщала о задержаниях более 150 человек на антикоррупционном митинге в Махачкале 26 марта, а "Эхо Москвы" передало, что в Манасе протестующих против системы «Платон» дальнобойщиков окружили войска Росгвардии и ОМОН. Звучит все это поистине устрашающе, однако, стоит взглянуть на происходящее в Дагестане более пристально. Ситуация там, действительно, сложная, была сложной всегда, но в последние годы еще более усугубилась (иначе бы Абдулатипова, с его серьезным опытом федерального политика и дипломата, не попросили возглавить этот взрывоопасный регион), поэтому любые поспешные выводы навряд ли будут верными. Но есть некоторые основания предполагать, что радикальный протест в республике - вещь отнюдь не стихийная, а вполне себе управляемая, причем решается через него в данный момент только одна тактическая задача - снятие Абдулатипова и замена его на менее опытного и более подверженного влиянию извне молодого технократа из столицы.

Важно отметить, что социальная напряженность сегодня проявляется отнюдь не только в Дагестане, но и в Санкт-Петербурге (там не утихают протесты, в связи с передачей Исаакиевского собора РПЦ и объединением РНБ и РГБ, кроме того, 3 апреля произошел теракт в метро) и Москве, где мэр Собянин инициировал беспрецедентный план по сносу пятиэтажек в центре столицы и переселению сотен тысяч их населяющих жителей в другие районы. Нельзя не признать и то, что российское общество в целом в год столетия революции 1917 года стремительно политизируется и радикализируется. Люди стали выходить на несогласованные акции протеста, организаторы ряда митингов неизвестны, а оседлать протестные настроения хотят самые разные силы, пытающиеся использовать протестующих, в том числе, и для разборок со своими конкурентами.

Как быть в такой ситуации главам регионов, которые, с одной стороны, подмяли под себя местное самоуправление и практически подчинили некогда самостоятельных мэров, но, с другой стороны, все чаще стали использоваться Кремлем в качестве "козлов отпущения", на которых удобно списать все промахи и ошибки, произошедшие, в том числе, не без вины федерального центра? Политолог Валерий Соловей, известный тем, что его прогнозы часто сбываются, в интервью "Комсомольской правде" от 25 апреля заявил, что всего в списке на снятие еще 10-15 губернаторов. Другой политолог Евгений Минченко написал 28 апреля у себя в фейсбуке, что "можно ждать в течение предвыборного года отставок 5-10 губернаторов". При этом Минченко пояснил: "Не потому что они плохие. А для фиксации изменившегося элитного баланса на уровне Политбюро 2.0."

Сам по себе протест жителей в нынешних условиях не может угрожать карьере главы региона. Другое дело, когда протест возникает не снизу, а инспирируется определенными группами влияния, чтобы накалить обстановку и избавиться от неудобной фигуры, мешающий проворачивать нужные схемы. А то, что для такого рода авантюр нередко задействуются представители т.н. радикальной оппозиции я могу сказать, наблюдая за политической жизнью той же Новгородской области (см., к примеру, запись "Как снять российского губернатора путем информационных вбросов" о документе 2015 года, названном "Стратегия смены губернатора Новгородской области").

Если взглянуть на те рейтинги регионов и губернаторов, которые составляют каждый месяц различные политические агентства и фонды и которые зачастую используются как механизм манипуляций и давления на глав субъектов федерации (иные из них даже вынуждены платить немалые деньги составителям за более высокую строчку в рейтинге), то создается ощущение, что позиции главы Дагестана в ходе последних событий несколько пошатнулись. Сейчас Рамазан Абдулатипов занимает 73-е место в народном рейтинге глав регионов на сайте "Губернаторы.ру". В мартовском Рейтинге влияния глав субъектов РФ Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК) позиции у него несколько лучше - 63-е место.


Рамазан Абдулатипов

Зато в рейтинге Фонда "Петербургская политика" за март этого года Дагестан занял предпоследнее место среди российских регионов по уровню социальной устойчивости. Среди негативных событий, произошедших в республике, эксперты выделили: масштабную забастовку дальнобойщиков против системы «Платон»; задержания участников митинга в Махачкале против коррупции; обыски в министерстве образования в рамках уголовного дела о хищениях в сфере организации детского отдыха; перекрытие федеральной трассы жителями махачкалинского поселка Семендер в знак протеста против перебоев в электроснабжении; митинг жителей махачкалинского поселка Шамхал-Термен против назначения нового главы; митинг в Махачкале работников республиканского газетно-журнального издательства против намерения организовать автопарковку на месте, где планировалось поставить памятник убитым журналистам; 80-е место в рейтинге социально-экономического положения РИА Рейтинг в позиции «уровень безработицы» и многое другое от массовых драк до прочих ЧП.

Кто-то может впечатлиться таким обилием негатива и сказать, что отставка Абдулатипова предрешена, однако, это Дагестан, и здесь подобными новостями никого не удивишь. Если же посмотреть 12-й рейтинг политической выживаемости губернаторов России, составленный все тем же фондом "Петербургская политика" в 2013 году, когда Абдулатипов еще только был назначен на пост главы республики, то в числе его сильных сторон были отмечены неконфликтность и погруженность в проблематику региона, а в числе главных угроз, с которыми он должен бороться, - "репутация Дагестана как самой нестабильной республики в РФ". Понятно, что исправить эту репутацию за несколько лет едва ли возможно даже такому компетентному руководителю, как Абдулатипов.

Кстати говоря, в мартовском рейтинге этого года самой нестабильной республикой уже был признан вовсе не Дагестан, а Чечня, позиции главы которой Рамзана Кадырова, казалось бы, прочны как ни у кого из губернаторов. Тем не менее, главное отличие между Дагестаном и Чечней заключается в том, что Дагестан не имеет такого авторитарного режима, позволяющего, по большей части, скрывать то, как на самом деле обстоят дела в регионе, глава Дагестана занимает свой пост менее пяти лет и не может выдвигать федеральному центру никаких ультиматумов, шантажируя его возможным недовольством жителей республики и гневом Аллаха. Наоборот, Абдулатипов был поставлен на свой пост, потому что ситуация уже к тому времени зашла слишком далеко.

Последние недели наиболее обсуждаемой темой был протест дагестанских дальнобойщиков, который сильно выделялся на фоне протеста дальнобойщиков из других регионов, – он странным образом начался, очень бурно протекал и внезапно прекратился. Блогер Сергей Никитский в статье "Фейковый протест" обратил внимание на то, что наибольший протест против системы «Платон» произошел именно «в тех регионах, где преобладает "неформальная экономика", неофициальные коммерческие отношения и наличный расчет - Северный Кавказ и Юг России, регионы Забайкалья и Бурятии». «Все заявления о том, что «протест нарастает» - не более чем фейк», - пишет Никитский, подкрепляя свой вывод видеороликами из Сети.

В Дагестане протест, действительно, завершился перед самым началом мая, о чем речь пойдет ниже, хотя еще 4 апреля местное интернет-издание "Черновик" передавало, что недовольство митингующих стала вызывать даже фигура самого Путина. "Наш президент Владимир Владимирович Путин нас бросил. Народ он бросил! Я голосовал пятнадцать или сколько лет он там… Я каждый раз голосовал за него и если кто против него что-то говорил, вот свидетель (показывает на соседа) даже до драки доходило. А сейчас надо мной соседи смеются, но мне уже деваться некуда. Действительно, поднял страну и так далее, авторитет заимела Россия, но на самом итоге, как это так…народ же, это же… поддерживал его", – заявил корреспондентам "Черновика" водитель из Хасавюрта.

Замминистра транспорта республики Якуб Худжаев обратил тогда внимание журналистов на то, что протестующие водители с начала забастовки «три раза поменяли свои требования», отметив, что неизменным требованием остаётся полная отмена «Платона», на который республиканские власти вообще никак не могут повлиять.

Интересно послушать и лидера «Объединения перевозчиков России» Андрея Бажутина, человека с непростой биографией. Как сообщает сайт Агентства федеральных расследований, он - учредитель целого ряда компаний, работающих в сфере перевозок и сопутствующего авторемонтного бизнеса. Согласно банку данных исполнительных производств Федеральной службы судебных приставов, Бажутин имеет 13 задолженностей на общую сумму более 2 миллионов рублей.

В одном из своих недавних выступлений (см. видеоролик, размещенный ниже), он в очень экспрессивной манере объясняет происходящее в Дагестане, проводя жирную черту между импульсивными дагестанцами, у которых полно «братьев и сватьев» и жителями российской столицы и мегаполисов, которые никогда не будут так подставляться: "Вот то, что происходит. Куда нам ехать: - я не понимаю. Нас вот столько людей на всю Москву собралось... Дагестан спрашивает все время: где Питер? где Москва стоит? Мы никогда не поставим Питер и Москву так же, как встал Дагестан. Никогда. У нас нет вот так же соседних дворов, друзей, братьев, сватьев... Мы так не сделаем". И добавляет: "Я не знаю почему так происходит, куда едут эти люди. Цена российского водителя - две недели. Тот же самый Абдулатипов - я, конечно, не знаю все там тонкости в Дагестане, - но тот же самый Абдулатипов - он же подмывает ситуацию... А последнее его видео, где он говорит: "Я уважаю дагестанских водителей, вау, 40 тонн только они возят - нехорошо, да!? - о чем говорит этот человек? кого он уважает? Он не знает вас, ребята дагестанцы, водители. Он вас не знает!"



Отдавая должное решимости и мужеству рядовых протестующих, нельзя не признать, что их лидеры не всегда честны. Все-таки свой регион Абдулатипов знает, конечно, лучше Бажутина, и упрекать его в незнании дагестанских реалий никак нельзя. Также характерно, что проблема дальнобойщиков, казалось бы, общая, но настолько сильно все обострилось почему-то лишь в Дагестане. Сам Бажутин признает, что Москва и Питер так никогда не встанут и что вообще "цена российского водителя - две недели". Из этих довольно циничных слов можно понять, что дело не только в "Платоне", но и в чем-то еще, ибо уже прошли и две недели, и месяц, а Дагестан до последнего времени оставался поставщиком новостей о протесте. Можно предположить, что кто-то использовал недовольство дагестанских дальнобойщиков для решения совсем иных задач, но, похоже, что этот план провалился.

Кстати в связи с обострением ситуации в регионе, у Следственного управления Следственного комитета Дагестана появился новый руководитель - им стал Сергей Дубровин, ранее возглавлявший следственные органы Ставропольского края и Тульской области. Это назначение может означать разные вещи, вплоть до того, что прежнее руководство республиканского СК не столько решало проблемы, сколько само их и умножало, - поэтому и была произведена кадровая перестановка, чтобы помочь местным властям справиться с ситуацией. Самое удивительное, что сработало это почти мгновенно!

Так, 28 апреля, РИА "Дагестан" сообщило, что дальнобойщики Дагестана, наконец-то, прекратили свою многодневную акцию протеста. По итогам встречи бастовавших водителей с главой правительства РД Абдусамадом Гамидовым была достигнута договоренность о создании рабочей группы для решения проблемных вопросов. Как сообщил участникам акции Гамидов, республиканские власти активно занимаются решением вопросов, поднятых дальнобойщиками. В частности, уже удалось сократить количество весовых и контрольных пунктов, в парламенте республики рассматривается возможность доведения размера транспортного налога до среднего по стране. Руководитель Росавтодорнадзора по РД Муртазали Муртазалиев пообещал водителям, что на территории региона останется только один пункт весового контроля. Также пересмотрены условия выдачи карточек допуска к международным перевозкам, согласно которым транспорт проверялся один раз в год: достигнута договоренность об их выдаче сроком на 5 лет, которые будут выдаваться бесплатно. Кроме того, - сообщает издание, - в скором времени в Дагестане откроется пункт для оформления документов на перевозимые грузы по принципу «одного окна».

Еще одна позитивная новость, не связанная с дальнобойщиками, но показывающая, что определенное развитие в республике все-таки происходит, состоит в том, что в завод по производству гипса в Дагестане инвестируют 1,1 миллиард рублей. Наконец, чтобы разбавить пост ноткой юмора, замечу, что договоренность республиканского правительства с дальнобойщиками о прекращении акции протеста произошла ровно в тот день, когда в Дагестане появился Путин - такое имя 28 апреля чета Абдулкадеров дала своему новорожденному сыну. Возможно, это он самим фактом своего появления помог снизить градус недовольства...

Неизвестно, что будет после майских праздников, но последние новости свидетельствуют о некотором затихании протеста и относительной стабилизации ситуации в республике. Если кто-то обладает большей информацией о происходящем там, то об этом можно написать в комментариях к посту.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

Tags: Дагестан, губернаторы, политика, регионы
Subscribe

Posts from This Journal “губернаторы” Tag

promo philologist 13:42, Понедельник
Buy for 100 tokens
39-летний губернатор Новгородской области Андрей Никитин (возглавляет регион с февраля 2017 года), в отличие от своего предшественника Сергея Митина, известен открытостью в общении с журналистами и новгородскими общественниками. Он активно ведет аккаунты в социальных сетях и соглашается на…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →