Николай Подосокорский (philologist) wrote,
Николай Подосокорский
philologist

2-я Прямая линия с Николаем Подосокорским (ответы на вопросы)

Друзья, как я и обещал, отвечаю на все заданные мне в рамках второй «прямой линии» вопросы от читателей моего блога. Вопросы можно было задавать под соответствующими записями (здесь, здесь и здесь). Всего в мой адрес поступило 12 вопросов (3 - в ЖЖ и 9 - в Фб). В настоящее время прием вопросов закончен. Спасибо всем, кто принял участие в моей прямой линии! Следующую «прямую линию» проведу ближе к концу года.



- Насколько сильно, на Ваш взгляд, специфическое историческое прошлое России (долгое пребывание под игом, выбор православия в качестве государственной религии, долгие периоды тираний и т.д.) определяет ее политическое, духовное и экономическое настоящее?

- Я бы сказал, как бы это парадоксально ни звучало, что, наоборот, наше настоящее во многом определяет прошлое и будущее. То есть, как только российское общество посмеет реально выйти за привычные рамки (заданные ему авторитарным государством, а на самом деле любые рамки для человека устанавливаются внутри него самого), и на верх поднимутся люди деятельные, мудрые, ответственные, бескорыстные, которые, действительно, заинтересованы в реальном развитии страны и для которых гуманистические идеалы и ценности исключительно важны, - так сразу же в истории России высветятся совсем иные фигуры и события, которые обычно находятся в тени общего внимания. В каком-то смысле в прошлом есть всё, но мы из него, так получается, берем лишь то, что «подходит» для нашей современности.

То есть можно, конечно, уныло рассуждать о том, какой тяжелый груз исторического наследия несет Россия и что при нашей жизни ничего кардинально изменить к лучшему не получится, а можно воспринимать все происходящее (в городе, стране, мире) как глубоко личную историю и в каждой отправной точке искать себе «союзников» как среди современников, так и среди исторических персонажей. Выход из колеи тирании, клерикализма, «вечного холопства» лежит, на мой взгляд, не в области политики и экономики, а в сфере индивидуальной воли к свободе и общему процветанию, то есть личной решимости гения (героя). О том, как можно изменить действующую систему власти в России, я подробно написал два года назад для журнала «Гефтер».

- Добрый день, Николай. Складывается впечатление, что Вы прочитываете какое-то невероятное количество книг. Можете поделиться приблизительным количеством книг, которое Вы прочитываете за год? Обладаете ли Вы техникой скорочтения?

- Я, действительно, просматриваю большое количество книг (по несколько десятков ежедневно), но прочитываю от начала и до конца лишь немногие (в основном классику – для стимулирования мыслительной деятельности и пробуждения творческих импульсов; то, на что мне заказывают рецензии или то, что необходимо для какой-то моей работы). Раньше мне казалось, что если книга попала в руки и вызвала интерес, то ее обязательно надо прочесть полностью. Теперь мне жаль времени на это, и книги я «читаю» хаотично и выборочно (порой лишь 1-2 главы, которые кажутся мне важными именно сейчас), к некоторым возвращаюсь время от времени, так что одну книгу могу читать понемногу довольно длительное время. Техникой скорочтения не обладаю и отношусь к ней скорее негативно, потому что наиболее стоящие книги ценны не информацией, которую из них можно быстро извлечь, а некой магией образов и стиля, которые что-то будят в душе. При быстром и утилитарном чтении эта магия исчезает полностью. Вообще я читаю очень медленно, люблю растягивать удовольствие от хорошей книги, а порой не могу продолжать читать начатое, пока пробужденные чувства и мысли не придут в порядок.

- У меня вопрос простой. Возможны ли перемены в России в лучшую сторону? И когда - в ближайшее время, через 10 или 100 лет?

- На эту тему есть известная шутка, что в России за 10 лет может измениться всё, а за 100 лет – ничего. Но если говорить серьезно и не абстрактно, то мы сейчас живем в эпоху перемен. Большая ошибка считать путинский режим консервативным, потому что консерватизм предполагает бережное сохранение институтов, норм, традиций. У нас же разрушены почти все институты, законодательство перекраивается едва ли не каждый год. Все сферы жизни от образования и науки до здравоохранения и культуры погрязли в бесконечных «реформах» и «улучшениях».

Правила проведения выборов меняются каждый политический цикл. В последние же годы власть принялась оптимизировать даже такие исторически важные институции как Российская академия наук, Российская национальная библиотека, Музей Исаакиевского собора и проч. Нет никаких гарантий, что завтра какому-то функционеру не взбредет в голову радикально реформировать Эрмитаж или Большой театр. Отличительная черта путинского режима – нестабильность во всех сферах и готовность с легкостью необыкновенной в одночасье разрушить то, что прежде создавалось десятилетиями, а то и веками.

То есть перемены не просто возможны, но мы обречены на них даже там, где, казалось бы, этих перемен почти никто не хочет, и, более того, они вредны для большинства людей. Что касается «перемен в лучшую сторону», то тут, конечно, надо понимать, что индивидуальные и общественные циклы не всегда совпадают друг с другом, и порой в экономически и политически тяжелое время отдельные люди чувствуют себя неплохо, и вовсе не потому что они мерзавцы и «продались», а потому что, во-первых, на этот период выпала их молодость, они встретили свою любовь или своего Учителя, поняли что-то важное, смогли создать что-то гениальное и т.д. Иначе говоря, у кого-то перемены к лучшему происходят уже сейчас, несмотря на то, что в целом в стране творится много безобразий.

Если отвечать на Ваш вопрос с политической точки зрения, то я убежден, что мы не запрограммированы на перемены к лучшему в государственном и общественном устройстве. Все эти разговоры о том, что когда уйдет Путин и вырастет новое поколение свободомыслящих людей, жизнь сама по себе наладится, и якобы для этого есть чисто экономические основания, не кажутся мне убедительными. Я еще несколько лет назад написал, что, возможно, Путина сменит еще более жесткий диктатор вроде Рамзана Кадырова. Тогда, да и сейчас многим это кажется невероятным, но власть обычно берет тот, кто готов ради нее пойти на что угодно.

Вместе с тем, есть т.н. исторические развилки, когда что-то может повернуться – в одну или другую сторону. Для нынешней России персонально это связано с уходом с политической сцены Путина, календарно же – вовсе не с 2017, а скорее с 2024 годом. Я некоторое время назад занимался нумерологией и по моим подсчетам Путин должен уйти не ранее 2022 года и не позднее 2025-го. На этот счет я даже заключил два пари. Но что будет означать уход Путина? Это будет зависеть от настроений общества, которые формируются именно сейчас. Захотят ли люди изменить саму государственную систему или для большинства из них куда более важным будет, как в том анекдоте, перестановка "кроватей" (политических декораций)? У меня нет ответа на этот вопрос. Но могу сказать, что я не верю в общий прогресс, либерализацию и смягчение нравов, которые происходят сами по себе. На мой взгляд, все ужасы, которые человечество творило и знало в прошлом (в том числе и в 20 веке), вполне могут повториться в ближайшем будущем, и никакие законы, партии, религии не смогут защитить людей от них самих. Любые перемены к лучшему происходят внутри человека и зависят от его подлинной духовной жизни.

- Восхищен Вашей актуальной работоспособностью. Можно пару слов - как формируется обзор дня?

- Спасибо! Я начинаю свой день с просмотра ленты фейсбука. В последнее время я стал добавлять в друзья только тех, чей контент мне интересен. В фейсбуке, если грамотно настроить подписки, можно быстро узнавать новости, которые на следующий день станут самыми обсуждаемыми в СМИ, какой-то пост сам станет новостью, если его сопроводить комментарием и распространить на более широкую аудиторию. Также у меня сделаны закладки на десятки медиаресурсов, журналов, сайтов, сообществ, которые я уже время от времени просматриваю в «ручном режиме».

Кроме того, Яндекс, который совершенно убил свой сервис новостей (точнее сказать, его специально убили, подчинив госпропаганде), сделал полезный проект – «Яндекс. Дзен», который дает персональные рекомендации на интересные новости, исходя из истории поисковых запросов пользователя (эта система имеет гибкие настройки и в целом работает неплохо). Помимо этого, у меня настроены оповещения Гугла на электронную почту по значимым для меня словам и именам. Примерно четверть новостей мне присылают мои друзья и читатели (я выбираю из присылаемого то, что мне кажется важным). Наконец, что-то я читаю, смотрю, в чем-то участвую оффлайн в течение дня, и мои впечатления от этого или фрагменты того, что меня заинтересовало, также формируют контент блога.

- Николай, вопросов много и я постараюсь их, как тот еврей, объединить в один: Говорят Россия без ведомого не Россия, говорят что ведомым легче вести стадо, когда оно сжимается от насаждаемого и воображаемого слепого страха, говорят, что каждой единице из стада даже при мысли о волках дорога только своя шкура и в то же время говорят стадо коллективное, пропитанное не то что даже интеллигентским конформизмом, а более мифологическим безумным ничем не объяснимым патологическим обожанием пастуха, который держит стадо, периодически натравливая реальных и вымышленных волков, и говорят, что первичен страх и в страхе мерещатся только символы, и миражи, иногда и светлые, но никак не позитивные рациональные субстанции, говорят даже, что мифы и кости - это наше все и даже говорят, что есть избранный консилиум, который определяет где копать, какие кости выкапывать, а какие предать забвению и самое интересное, говорят что в России в основном-то и заняты праздниками, в которых превращен элементарный траур и даже говорят, что самые что ни есть христолюбцы, не чураясь качеств милостивых любят окропить святой водой несущие смерть боеголовки, не забывая при этом присказку, что бог любит войны, особенно священные и помнится говор пьяной очереди за андроповкой, да что андроповка, и даже недавний, на избирательном, что будут есть крапиву, но воры все наши и за них костьми ляжем, и знаете, даже услышал, что с далекого вилюйского улуса якут, чувствуя братские узы с вновь присоединенным крымчанином, послал последние свои гроши Ротенбергам, чтоб они не приостанавливали строительство моста, да мало ли что говорят, а за сим хочется спросить, что есть для вас именно Россия - это более прошлое или будущее, чего в нем больше, и возможно ли будущее на страхе и на мифологическом безумстве или Россия все таки образумится, примет права и взвалит на себя обязанности сообщества, иль как сказал председатель Конституционного суда - права русского человека не должны подменять наши традиции, особенно востребованные как "кради и еще раз кради", а раз так, на каких ценностях и это главное в вопросе, должен базироваться наш путь в будущее и есть ли необходимость покаяться и очиститься на пути к светлому, к храму?

- Ваш вопрос – целый лабиринт, в котором столько ответвлений и ходов, что в них легко заблудиться, но я все же попробую ответить на то, что я воспринял. Что такое Россия? Об этом в одном из своих предсмертных видеоинтервью великолепно сказал Евгений Головин – мне его слова настолько понравились, что я даже сделал расшифровку в виде текста. "Есть два таких понятия, которые многие путают, но которые совершенно друг с другом не совпадают, - это родина и отечество. Родина - это то, где мы живем, это когда Александр Блок пишет: "Россия, нищая Россия, / Мне избы серые твои...", - вот это и есть родина. Или, скажем, его стихотворение "На поле Куликовом". Но он почти никогда не пишет об отечестве, то есть о тех мужских группах, которые на этой родине, на этом пространстве устанавливают свою власть, свое государство, свои границы, свою культуру и свои науки. Это менее всего интересовало не только Блока, но и таких людей как Есенин и Гумилев. То есть мы видим в Серебряном веке отчетливую тенденцию: любить родину, но ненавидеть отечество. Это совершенно понятно. Причем если мы сейчас с высоты нашего времени можем как-то разбирать и говорить, что царизм был лучше большевизма, Столыпин был лучше того-то, была Государственная дума и т.д. и т.д. – это всё к русской культуре почти не имеет отношения, потому что здесь любят именно родину, то есть любят как Тургенев в «Записках охотника», то есть любят вот эту пейзажность его, любят очень художника Левитана, любят выйти на дорогу, любят на дымном рассвете созерцать какие-то сумасшедшие зори в тумане, любят бесов, кикимор, русалок и прочее население нашей родины. А отечество – это движения государства среди государств, промышленности среди промышленности, людей среди людей (имеются в виду политические деятели) – это, строго говоря, вообще не имеет отношения к поэзии как таковой. Это может иметь отношение к прозе, да и то, лучшие страницы русской прозы далеко не те, которые как-то касаются гражданских мотивов в этом плане».

Для меня Россия – это именно родина, которую я нежно люблю. Хотя я понимаю, что многие хотят видеть Россию исключительно как отечество, ради которого надо страдать и которое непременно нужно бояться. Вообще о "внутреннем противоречии между требованиями истинного патриотизма, желающего, чтобы Россия была как можно лучше, и фальшивыми притязаниями национализма, утверждающего, что она и так всех лучше» хорошо писал Владимир Соловьев, который философ, а не телепропагандист. Но у нас всегда так: две России, два патриотизма, два Владимира Соловьева, и каждый гражданин может выбрать из этих "пар" набор себе по вкусу.

Относительно другой части Вашего вопроса, - «возможно ли будущее на страхе и на мифологическом безумстве или Россия все таки образумится» - замечу, что «безумие» характерно для отнюдь не только России. Посмотрите на наших соседей: Беларусь, Казахстан, Азербайджан, Турцию, Китай и др. – у них примерно те же проблемы, что и у нас (авторитаризм, подавление гражданских свобод, цензура, проникновение государства во все сферы жизни и проч.) В Европе и США также немало безумия и страха. В конце четвертого сезона популярнейшего американского сериала «Карточный домик» президент США Фрэнк Андервуд справедливо говорит: «Мы не сдаёмся террору, мы и есть террор».

То есть попытка манипулировать людьми на основе «торговли страхом» свойственна не только путинскому режиму, но современному (на самом деле оно имеет глубочайшие исторические корни) типу государства. Не хочу выглядеть сторонником теории заговора, но порой сложно отделаться от ощущения, что никакого реального противостояния между Россией и Западом нет, а есть договоренности правящих элит в их борьбе против своих народов. То есть основное разделение сегодня проходит не по национальному и политическому признакам, а по социально-имущественному и «сословному».

Подходя к финальной части Вашего вопроса, замечу, что покаяние может быть только личным. Покаяние за грехи предыдущих поколений - не перемена ума, а пустая риторика. Путь в будущее должен быть основан на возвращении человеку его достоинства и отказе от утилитарного взгляда на людей как на набор полезных для государства функций. Надо чтобы государство работало для людей, а не люди – для величия государства, построения демократии или чего-то еще. Истинный Храм состоит из обработанных камней, которые есть облагороженные люди. У нас же храм – это не то церковное строение, куда люди приходят поставить свечку и послушать священника, не то абстракция, весьма далекая от практической жизни. Любой путь к Храму начинается с работы над собой и качественного изменения своего образа жизни, подразумевающего выход за привычные границы реальности.

- Здравствуйте! Давно хотела спросить про лекции Рудольфа Штайнера. Идеи интереснейшие, а читать трудно. Может быть, дело в переводе? Существует ли другой перевод на русский? Существуют ли эти лекции в аудио формате? Спасибо.

- Конечно, дело и в переводе, но не только в нем. Все-таки, любая лекция подразумевает устное общение лектора с аудиторией, поэтому в текстовой расшифровке докладов и устных выступлений теряются едва ли не две трети сказанного. Тем более это касается области эзотерического знания, в которой преуспел Рудольф Штайнер. Его труды в России издаются уже много лет разными издательствами («Лонгин», «Деметра», «Энигма» и др.), но наследие его столь обширно, что за всеми переводами не уследить, если специально не быть погруженным в антропософскую проблематику. Про аудиоформат его лекций я ничего не слышал, но он может иметь какой-то смысл только в том случае, если читать тексты будет человек, прекрасно разбирающийся в антропософии и хорошо знающий труды Штайнера в оригинале, то есть понимающий то, что он читает. Но если такие люди и есть, то они навряд ли станут выполнять роль добровольных чтецов для записи аудиокниг - у них наверняка есть занятия поинтереснее.

- Как вы думаете, возможно ли реформирование и очищение РПЦ в обозримом будущем и что должно стать триггером этих процессов?

- Это очень важный вопрос, но в ответе на него у меня нет никакого оптимизма. Конечно, реформирование РПЦ жизненно необходимо для сохранения или возрождения в ней собственно христианства – прежде всего, речь должна идти о децентрализации и утверждении самостоятельности церковных приходов. Но это навряд ли произойдет в обозримом будущем, ибо тогда обнажатся во всей своей остроте и другие вопросы: о необходимости сделать язык богослужения понятным всем прихожанам, о женском священстве, о сближении практики христиан с учением Христа, а не с исторически сложившимися традициями и т.д. Раскол РПЦ, как мне кажется, неизбежен, ибо тот тип церкви, который окончательно сформировался в патриаршество Кирилла (Гундяева) мало привлекателен для наиболее думающих и тонко чувствующих людей, истинно верующих в Бога.

Христианская церковь должна освобождать и возвышать человека, а нынешняя РПЦ пытается поработить и принизить людей, превратив их в стадо безмолвных и послушных баранов, пастырь которых обитает не на небе, а в роскошной резиденции на земле и без устали вручает важным функционерам разные ордена и медали. Андрей Кураев, при всем моем сложном к нему отношении, был прав, когда назвал РПЦ "тоталитарной структурой для терпил". К сожалению, многие люди и идут в РПЦ ради этого чувства – причастности к некой этатистской и националистической идеологии, имеющей красивую религиозную обертку, и к влиятельной организации, где не нужно проявлять инициативу и где за тебя все решено.

Наверное, что-то могло бы измениться, если бы изнутри церкви стали активнее проявлять себя люди вроде Антония Сурожского, Александра Меня или Павла Адельгейма, но мы знаем, что первый жил не в России и его кандидатуру даже не стали рассматривать на Поместном соборе 1990 года, когда избирался новый патриарх, только на том основании, что у него не было советского гражданства (!) Адельгейма же и Меня и вовсе сперва долго травили, а потом убили. То есть тот, кто реально захочет что-то реформировать в РПЦ, либо эмигрирует, либо будет отправится на свою голгофу.

С другой стороны, безусловно, триггером изменений в РПЦ станут перемены в государстве, ибо РПЦ превратилась в его составную часть, отвечающую за идеологию. Если нынешний политический режим сменится на что-то более демократичное, либеральное, человеколюбивое, то и РПЦ будет вынуждена меняться, хотя в ней эти процессы будут происходить гораздо более медленно, чем в светском государстве, и вызовут куда большее сопротивление.

Вообще же очень похоже на то, что человечество вот-вот вступит в новый этап обновления религиозного сознания. Иногда его называют Эрой Водолея, но это отдельная тема.

- 100 лет назад в России произошел переворот. Не наблюдаете ли вы аналогичных тенденций к осуществлению подобного в современности?

- Госпереворот в России вполне может произойти, причем в самый неожиданный для всех момент. Однако это как раз то, чего (наряду с революцией) нынешняя власть боится больше всего и на предотвращение чего она задействует все свои колоссальные ресурсы, которые при других настроениях можно было бы использовать для развития страны и повышения благосостояния граждан. Но не думаю, что смена власти произойдет именно в этом году, – скорее осенью может случиться что-то похожее на 1957 год, когда была проведена чистка элит и сорван план переворота, задуманный т.н. «антипартийной группой». Вообще если уж обращаться к магии цифр, то госпереворот возможен в 2024 году, спустя 60 лет после смещения Хрущева, тем более что Крым Россия вернула также спустя 60 лет после его вхождения в состав Украины. С другой стороны, ощущение такое, что все уже начало сыпаться, и власть пошла в разнос. Отчуждение права частной собственности и задержки с выплатами пенсий и зарплат – это тот предел, после которого протестные настроения могут стать необратимыми и привести к смене власти. Но также известно, что у нынешнего режима есть спецсредства и на такой случай, и я сейчас не про Росгвардию и репрессии, а про введение режима чрезвычайного положения и нагнетание страха, в связи с войной или террористической угрозой.

- Внезапный звонок Мастера из глубинной ложи: Вам дается карт-бланш на организацию think tanks для создания с "0" кандидата под выборы 2018. Кого из интеллектуалов (имеющих LJ/FB) пригласите в команду и почему (до 20 человек)?

- Многие публичные интеллектуалы и политтехнологи интересны в плане консультаций, но работать с ними в одной команде было бы сложно, так как у каждого из них есть свои интересы (связи, тайные договоренности с другими людьми и силами) и богатая личная история (известно, что генералы обычно готовятся к прошедшей войне), к тому же вовлеченность сразу во множество разных проектов и амбиции, которые вместо работы на результат могут имитировать полезную деятельность или смещать акцент на то, что важно не для кандидата, а для консультанта. В команду я бы взял скорее мало известных широкой аудитории людей, которым лично я доверяю и с которыми уже прежде работал и пересекался по разным проектам, то есть знаю их возможности. Плюс взял бы в команду талантливых молодых людей, недавно окончивших вуз, кто может придумывать нестандартные креативные ходы и понимает основные информационные тренды, в том числе в интернет-среде.

Известных же людей можно было бы привлекать к работе в формате разовых или периодических консультаций, то есть поручать им решение специальных задач (составление аналитических записок, подготовку каки-то программ) или спрашивать совета относительно частной проблемы. В числе осведомленных людей, которые, как мне кажется, могут дать полезную консультацию по, действительно, сложным вопросам, я бы выделил Глеба Павловского, Валерия Соловья, Дмитрия Травина, Михаила Виноградова, Николая Петрова, Евгения Гонтмахера, Сергея Цыпляева, Александра Кынева, Наталью Зубаревич, Алексея Макаркина и др. – всё это известные, компетентные специалисты – каждый с уникальным набором опыта и знаний. Но это просто первые имена, которые сразу же пришли мне на ум.

- Помечтаем: пришли к власти люди, твёрдо желающие (не просто декларирующие - мы ж мечтаем, да?) искоренить коррупцию повсеместно, сверху донизу, а в силовой системе, пенитенциарной и всякой другой, с погонами, навести такой порядок, чтобы насилие поизвелось до редкого, а редкое всгда неуклонно наказывалось. Что им для этого необходимо предпринять, вот, прям по пунктам?

- В связи с Вашим вопросом мне вспомнился анекдот, которому уже несколько лет: "Дикторы, когда говорят про ИГИЛ, обязательно добавляют - "запрещенный на территории России". А когда говорят про коррупцию, то ичего не добавляют. Может в этом все дело?" Если же говорить серьезно, то важна не только показательная борьба с коррупционерами, но и личный пример нестяжательства людей во власти и прозрачность их повседневной жизни. То есть начинать надо именно с этого, чего сейчас нет и в помине. Но даже если допустить, что такие люди пришли к власти, борьба с коррупцией не должна замыкаться только на них одних – ею должно заниматься все общество, это должно стать если не национальной идеей, то чем-то повседневным и понятным каждому. Когда в массовом сознании восторжествует слоган: «Не будь лохом – не воруй и не преступай закон!», тогда, может, что-то начнется меняться. Сейчас же «лохи» - это те чиновники, которые не воруют, не имеют статусных вещей и вообще живут не ради личного обогащения.

О реформе ФСИН детально писали ряд СМИ в связи с делом Ильдара Дадина, то есть пошаговые программы того, что надо делать, уже давно разработаны правозащитниками и борцами с коррупцией, представляющих самые разные организации от «Руси сидящей» до «Трансперенси Интернешнл», но все они сводятся к вовлечению общества в решение собственных же проблем. То есть это уже не просто институциональная, но ментальная проблема, связанная с нежеланием людей брать судьбу государства и свою собственную судьбу в свои руки. И лично мне непонятно, чего здесь больше – страха или банального эгоизма, выраженного в поговорке: «Моя хата с краю».

Очевидно также, что должна происходить масштабная федеральная информационная кампания, быть запущены просветительские телепроекты, государство должно спонсировать талантливые сериалы о борьбе с коррупцией вроде «Спрута», где коррупционерами были бы показаны высшие лица, начиная с президента и его друзей и заканчивая высокопоставленными силовиками и архиереями. Все граждане уже с юного возраста должны привыкать видеть на экране коррупционеров во власти и видеть то зло, которые они причиняют людям, также у них должно быть глубоко укоренено в сознании, что президент или патриарх – не небожители, а обычные люди с человеческими слабостями, которые порой серьезно вредят общественному благу из своих мелочных, корыстных интересов.

Обычно, когда говорят о борьбе с коррупцией, указывают на пример Грузии времен Саакашвили (надо всех уволить и набрать новых) и Сингапура времен Ли Куан Ю (лидеру страны надо демонстративно посадить своих близких друзей), но я не думаю, что грузинский или сингапурский опыт можно автоматически перенести на российскую почву. Сама постановка вопроса о том, что кто-то во власть придет и там порядок наведет, по моему мнению, ошибочна. России не нужен больше никакой диктатор – ни хороший, ни плохой, а борьба с коррупцией должна быть личным делом каждого.

- Любопытно, если бы Поклонская, будучи страстной любительницай Пепси, устраивала гонения на Коку-Колу, та ее давно бы засудила за использование властных полномочий в лоббистских целях. Посему же это не работает в ситуации с "Матильдой"? И еще такой вопрос: у Сорокина в "Манараге" сказано, что евреи распяли бога, а русские — человека. Согласны с этим? Чему нынешний мир может научиться, глядя на Россию?

- Вся прелесть состоит в том, что с одной стороны, ни у Поклонской, ни у Мизулиной, ни у Яровой, ни у какой-нибудь, упаси бог, Баталиной и проч., в существующей политической системе по сути нет никаких серьезных властных полномочий, но все они играют роли неких шутов и пугал в нашем политическом спектакле. Такое ощущение, что в конце нулевых годов злой тролль похитил душу Владимира Жириновского, заключил ее в огромном зеркале, а потом это зеркало разбил на мелкие кусочки. Осколки попали в глаза многим людям от протоиереев и кинорежиссеров до байкеров и депутатов, и они все разом обезумели и стали корчиться в патриотическом экстазе от новых непередаваемых словами ощущений. Тем самым сбылось пророчество Юрия Карякина, сказавшего еще в 1993 году по поводу лидерства ЛДПР на выборах в Госдуму: «Россия, ты одурела!»

С «Матильдой» сложилась очень интересная ситуация, потому что в отличие от Андрея Звягинцева, которому несколько лет назад тоже "прилетело" за фильм «Левиафан», Алексей Учитель ни в каком особом диссидентстве замечен не был, и, думаю, даже он не понимает, что вообще происходит. А происходит расшатывание того самого посткрымского консенсуса. Ведь на самом деле в таком нелепом положении оказался не один Учитель, но и губернаторы вроде Леонида Маркелова, которые тоже не понимают – какие именно правила игры они нарушили, или театральный режиссер Кирилл Серебренников, который был дружен с Сурковым и Капковым, а теперь почему-то пришли с обыском к нему, да еще нашли у него дома, возможно, подброшенные самими же следаками наркотики.

То, почему в России не действует Конституция, а действуют избирательные репрессии и притеснения – это отдельная тема. Но, к сожалению, в том, что касается поведения Поклонской, сказывается климат, сложившийся за последние годы в Госдуме в целом. Началось это еще при прежнем составе, когда основная деятельность депутатов стала сводиться к каким-то безумным инициативам что-то запретить, ужесточить или кого-то наказать. И каждый тут изощрялся в меру своих интересов: кто-то, вроде Милонова, был сильно увлечен педерастией и соответственно стал заниматься "борьбой" с ней, кто-то был неравнодушен к защите детей, абортам или экстремизму в Интернете... Поклонская, как оказалось, фанатеет от Николая II, да так, что даже вышла с его образом на акцию «Бессмертный полк», где люди обычно несут фотопортреты своих предков. Последние выборы в Госдуму по сути стали референдумом по одобрению такого стиля парламентской деятельности, поэтому новоприбывшие депутаты стали пытаться копировать поведение своих коллег по цеху. Пока что Кремль такой информационный шум вполне устраивает, и Песков не сидит без работы, комментируя или не комменетируя те или иные депутатские «шутки».

«Манарагу» Сорокина не читал, поэтому не знаю в каком контексте там это было сказано, но распятый Христос – не только Бог, но и человек! То есть русские тут навряд ли придумали что-то, до чего не догадались евреи и римляне. Современный же мир может очень многому научиться, глядя на Россию, но Россия тоже учится у мира. Беда лишь в том, что при нынешней власти мы почему-то хотим копировать худшие мировые практики, а окружающий мир с замиранием сердца смотрит на нас и видит, что бывает, когда какие-то вещи (идеи, теории, программы) доводятся до их полного логического завершения с особым бюрократическим зверством.

- Слышал несколько раз здесь, в Германии, от вполне образованных людей, мнение о том, что без влияния немецкой (иногда шире - западно-европейской) цивилизации, Россия и сейчас пребывала бы в состоянии средневековья. Особенно упирают на "немецкую кровь" в наших царских фамилиях и "экспорт" немецких технологий во времена реформ Петра Первого. Что вы думаете об этом?

- Кто-то на полном серьезе полагает, что, несмотря на все европейское влияние, Россия и сейчас пребывает в состоянии средневековья. Это вопрос оценок, метафор, субъективного восприятия действительности. Мне ближе мнение, что мы унаследовали от Византии срединное положение между Западом и Востоком, которое постоянно раздирает нас непреодолимыми противоречиями. Мы вроде как ориентируемся на Запад, но ведем себя при этом как восточные люди («Да, скифы - мы! Да, азиаты – мы»), для которых рациональное начало не столь важно, как иррациональное. Но тут мы вступаем в область культурологических спекуляций, которые мало что проясняют. Петр Великий сам был глубоко противоречивой фигурой, насаждавшей в России европейские модели азиатскими методами. Сейчас, как мне кажется, в мире все настолько смешалось, что говорить о каких-то чистых национальных влияниях непродуктивно. Но лично мне, безусловно, ближе ценности европейской цивилизации, хотя сейчас они и находятся под угрозой уничтожения.


См. также:
- 1-я Прямая линия с Николаем Подосокорским, 9 января 2017 г.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky

Tags: Подосокорский
Subscribe

Posts from This Journal “Подосокорский” Tag

promo philologist 13:42, monday
Buy for 100 tokens
39-летний губернатор Новгородской области Андрей Никитин (возглавляет регион с февраля 2017 года), в отличие от своего предшественника Сергея Митина, известен открытостью в общении с журналистами и новгородскими общественниками. Он активно ведет аккаунты в социальных сетях и соглашается на…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments